воскресенье 20

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментарии: 8

вторник, 23 декабря 2014

Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ниже очерке.

автор Андрей ГРИГОРЬЕВ.

 

Жизнь - за Ленина


75 лет назад, 23 декабря 1939 года, в Ярославле на Красной площади был торжественно открыт памятник вождю мирового пролетариата Владимиру Ильичу Ленину. Но прежде, чем встать на площади, четырёхметровый бронзовый Ленин пять лет провёл в безвестной ссылке на ярославском железнодорожном складе. Почему же ярославскому Ильичу пришлось так долго ждать своего звёздного часа? Ведь первоначально открытие памятника намечалось на 7 ноября 1934 года!..

В марте 1934 года в Ярославль из Ленинграда приехал скульптор Василий Васильевич Козлов. С городом на Волге его связывали не самые приятные воспоминания. Более двадцати лет назад он вместе со своим студенческим товарищем Леопольдом Дитрихом стал победителем всероссийского конкурса проектов памятника Фёдору Волкову. Конкурс по заказу Ярославской городской Думы проводился Императорской Академией художеств. Гипсовая модель памятника в 1912 году была доставлена в Ярославль, авторы соглашались работать «в долг», но их Волков на Театральной площади так и не встал.

Теперь Василий Васильевич прибыл в Ярославль совсем по другим делам. Да и сам он был уже вовсе не тем вольнослушателем академии, который в 1911 году в снятом на задворках одного из питерских рынков сарае вместе с Дитрихом готовил на конкурс модель памятника Волкову.

В 1934 году Василий Васильевич был профессором скульптурного факультета Академии художеств. И жил он уже не на Петроградской стороне, где когда-то с нетерпением ждал писем из Ярославской городской думы о судьбе своего проекта, а в самом центре Ленинграда, на площади Искусств – возле Михайловского театра, большого зала филармонии и напротив Русского музея, где, кстати, уже хранились и работы самого Василия Козлова.

После Октябрьской революции он вместе с Дитрихом с энтузиазмом впрягся в осуществлении Ленинского плана монументальной пропаганды. Друзья исполнили проекты монумента «Великий строитель» (2-я премия на конкурсе «Великая русская революция», 1919), памятников Карлу Либкнехту и Розе Люксембург для Петрограда, а затем Козлов увлёкся станковой скульптурой, выполнив портреты Либкнехта, Маркса, Некрасова, Пушкина, Горького, Ворошилова. А самое главное – к 1934 году Василий Козлов был одним из тех немногих скульпторов, кому было доверено украшать просторы Союза Советских Социалистических Республик изваяниями «величайшего гения, друга и учителя трудящихся всего мира Владимира Ильича Ленина».

Памятники Ленину стали устанавливаться на улицах российских городов ещё в годы гражданской войны. В Ярославской губернии первым ленинским «монументом» стал бюст работы Н.Я.Тальянцева, выставленный на Вольной площади Пошехонья летом 1919-го. В Ярославле памятник Ленину – это также был бюст, сработанный московским скульптором Г.Д.Алексеевым, – был торжественно открыт возле храма Ильи Пророка на Советской площади в ноябре 1919 года.

Установке революционных памятников предшествовала волна сноса памятников «царям и их слугам». Причём, началась она ещё до октябрьского переворота. Пример, как и сто лет спустя, показали в Малороссии: 16(30) марта 1917 года в Киеве был варварски уничтожен памятник премьер-министру России Петру Столыпину, убитому в этом городе 1 сентября 1911 года охваченным манией величия авантюристом, агентом-осведомителем охранного отделения Мордко Богровым. Памятник был открыт перед зданием Киевской городской думы 6 сентября 1913 года. Итальянский скульптор Этторе Ксименес – ранее по его проекту был также в Киеве сооружён памятник Александру II – за работу над монументом Столыпину денег не взял.

Разрушители памятника также «работали» бесплатно. Уничтожение монумента они обставили как ритуальное убийство. Над фигурой Столыпина было построено сооружение в виде виселицы. В день «казни» реформатора её организаторы устроили на первом киевском майдане так называемый «народный суд», а затем привязали фигуру за шею и подняли на канатах над постаментом. Скульптура Столыпина висела так почти сутки, после чего киевские вандалы сбросили её и оттащили на свалку.

Через пять дней по «приговору» крестьянского съезда был уничтожен бюст Столыпина в Симбирске. В марте-апреле подстрекаемые экстремистами толпы разрушили памятник Николаю I в посёлке Медведь Новгородской области, Екатерине II в Ирбите и Нахичевани, Екатерине I и Александру II в Екатеринбурге. Летом 1917-го р-революционные матросы сбросили с постамента статую Александра III в Феодосии.

Но настоящая вакханалия надругательств над памятниками началась в 1918 году – после издания Советом народных комиссаров, возглавлявшимся Лениным, декрета «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской Социалистической Революции». Декрет был опубликован 14 апреля. В нём предписывалось убрать с площадей и улиц памятники «не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны». Как говорилось в декрете, «Совет Народных Комиссаров выражает желание, чтобы в день 1-го Мая были уже сняты некоторые наиболее уродливые истуканы».

В этот день в Кремле состоялся знаменитый субботник с участием членов правительства. Существует целая галерея картин, на которых художники, сами на субботнике не присутствовавшие, весьма реалистично изобразили главу правительства со знаменитым бревном. Но в этот день Ленин не только переносил тяжести, а ещё и организовал снос памятника, установленного на месте убийства террористом Каляевым московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича (на фото). Монумент в виде восьмиконечного православного креста, изготовленный по проекту художника В.М.Васнецова, был открыт 2 апреля 1908 года. 1 мая 1918 года Ленин лично сделал петлю на верёвке и накинул её на памятник, а затем члены ЦИКа и Совнаркома во главе с Лениным и Свердловым сбросили крест с постамента.

Сигнал был дан и услышан. Уже в 1918 году были уничтожены многие памятники на подконтрольных новой власти территориях. Так, в Костроме снесли памятник первому царю из рода Романовых Михаилу Фёдоровичу и его спасителю Ивану Сусанину, в Екатеринославе и Екатеринодаре – памятники Екатерине II, в Москве – памятники Александру II в Кремле и Александру III у храма Христа Спасителя (оба – работы Опекушина). Памятники Александру II почему-то вызывали особую ненависть: в 1918 году монументы царю-освободителю были разрушены в Астрахани, Саратове, Петрозаводске, Рыбинске, Казани. Сносились и осквернялись памятники не только царям, но и прославленным военачальникам – генералам Скобелеву в Москве, Дорохову в Верее, фон Кауфману в Ташкенте, Аргутинскому-Долгорукову в столице Дагестанской области Темир-Хан-Шуре (ныне Буйнакск), фельдмаршалу Румянцеву в городе Глухове Черниговской губернии. В Нижнем Тагиле был уничтожен памятник основателю многих уральских заводов Н.Н.Демидову.

Летом 1918 года был опубликован список из 66 фамилий лиц, достойных установки памятников. Этот список вошёл в историю под названием «Ленинский план монументальной пропаганды». В него были включены революционные мыслители и герои освободительной борьбы (Маркс, Энгельс, Плеханов, Робеспьер, Сен-Симон, Бабёф, Разин, Спартак, Гарибальди и т.д.), а также деятели науки и культуры (Пушкин, Лев Толстой, Достоевский, Мусоргский, Шопен, Ломоносов, Менделеев и другие). Уже в 1918 году в Москве были открыты памятники Марксу и Энгельсу, Радищеву, Робеспьеру, поэтам Кольцову, Никитину, Шевченко, Гейне, Верхарну, писателям Достоевскому и Салтыкову-Щедрину, террористам Ивану Каляеву, Халтурину, Перовской. Большинство этих «сваянных» на скорую руку произведений революционной эпохи вполне подходили под определение «уродливые истуканы». Сделанные в основном из гипса и цемента, они очень быстро развалились сами по себе.

Начавшаяся гражданская война остановила творчество масс. Новый прилив вдохновения случился у скульпторов после смерти вождя мирового пролетариата. И вдохновение это не пропало зря: заказы на изготовление памятников посыпались на ваятелей как из рога изобилия. Какие там конкурсы – не то что каждый город, каждый трудовой коллектив мечтал установить на своей территории для ежедневного лицезрения какую-нибудь фигуру или хоть голову вождя. За сто лет перед революцией в Москве было установлено 11 памятников. За один 1918 год их было поставлено больше. В 20-е годы одних только статуй Ленина было изготовлено несколько десятков, а по стране их было наставлено тысячи!

Среди скульпторов, быстро освоивших ленинскую тему, оказался и Василий Козлов. Уже в 1924 году он сделал своего первого Ленина. Как это обычно бывает, скульптор при работе создает несколько вариантов будущей скульптуры, а потом сам или с чьей-то помощью выбирает лучший. У Козлова в дело пошли три варианта. Все три модели,на первый взгляд, очень похожи, но в то же время у них есть существенные различия.

В первом варианте Ленин в растёгнутом пиджаке стоит, подняв руку в приветствии. Фигура немного наклонена вперёд, ноги поставлены вместе и чуть согнуты в коленях – если постамент невысокий, то создаётся впечатление, что Ленин готовится спрыгнуть вниз. Первый памятник из этой серии был открыт 7 ноября 1924 года в Иваново-Вознесенске (на фото), а уже в 1925 году по стране их были установлены десятки. В Таганроге, например, такой Ленин встал на пьедестале свергнутого Петра I.

Второй вариант от первого отличается тем, что фигура делает шаг, и правой рукой Ленин не приветствует окружающих, а как бы указывает им дорогу в светлое будущее. Эта модель оказалась самой востребованной. Её отливали в металле, гипсе, цементе. На заводе «Красный выборжец» был создан специальный участок. По некоторым данным, которые теперь вряд ли возможно проверить, на этом участке было изготовлено восемь тысяч (!) копий козловского Ленина. Именно такая фигура в начале 30-х была поставлена в Рыбинске на постаменте сброшенного опекушинского памятника Александру II (на фото), такие же отливки стоят в Любиме, Ростове, Петровске, на кожзаводе в Рыбинске, на улицах и площадях других российских городов и сёл. Никакой ценности ни с исторической, ни с художественной стороны они, конечно, не представляют, и, следуя логике подписанного председателем СНК декрета от 14.04.1918, их следовало бы аккуратно переместить в какие-нибудь менее людные места.

Но был у Козлова ещё один вариант ленинской скульптуры, который характеризует его как талантливого скульптора и проницательного художника. Ленин в этом варианте принципиально отличается не только от двух предыдущих, но и вообще выбивается из советской традиции монументальной пропаганды. Все, кто лепил Ленина в одно время с Козловым и позже, напрочь лишали его всяких эмоций. Десятки тысяч ленинских изображений вместо лица живого человека имеют застывшую маску, лишь иногда чуть оживлённую лёгким прищуром. Ни один из этих Лениных, оживи они вдруг, не смог бы сказать таких слов: «Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

«Третий Ленин Козлова» смог бы. Широко расставленные ноги, напряжённая фигура, решительно, как для удара в челюсть противника, выброшенная вперёд правая рука, горящие глаза, раскрытый рот, будто он только что выкрикнул: «Повесить, непременно повесить, дабы народ видел, не меньше ста заведомых кулаков…» – таким Ленина не изобразил никто.

Конечно, Козлов в то время не мог знать о таких ленинских приказах. Но, как талантливый художник, он угадал характер создателя пролетарского государства и показал его не добреньким интеллигентом, а безжалостным вождём, готовым на жестокие поступки, не считающимся ни с чем при достижении поставленной цели. Кроме того, скульптор ничуть не льстит своему герою. Его Ленин совсем не похож на былинного богатыря. Видно, что он не высок ростом и сложения не атлетического, а пиджак ему явно не по размеру – это особенно заметно в первом варианте, где рука поднята вверх.

Кстати, Ленин в искусстве 30-х годов нередко изображался жестоким. В фильме Михаила Ромма «Ленин в 1918 году» он, например, отдаёт Дзержинскому такой приказ: «У вас там задержаны несколько крупных спекулянтов хлебом, так вот, нужно их немедленно расстрелять». Без всяких сантиментов, так сказать, по законам военного времени. В 1956 году фильм был сильно порезан, а в этой реплике Ленина слово «расстрелять» было заменено на «предать суду».

Как это чаще всего бывает, в массовую серию идут самые банальные варианты. Вот и третий Ленин Козлова оказался гораздо менее востребован, чем два первых. По этой модели было поставлено не более двух десятков памятников – в Калуге (1925), Владикавказе (на фото), Армавире (1926), Ленинграде у Смольного, Новосибирске, Железноводске, Махачкале (1927), Нижнем Новгороде (1929), Владивостоке (1930), Севастополе (1932). Поначалу фигура отливалась относительно невысокой – всего два метра с небольшим. Для Владивостока и Севастополя размер был увеличен вдвое – до четырёх с лишним метров. Такую же фигуру исполком Ярославского городского Совета решил приобрести и для Ярославля.

К тому времени на центральных улицах города памятника Ленину не было: бюст на Советской площади благополучно развалился. Ярославль в 1929 году перестал быть губернским городом, войдя в Ивановскую промышленную область. Но крупные предприятия приобретали скульптуры Ленина и устанавливали на своих территориях. В мае 1933 года памятник Ленину был открыт на автозаводе, в октябре – возле конторы паровозоремонтного завода.

20 января 1934 года в газете «Северный рабочий» было напечатано обращение ударников автозавода к ярославцам под заголовком «Построим в Ярославле памятник Ленину». «Десятую годовщину смерти величайшего гения, друга и учителя трудящихся всего мира Владимира Ильича Ленина мы встречаем всемирно-историческими победами на всех фронтах социалистической стройки… Растут заводы, поднимается материальный и культурный уровень трудящихся. Всё это является результатом того, что партия большевиков, руководимая лучшим учеником Ленина – тов. Сталиным, твёрдо и последовательно осуществляет заветы Владимира Ильича. Много добился Ярославль за эти годы. Но мы считаем большим пробелом, что в Ярославле, таком крупном пролетарском центре, до сих пор нет памятника Владимиру Ильичу Ленину. Мы предлагаем ознаменовать 10-ую годовщину смерти вождя сбором средств на постройку в Ярославле памятника товарищу Ленину. Мы призываем всех трудящихся города поддержать наше предложение». Под обращением стояли три фамилии – Воробьёв, Спиридонова, Моторин.

Совершенно понятно, что такого рода призывы могли появиться в печати вовсе не по инициативе каких-то неорганизованных «ударников». Даже если уверовавший в коммунизм энтузиаст и пожелал бы прислать нечто подобное в газету, редакция, без сомнения, предварительно согласовала бы такую публикацию минимум в горкоме, а те, скорее всего, связались бы ещё и с обкомом. Но почти наверняка в данном случае идея родилась в бюро горкома, а потом местному агитпропу дали команду идеологически обеспечить сбор средств на памятник. Письмо было написано либо в отделе пропаганды горкома, либо в редакции, ну а подобрать подходящую «группу ударников» труда не составляло.

На следующий день (здесь важно не потерять темп) в «Северном рабочем» под тем же заголовком за подписью «Метлицын» был напечатан «Вызов рабочих «Парижской коммуны»: «Рабочие авто-кузовного цеха лесозавода «Парижская коммуна» постановили просить горсовет ознаменовать ленинскую годовщину постройкой в Ярославле памятника В.И.Ленину. Собрание рабочих постановило внести в фонд постройки памятника 500 рублей путём отработки четырех часов 22 января. Рабочие кузовного цеха вызывают практически помочь постройке памятника все ярославские предприятия».

Через неделю газета публикует первый отчёт о поступлении средств: «Предложение ударников автозавода о постройке в Ярославле памятника В.И.Ленину нашло горячий отклик на предприятиях города. В редакцию поступают многочисленные постановления рабочих об организации субботников и отработке сверхурочных часов в фонд постройки памятника. Коллективы рабочих, ИТР и служащих «Упорного труда» и махорочной фабрики организовали 23 января субботники, средства с которых отчислены на постройку памятника В.И.Ленину. Рабочие Яргосторфа (300 чел.) собрали на постройку памятника 400 руб., работники связи (21 чел.) – 75 руб., воспитательный дом имени Комсомола – 14 р. 50 коп., жильцы жакта №331 – 22 руб. 50 к., коллектив работников милиции – 325 руб. Ударники лесозавода имени Суворова отчислили на постройку памятника полдневный заработок и вызвали последовать своему примеру рабочих «Красного Перекопа». Редколлегия стенгазеты ЯГЭС «Пятилетка» отчисляет на постройку памятника 1 процент месячного заработка».

По приведенным в газете цифрам получается, что каждый сознательный трудящийся вносил в фонд постройки памятника от 1.33 (Яргосторф) до 3.57 (работники связи) рублей. Много это или мало? Средняя зарплата составляла в 1934 году 136 рублей. Если цифры округлить до 2.50 рублей, то получается, что люди жертвовали на памятник 1,8 процента от средней зарплаты. На два с полтиной в 1934 году можно было купить 8 килограммов картошки.

В номере от 28 января «Северный рабочий» сообщает о новых примерах трудового энтузиазма: 35 рабочих хлебозавода отработали сверхурочно по 4 часа; коллектив фотографии «Рекорд» перечислил в фонд памятника 70 рублей; сотрудники магазина №5 и мельницы №6 – однодневный заработок; рабочие красильного цеха артели «Новый быт» Громова Н.И. и Громов В.В. отработали по 5 часов; рабочие овощного склада №4 горПО (61 чел.) внесли 175 руб. Есть примеры тех, кто ещё только «обязался отработать» – домохозяйки поселка им.Рыкова, горсберкассы №17. Словом, призыв ударников нашёл отклик в массах.

Президиуму Горсовета "ничего не остаётся", как принять соответствующее постановление, которое и было опубликовано 1 февраля: «Учитывая многочисленные требования рабочей общественности, ознаменовать исполнившееся десятилетие со дня смерти великого основоположника социалистического строительства В.И.Ленина постройкой памятника ему в Ярославле. Приобрести у КНАП Ленсовета бронзовую фигуру В.И.Ленина размером 437 см. работы скульптора В.Козлова». Этим же решением создавалась комиссия по постройке памятника, которой поручалось «наметить конкретные мероприятия по изысканию средств на оплату всех расходов по постройке памятника». Если перевести эту фразу с советского новояза, она должна звучать примерно так: «Комиссии составить разнарядку по предприятиям и партийным организациям на перечисление средств для оплаты расходов по постройке памятника под личную ответственность руководителей и парторгов предприятий».

А дело это было совсем не простое. Тем более, что в перечне первоочередных нужд, на которые требовались средства, памятник был далеко не главным. В это же время, как свидетельствуют номера газеты, трудящиеся Ярославля собирали деньги на строительство самолёта «Максим Горький», в фонд помощи австрийским рабочим, а самое главное – приобретали облигации всесоюзного Займа первого года второй патилетки. И, судя по публикациям всё того же «Северного рабочего», именно за займ с городских властей спрашивали наверху строже всего: так, в номере за 14 апреля вся первая полоса газеты отводилась материалам в поддержку займа, регулярно проводились «Дни займодержателя», счастливые трудящиеся рассказывали в газете о чудесных выигрышах, выпавших на их билеты. А про сбор средств на памятник газета после выхода постановления Президиума Горсовета вспомнила ещё только один раз: 3 февраля сообщалось, что рабочие автозавода провели 7-часовой субботник; педагоги воспитательного дома имени Краснознаменного Комсомола собрали 18 рублей; домохозяйки жакта №157 – 20 рублей; сотрудники конторы ЯГМЗ – 186 рублей; ударники школы ФЗУ ЯУВРЗ – 66 рублей 30 копеек. Коллектив завода «Победа рабочих» решил провести субботник в воскресенье, заработанные средства перечислить в фонд памятника, а пионеры уже собрали среди рабочих этого завода 170 рублей.

Чтобы растиражированная, пусть даже и талантливо исполненная, скульптура получила индивидуальность, необходимо было серьёзно поработать над выбором места её установки и постаментом. Очень удачно Козлов поставил Ленина в Севастополе (на фото) – на главной площади города возле Графской пристани. По тогдашней традиции фигура Ленина была водружена на постамент, на котором с 1898 года стоял памятник адмиралу Нахимову. (В прессе об этом сообщалось так: «Фигура Ленина была поставлена на высоком постаменте дореволюционной работы».) Правда, Нахимов стоял лицом к морю, а Ленина повернули к городу. (Простоял Ленин на этом месте около десяти лет и был уничтожен фашистами после взятия ими Севастополя.)

Выбор места для памятника Ленину в Ярославле поначалу также был поручен Василию Васильевичу Козлову, включенному в комиссию горисполкома. Мэтру создали все условия для работы, предложив рассмотреть в качестве места для будущего памятника Красную или Театральную площади. Козлов остановил свой выбор на Красной площади. В интервью газете «Северный рабочий» 12 марта 1934 года он так обосновал свой выбор: «Учитывая будущее индустриального города, спуск на Волгу и пересечение бульвара, где трудящиеся проводят свой отдых, я нашёл целесообразным выбрать место для памятника на Красной площади. Когда я приступил к разработке проекта, то в процессе работ окончательно убедился в правильности этого выбора. Здесь, у подножия памятника Ленину ударники Ярославля будут рапортовать о своих достижениях. Здесь будут проходить демонстрации».

Общая композиция Красной площади во многом напоминала композицию площади в Севастополе. Красный съезд заканчивался перекинутым через него на набережной мостом – чем не колоннада Графской пристани? Расположенное слева здание мужской гимназии играло роль отеля Киста. Фоном панорамы в Ярославле становилась Волга, в Севастополе – залив. И памятник Ленину Козлов планировал поставить, как и в Севастополе, практически в центре площади, но вполоборота к Волге и по направлению к Советской площади. И даже в оформлении постамента скульптор предполагал использовать мотивы севастопольского постамента, переоформленного после снятия Нахимова: постамент для Ярославля был им спроектирован из двух массивов карельского гранита с барельефами – на нижнем массиве изображалась картина подавления антибольшевистского мятежа, на верхнем – «новое индустриальное лицо» города. Как и в Севастополе, постамент устанавливался на четырёхступенчатую площадку, которая могла бы выполнять роль трибуны во время митингов и демонстраций.

Из этого же интервью следует, что решение о строительстве памятника было принято задолго до того, как начали поступать «многочисленные требования рабочей общественности». Напомним, впервые эта идея была озвучена в газете 20 января. Козлов же сказал корреспонденту буквально следующее: «В начале января ярославский горсовет поручил мне исполнить проект будущего памятника В.И.Ленину». То есть само решение должно было быть обсуждено и согласовано в инстанциях не позднее декабря 1933 года, и только после этого были проведены сначала переговоры с Козловым, а потом дано задание подготовить обращение ударников автозавода.

Когда Козлов работал над своим проектом, церкви Симеоновского прихода – летняя Симеона Столпника и зимняя Введения Богоматери во храм, построенные в первой половине XVIII века, – были уже снесены. Они стояли в квартале между улицами Гражданской (сейчас – проспект Октября) и Советской, и на этом месте в 1934 году начиналось строительство «Дома с аркой» по проекту архитекторов М.П.Парусникова и И.Н.Соболева. Дом был построен только в 1936 году, а весной 1934-го здесь ещё было пустое место.

С точки зрения удобства для ударников «рапортовать о своих достижениях», место Козловым было выбрано идеально. Колонны трудящихся, двигаясь по Гражданской улице от автозавода и по Советской от резинокомбината издали ориентировались бы на памятник Ленину, а отрапортовав, уходили бы верной дорогой по направлению, указанному ленинским пальцем – к Советской площади. Но план Козлова комиссией был отвергнут. Как говорил сам Козлов в интервью «Северному рабочему», для реализации его проекта уровень поверхности Красной площади «необходимо будет поднять на уровень прилегающих к ней улиц и расширить ее радиус за счёт бульвара и прилегающих построек». В этом случае пришлось бы также перекладывать рельсы трамвайных линий, пересекавших площадь.

Такие работы неизбежно повлияли бы на общую стоимость монумента. К тому же, по расчётам Козлова, памятник можно было бы открыть не ранее, чем через год – к 1 мая 1935 года. А рабочая общественность, как мы помним, требовала ознаменовать постройкой памятника «исполнившееся десятилетие со дня смерти основоположника социалистического строительства», то есть памятник был дорог именно к 1934 году. Поэтому проект Козлова властями и был отвергнут. 28 мая председатель комиссии Александр Прокофьев заявил: «Памятник В.И.Ленину будет построен уже в этом году». В статье, опубликованной в «Северном рабочем» за его подписью, говорилось:

«В последнее время мы решили внести ряд изменений в проект памятника. От проекта, предложенного скульптором Козловым, пришлось отказаться. Осуществление этого проекта требовало огромных затрат, связанных с приобретением таких дорогостоящих материалов, как карельский гранит, и с большой перепланировкой Красной площади. Мы предлагаем поставить памятник в несколько упрощённом виде, не снижая качеств большого художественного монумента.Фигура Ленина будет бронзовая, по типу памятника в Севастополе. Не решен ещё вопрос о месте, где будет установлен памятник. Ориентировочно намечается Красная площадь. На работы по сооружению памятника будет затрачено 150 – 200 тыс. рублей. Открытие памятника будет приурочено к Октябрьским торжествам».

Александр Иванович откровенно сказал, а газета легкомысленно напечатала, что энтузиазма у пролетарской общественности хватило ненадолго, и сбор средств на установку памятника идёт гораздо хуже, чем предполагалось: «Сейчас необходимо усилить сбор средств на сооружение памятника. До сих пор средства поступают медленно. Из 200 тысяч руб., которые должна дать общественность города, собрано лишь 45.000 руб. Трудящимся города необходимо выполнить обязательство по отработке одного дня в фонд постройки памятника В.И.ЛЕНИНУ».

Месяц потребовался на составление программы и условий закрытого конкурса, которые были утверждены 30 июня. За это время властями был решен вопрос о месте для памятника, поэтому задание конкурса формулировалось достаточно конкретно, хотя и стилистически коряво:

«1.Проект памятника В.И.ЛЕНИНУ должен как можно лучше разрешить идею памятника вождю революции, в общей композиции памятника, активно воспринимаемой, должен мобилизовать массы на выполнение заветов своего вождя.

Место для памятника намечено на участке б/Власьевской церкви, выходящем на Театральную площ. и ул. Свободы… Планировка существующего Власьевского сквера должна быть проработана в увязке с памятником с сохранением существующих деревьев, допуская как исключение в случаях необходимости вырубки отдельных деревьев.

2.Памятник должен представлять собой монументальное сооружение с основной фигурой В.И.ЛЕНИНА.

3.При проектировании надлежит учесть, что для памятника Яр.Горсоветом приобретена бронзовая фигура ЛЕНИНА высотой 4,35 м., каковая и должна быть включена в композицию памятника.

4.Материал для пьедестала – бетон.

5.Общая стоимость сооружения должна быть минимальной и не превышать 200000 руб

Поработать участникам конкурса предлагалось не только за славу: «По постановлению совета Жюри за относительно лучший проект будет выдана премия 1000 руб.Автору премированного проекта может быть предложено составление окончательного проекта со сметой на основе материалов конкурса и заключенийсовета Жюри, за что уплачивается 1500 руб. Комиссия по постройке памятника ЛЕНИНУ В.И. привлекает автора принятого к осуществлению проекта к участию в составлении или в наблюдении и консультации присоставлении рабочих чертежей, а также и самого строительства за особое вознаграждение по соглашению с автором».

В состав жюри входили 17 человек – чиновники горисполкома, партийные и комсомольские функционеры, представители предприятий и строительных организаций. Был в составе жюри и один человек, который помнил, как проходил ещё тот конкурс, на проект памятника Фёдору Волкову, в котором также рассматривался проект Козлова. Это бывший городской и губернский архитектор, а в 1934-м инженер Волгостроя Григорий Васильевич Саренко, построивший в Ярославле много замечательных зданий. (Забегая вперёд, скажем, что до открытия памятника вождю мирового пролетариата Саренко не доживёт – его расстреляют по сфабрикованному обвинению в 1938 году.)

Участвовать в закрытом конкурсе было поручено двум ярославским архитекторам – Александру Васильевичу Фёдорову и Сергею Васильевичу Капачинскому.

А.В.Фёдоров родился в 1892 году в Санкт-Петербурге в семье мелкого чиновника, выходца из деревни Ваулово Ярославской губернии. Отец сделал всё, чтобы сын получил хорошее образование. В 1909 году Александр закончил реальное училище и через год поступил в Институт гражданских инженеров. Обстоятельства сложились так, что защитить диплом ему удалось только в 1921 году, после чего Фёдоров получил назначение в Ярославскую губернию в качестве заместителя технического руководителя работ Ярославской комиссии Комитета по делам музеев и охране памятников. Здесь он несколько лет занимался восстановлением разрушенных во время подавления мятежа памятников, а затем перешёл в проектно-строительную организацию «Госпромстрой», где активно проектировал новые производственные и общественные здания. В начале 30-х по его проектам уже были построены несколько четырёхэтажных жилых домов, в том числе – в историческом центре города.

В отличие от Фёдорова, Сергей Васильевич Капачинский в Ярославле был тогда человеком новым: лишь в декабре 1933-го его пригласили переехать сюда из Свердловска. Родился он в 1903 году в семье отставного унтер-офицера. В 8 лет остался без отца, в 13 – без матери. Тем не менее, ему удалось закончить гимназию и строительный техникум и поступить в 1923 году в Петроградский политехнический институт. Направление в институт он получил после блестящей защиты дипломной работы – проекта здания городского театра на 500 человек. В 1925 году Капачинский перешёл на архитектурный факультет Ленинградского института гражданских инженеров и уже студентом активно работал в проектной мастерской профессора института А.С.Никольского, неоднократно принимал участие и занимал призовые места в архитектурных конкурсах. А его дипломной работой стал проект институтского комплекса на четыре тысячи студентов. Получив в 1930 году назначение на работу в Свердловск, Капачинский занимался планировкой промышленных и общественных зданий и сооружений. Наиболее значимыми его проектами в этот период стали стадион на 8000 мест, театр на 2500 мест, железнодорожный вокзал. После приглашения в Ярославль Сергей Васильевич с января 1934 года занимал должность архитектора земельно-планировочного сектора Ярославского Горкомхоза.

 Именно предложение Капачинского было признано лучшим на закрытом конкурсе эскизных проектов памятника Ленину (см. рисунок). Он предложил вариант многоступенчатого пьедестала с основной частью в виде мощной колонны, опоясанной надписью «Да здравствует социалистическая революция во всём мире». У основания памятника предлагалось установить четыре мемориальные доски, отражающие основные этапу революционного движения и социалистического строительства в Ярославле.

Решение жюри было опубликовано в газете «Северный рабочий» 2 августа. «После тщательного рассмотрения и обсуждения был утверждён и принят к производству проект памятника архитектора Капачинского. Памятник В.И.Ленину намечено установить на углу Комсомольской и ул.Свободы на месте снесённой Власьевской церкви. Здесь будет распланирован открытый сквер с цветниками и газонами, который соединится с Власьевским садом. Высота памятника – 12 метров. Бронзовая фигура Ленина – 4,3 метра. Пьедестал будет сделан из гранита с мраморной облицовкой. Стоимость всех работ определена в 250 тыс. руб

Горсовет ещё раз подтвердил дату открытия памятника и наметил план работ на оставшееся время: «По решению городского Совета, открытие памятника Ленину должно быть приурочено к 17 годовщине Октябрьской революции. Таким образом, за 3 месяца должны быть проведены работы по распланировке сквера, по постройке пьедестала и установке фигуры В.И.Ленина. В настоящее время усиленно ведутся работы по очистке площадки. В ближайшие дни начнётся разбор небольших домов и планировка сквера. Бронзовая фигура Ленина уже прибыла в Ярославль из Ленинграда. Работы по сооружению памятника будет вести контора Ивпромстроя».

Но, учитывая большой объём работ, этот срок был совершенно нереальным. Вскоре это стало понятно в том числе и городскому Совету. 15 сентября был заключён «Договор между комиссией по постройке памятника Ленину В.И. в лице Прокофьева А.И и архитектором Капачинским С.В. на составление рабочих чертежей памятника и проектируемого сквера». Согласно договору, архитектор должен был «выполнить рабочие чертежи памятника в следующем объёме: планы фундамента, трибуны, цоколя пьедестала, 2 сечения; разрезов 2, фасадов 3, детали гранитной облицовки, пояснительная записка. Рабочие чертежи сквера: план сквера, профиля, детали бордюра, ограждений, лестниц и скамеек, пояснительная записка». Срок окончания работы устанавливался 15 ноября 1934 года. Оплата за работу назначалась 2700 рублей.

Понятное дело, после сдачи чертежей их нужно было ещё рассмотреть, доработать и утвердить, закупить строительные и облицовочные материалы, изготовить «детали бордюра, ограждений, лестниц и скамеек», заложить фундамент, что лучше делать не зимой. В общем, к 1 мая 1935 года, как и прогнозировал Козлов, можно было успеть, и в день международной солидарности трудящихся открыть-таки памятник Ленину практически на том самом месте, где совсем недавно стояли две церкви и колокольня Власьевского прихода.

Что помешало Капачинскому выполнить договор, а горсовету реализовать намеченные планы – Бог весть. Только о памятнике Ленину почему-то на время забыли. А в 1936 году был объявлен конкурс проектов на строительство на этом месте новой гостиницы, в котором также победил Сергей Капачинский.

А о Ленине в Ярославле вспомнили только в 1939 году. И вновь работа по установке памятника, пять лет простоявшего в запасниках, была поручена Капачинскому.

Поскольку прежнее место оказалось занято, Сергей Васильевич был вынужден подыскивать другое. Одним из вариантов предлагалось поставить Ленина в центре площади Волкова, а на месте Кокуевской гостиницы разбить сквер. Но в итоге был выбран самый удачный из всех возможных вариант – поставить Ленина на Красной площади возле уже построенного к тому времени «Дома с аркой».

Открытие памятника состоялось в пять часов вечера 23 декабря 1939 года, в субботу – через два дня после 60-летнего юбилея товарища Сталина, продолжателя дела Ленина. В этот день на первой странице «Северного рабочего» было напечатано «Сообщение Ярославского горкома ВКП(б) и горсовета»: «Сегодня, в 17 часов, на Красной площади состоится митинг трудящихся города Ярославля, посвященный открытию памятника Владимиру Ильичу Ленину. Трудящиеся города собираются по своим предприятиям, учреждениям и избирательным участкам и в организованном порядке прибывают на Красную площадь в составе районных колонн».

Репортаж об открытии памятника был напечатан в воскресном номере «Северного рабочего»:

«Вчера в Ярославле состоялось торжественное открытие памятника гению человечества В.И.Ленину. К пяти часам вечера Красную площадь заполнили колонны трудящихся и частей местного гарнизона. На митинг собралось свыше 100 тысяч человек.

Над колоннами реют знамена, плакаты, транспаранты. Всюду – портреты гениального ученика и соратника Ленина, вождя и учителя трудящихся всего мира товарища Сталина, товарищей Молотова, Ворошилова, Калинина, Кагановича, Андреева. На правительственной трибуне – секретарь обкома ВКП(б) тов. Патоличев, секретарь горкома ВКП(б) т. Горбань, председатель облисполкома тов. Большаков, представители советских и общественных организаций.

Митинг открывает председатель Ярославского горсовета тов. Правоторов. Он говорит, что открытие памятника В.И.Ленину совпадает с величайшими событиями в нашей стране: с шестидесятилетием продолжателя дела Ленина товарища Сталина и выборами в местные Советы депутатов трудящихся.

Затем слово получает депутат Верховного Совета СССР тов. Валяева, стахановка комбината «Красный Перекоп» тов. Соцкая, награждённая медалью «За трудовую доблесть», и секретарь горкома ВКП(б) тов. Горбань. Их речи неоднократно прерываются бурными аплодисментами и криками «ура» в честь партии большевиков, в честь величайшего вождя народов товарища Сталина.

По окончании митинга тов. Правоторов перерезает ленту, скрепляющую покрывало, и взорам трудящихся открылась монументальная бронзовая фигура В.И.Ленина на мраморном пьедестале, высота которого составляет 8 метров. По площади раскатывается громовое «ура», торжественно звучит «Интернационал».

Трудящиеся Ярославля приняли на митинге приветственное письмо товарищу Сталину».

А открывался воскресный номер «Северного рабочего» передовой статьёй «За новую победу блока коммунистов и беспартийных»: в этот день ярославцам предстояло избрать депутатов областного, городского и районных Советов депутатов трудящихся. Выборам полностью посвящались и внутренние полосы газеты, осенённые шапками: «Голосуйте за кандидатов сталинского блока коммунистов и беспартийных!», «Мы голосуем за счастливую жизнь, за Родину, за Сталина!» Кроме того, в этом же номере на первой странице публиковались поздравления товарищу Сталину в связи с 60-летием от иностранных лидеров, в том числе – поздравление канцлера Германии Адольфа Гитлера.

Василий Васильевич Козлов на открытии очередного своего Ленина не присутствовал. Он уже был тяжело болен. 5 июня 1940 года он скончался в городе Ленинграде в возрасте 53 лет и был похоронен на Литераторских мостках – мемориальном участке на Волковом кладбище, где захоронены многие русские и советские писатели, музыканты, актёры, художники, архитекторы, учёные и общественные деятели. Через четырнадцать лет рядом с ним, согласно завещанию, упокоился его студенческий друг и соавтор Леопольд Дитрих, с которым они вместе ваяли модель памятника Волкову для Ярославля.

Не присутствовал на открытии памятника Ленину и возглавлявший в 1934 году комиссию по его строительству и жюри конкурса Александр Иванович Прокофьев, который на страницах «Северного рабочего» обещал, что памятник будет построен к 7 ноября 1934 года. 10 июня 1937 года решением бюро горкома ВКП(б) Прокофьев был исключён из партии «за тесную связь с троцкистами и троцкистские действия» и в ту же ночь арестован. Ему было предъявлено обвинение в подготовке терактов над вождями ВКП(б) и вредительской подрывной работе в системе Советов. Один из обвиняемых, проходивших по тому же делу, дал на допросе такие показания: «Прокофьев взялся за организацию постройки памятника Ленину. Было собрано с населения много денег, очень много было затрачено добровольно-бесплатной рабочей силы на подготовку площадки, а в результате статуя Ленина стоимостью 75 тысяч рублей была по указанию Прокофьева брошена на задворках городской товарной станции. Куда девались остальные средства, собранные на памятник, которыми распоряжался Прокофьев, неизвестно. Всё это делалось с целью подрыва авторитета органов советской власти». Каким способом были добыты эти показания, теперь уже установить невозможно.

15 сентября дело Прокофьева рассмотрела Военная коллегия Верховного суда СССР. Заседание началось в 17 часов и продолжалось ровно 15 минут. Александр Иванович Прокофьев был приговорён к высшей мере и в тот же вечер расстрелян. Было ему тогда 32 года.

Двадцать лет спустя Прокофьева реабилитировали, но только в январе 1991 года было отменено постановление бюро горкома об исключении его из партии: Прокофьев Александр Иванович был «восстановлен членом КПСС с 1928 года посмертно». Через восемь месяцев КПСС сама приказала долго жить.

Комментарии

Рамон Меркадер | 19.03.2015 в 10:27 | ответить0

Тиражирование вождей сродни возведению их в культ. Мы сотворили себе кумира и теперь, казалось бы уже в свободной России тень Молоха так же черна. Доказательством тому его труп в центре столицы, общественная поддержка КПРФ и их присутствие в Думе.

 

Гость | 23.03.2015 в 18:44 | ответить0

Значит он стоит не только на месте церкви, а ещё и на реальной крови. Следовало ожидать…

 

Владимир | 03.05.2015 в 09:34 | ответить0

Хорошая статья. Сам занимался Ярославским краеведением, в том числе и историей памятников, так что могу оценить труд автора статьи. Добавлю лишь, что открытие памятника Ленину в Ярославле было не простой политической акцией, но и ознаменовало снятие с Ярославля позорного (по советским меркам) клейма «города контрреволюционного мятежа», довлеющего над ним долгие 20 лет. А вот общегородского памятника «товарищу Сталину» в Ярославле никогда не было, были лишь внутризаводские.

 

Гость | 03.08.2015 в 10:18 | ответить0

Памятник в Ярославле Сталину был: у школы № 9. Перед центральным входом в школу на постаментах стояли Ленин и Сталин.

 

Гость | 03.08.2015 в 18:33 | ответить0

Ну это не памятник, а гипсовый болванчик. такие на каждом заводе были, есть фотографии, например в книге про шинный завод (стр.28)

 

profi | 20.01.2017 в 22:02 | ответить0

Труд автора статьи в основном состоял в переписке книги «Замыслы и реализации. Исторические факты. Очерки об архитектуре Ярославля». 2009 г. Сапрыкиной. Даже иллюстрации оттуда. Можно было бы и сослаться.

 

Антон | 14.10.2017 в 01:47 | ответить0

Неплохо было бы в статье хоть на что-нибудь сослаться… А то как обычно масса «фактов», которым все должны радостно верить.

 

От автора | 26.10.2017 в 09:48 | ответить0

Уважаемые читатели! Данная публикация подготовлена к 75-летию установки памятника. В это время я собирал материалы для книги «Танцующие в круге: площадь Волкова в истории Ярославля» (издана в сентябре 2016 года). Публикация по сути является предварительным «конспектом» одной из глав, в которой эта тема разработана гораздо подробнее с привлечением большего числа источников. Хочу обратить ваше внимание, что публикации в СМИ не предполагают обязательного справочного аппарата. А вот в книге приведён полный перечень всех архивных источников и литературы. В перечне, разумеется, указаны и книги Н.С.Сапрыкиной, а также её публикации в «Северном крае», с которыми автор, конечно же, знаком. Что касается обвинения «в переписке», не могу с этим согласиться. В частности, в книге «Танцующие в круге» документально опровергнута версия о строительстве памятника на «народные» деньги. В книге также приведено много других «иллюстраций» из числа хранящихся в фонде Капачинского в ГАЯО. Спасибо за внимание к этой публикации и приглашаю познакомиться с книгой. С уважением, А.Григорьев.

 

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают