четверг 18

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

четверг, 14 июня 2007

Народ упорно хочет

На этой неделе в «ящике» много шумели. Кричал друг на друга у Киры Прошутинской народ, который «хочет знать», сливались в общем оре площадной демагог Анпилов и думец­капиталист? («К барьеру!»), вздымались кулаки на старой пленке, запечатлевшей выступления ярославского Народного фронта.

автор Владимир ЖЕЛЬВИС, профессор ЯГПУ имени К. Д. Ушинского

 

Говорили (кричали, голосили, вопили, ревели) обо всем. На Первом канале диктор клеймил «марши несогласных», и его слова были бы более убедительны, если бы не сопровождающие кадры, эти марши запечатлевшие: на них совсем не видно ни провокаторов, ни хулиганов, ни демагогов, ни «городских сумасшедших», как их презентовал телеведущий, а были обыкновенные, хотя и взволнованные, люди, озабоченные судьбой своей страны. Их было много, а милиции, кажется, еще больше, и громили они эти «марши» самозабвенно. Особенно интересно смотрелись эти бои местного значения на фоне выступлений антиглобалистов в Германии, нахально вознамерившихся испортить настроение лидерам «восьмерки». Немецкая полиция аккуратно выполняла свою задачу, но опасную грань не переходила, и все кончилось вполне чинно. У нас же, естественно, был мордобой.

Много громогласных обвинений обрушили друг на друга все, так или иначе причастные к трагедии в Кемерове, прежде всего Пуликовский и Тулеев, разругавшиеся прямо перед телеэкраном. Никому не хотелось брать вину за гибель шахтеров на себя, поэтому в ход шли все средства. Но ясно ведь, главная беда в том, что ни руководство, ни шахтеры совсем не хотели, чтобы техника безопасности работала слишком хорошо: от этого падала выработка, а значит, доходы хозяев и зарплата рабочих. Проскочила информация, что предыдущие комиссии по технике безопасности были шокированы, обнаружив в забое огромное количество окурков и использованных шприцов... Хочется верить, что это неправда. Хотя факт, мы – мировые лидеры по количеству погибших горняков.

У Киры Прошутинской шумно решали, что должны сделать олигархи, чтобы заслужить народную любовь. Предлагали многое, особенно запомнилось пожелание С. Кургиняна восстановить гильотину и просто рубить этим гадам головы. Или бы их всех пересажать, чтобы Ходорков­скому обидно не было. Тоже неплохо. Правда, голосование выяснило, что кровожадны все­таки не все: примерно половина выступила за то, чтобы результаты приватизации не пересматривать, а то так и до революции и гражданской войны недалеко. Спокойствие в стране дороже. Анпилова на них нет, уж он­то всех вывел бы на баррикады.

А богатых у нас никогда не любили, так что сколько бы большой бизнес ни давал денег беднякам, любви ему от них не дождаться. Если американец встречается с богачом, он восхищенно думает: вот это умный человек, сумел сделать такие деньги! В такой же ситуации мы смотрим с ненавистью: где этот мерзавец столько нахапал?!

Так что американский путь нам не подходит. На передаче «Власть факта» («Культура») вместе с историком Феликсом Разумовским вспоминали знаменитые слова Хрущева «догнать и перегнать Америку» и упражнения записных остряков: «догнуть и перегнуть», «догнить и перегнить». А мне больше всего еще с тех пор запомнилось «догнать и идти рядом: чтобы никто не видел, что у нас штаны рваные»...

Разумовский называет нынешнее время очередным периодом «русской смуты», когда, как всегда в таких случаях, к власти пришли маргиналы. Мы ведь не Штольцы, а скорее Обломовы, говорил историк, так что догонять и перегонять – это не для нас. Самое мучительное для русских людей, по его словам, это «ждать и догонять». А ведь русский человек в сущности вовсе не бездеятелен, он многое может сделать, если ему понятно объяснят зачем. Зачем догонять­то? А объяснять никто не удосуживается. Между тем это в сущности дурная традиция – во всем ориентироваться на Запад.

Спорно, но есть над чем задуматься.

Все ясно было одному Анпилову. Удивительно было слышать всю ту абсолютно бессмысленную ахинею, которую нес этот глашатай самых темных народных масс, для которых сам Зюганов чуть ли не враг коммунизма. Опровергать его «доводы» было совершенно бесполезно, ибо он все равно ничего не слышал, обзывал оппонента остолопом и яростно орал банальные лозунги, не имеющие к теме разговора отношения.

Но еще поразительнее, что за вполне вменяемого думца проголосовало впятеро меньше народа, чем за Анпилова. Видимо, это впечатлило и

В. Соловьева, который удивлялся: чем больше у нас того, что мы называем капитализмом, тем левее становится население. Впрочем, сам он этот феномен убедительно и объяснил: да никакого капитализма, как и социализма, у нас нет и никогда не было. Во все времена, включая царские, в России царил чиновничий беспредел, который так и возмущает рядового россиянина. А ни для кого не секрет, что этот рядовой россиянин нередко «голосует сердцем», его захлестывают эмоции, оттого он и аплодирует анпиловым, шандыбиным или харитоновым, людям неумным и малограмотным, но зато говорящим то, что хочется слышать.

Соловьев с грустью констатировал: несмотря на оглушительный рев спорщиков, до сути проблемы никто так и не добрался.

А ведь как хорошо все начиналось! Как блестели глаза у тех, кто полтора года ходил на встречи первого в России ярославского Народного фронта! У памятника Некрасову на Волжской набережной не хватало места, митинги перенесли на стадион «Шинник». НФ стал яркой приметой эпохи. Советская власть быстро и бесславно издыхала. Государство менялось на глазах. Общество ликовало. Наконец­то началось! Теперь все будет по­другому! Вот скинем всем осточертевшего Лощенкова и заживем. Увы, Лощенкова скинули, но на его место быстренько прибежали энергичные волки и приняли дела у совсем уж заскорузлых функционеров. А сам Народный фронт погряз в склоках, неудовлетворенных амбициях его руководителей, раскололся, а там и вовсе прекратил существование. И все вернулось на круги своя...

После всех этих шумных кампаний так интересно было выслушать спокойную и мудрую Наталию Бехтереву («Культура»), рассуждавшую на вечную тему познания. Для знаменитого ученого с мировым именем, посвятившего жизнь изучению мозга, в отличие от политиков, многое в природе человека неясно и заставляет думать. То, что очевидно обывателю, загадка для специалиста. И даже невероятные вещи вроде общения с умершими, вещие сны или ясновидение вовсе не кажутся пытливому уму не заслуживающими внимания. Тем более уже признанный многими феномен «выхода из тела», когда переживший сильный стресс человек видит себя, свое тело как бы со стороны, сверху и слышит все, что происходит вокруг. Такое, оказывается, переживают десять процентов рожениц. Что это, душа, покидающая тело? И почему такое случается только с десятью процентами? Пока ответа нет, но так хочется, чтобы он появился.

Бехтерева не сомневается в феномене Ванги: есть люди, способные предвидеть будущее. Возможности мозга практически безграничны, просто мы еще так мало о себе знаем.

Поразительная была передача. В эпилоге мы узнали, что оба родителя Бехтеревой были «в свое время» арестованы, отец расстрелян, а мать выжила после многих лет сталинских лагерей. Первую половину жизни самой Наталии представить поэтому нетрудно. А что тут удивляться? Советской власти думающие люди были даром не нужны.

Впрочем, похоже, что нынешней власти тоже.

Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают