суббота 20

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

Полиэтиленовый рукав спб

полиэтиленовый рукав спб

paketdvor.ru

Очки на заказ для зрения

и разработки проектов в различных сферах деятельности на заказ

bstvsn-rzn.ru

Наталья Школьник

Наталья Школьник

v-times.site


на печать

Комментировать

вторник, 08 ноября 2011

Для спасения у них оставалось три секунды

Разбор рокового полёта показал – экипаж и хоккейная команда «Локомотив» могли остаться в живых

После почти двухмесячного расследования причин крушения самолёта ЯК-42 с ярославской хоккейной командой «Локомотив» на борту Межгосударственный авиационный комитет (МАК) провёл в Москве пресс-конференцию, на которой были озвучены сделанные выводы. Участниками разбора причин авиакатастрофы стали и корреспонденты «Северного края».

 

автор Сергей МОЛОКОВ    фотограф Ирина ПИЧУГИНА

 

Подобные встречи с прессой в здании на Большой Ордынке проходят нечасто. Последняя, к примеру, проводилась в мае прошлого года в связи с крушением авиалайнера под Смоленском, где погибла польская правительственная делегация во главе с президентом Лехом Качиньским. Ярославская трагедия тоже получила мировой резонанс в связи с гибелью не только россиян, но и граждан Чехии, Германии, Словакии, Швеции, Латвии, Белоруссии и Канады.

Пресс-конференцию открыла председатель Межгосударственного авиакомитета доктор технических наук, профессор Татьяна Анодина. Своё выступление Татьяна Григорьевна начала со слов соболезнования родным и близким погибших близ аэродрома Туношна, всем жителям Ярос­лавской области, болельщикам «Локомотива». Расследование этой страшной авиакатастрофы, отметила генерал авиации, проводила техническая комиссия МАК, в состав которой, кроме официальных представителей Росавиации, входили специалисты научно-исследовательских институтов и центров, а также эксперты иностранных государств.

Более детально о ходе расследования и его результатах рассказал журналистам председатель технической комиссии Алексей Морозов.

– Специалисты и эксперты провели целый комплекс специальных исследований, – сказал Алексей Николаевич. – Были выполнены обработка и анализ средств объективного контроля, в том числе состояния двигателей, бортовых систем и оборудования самолёта, действий экипажа, идентификация голосов членов экипажа, проверены барабаны колёс, тормоза и агрегаты системы торможения, а также техническое состояние авиашин. По заключению ФАУ «Государственный центр «Безопасность полётов на воздушном транспорте», отказов в работе указанных агрегатов не выявлено. Проведено математическое моделирование аварийного полёта, результаты которого подтвердились в ходе лётного эксперимента на базе ЛИИ имени М. М. Громова с участием опытных лётчиков-испытателей. Техническая комиссия располагает всеми необходимыми материалами для установления системных и непосредственных причин, всех сопутствующих факторов и обстоятельств катастрофы, а также разработки комплекса необходимых мер по безопасности полётов.

Под руками у Алексея Морозова лежали толстые папки с документами – трудом сотен людей, работавших на месте катастрофы, в кабинетах и лабораториях. Тексты и фоно­граммы, графики и показания приборов, фотографии до мельчайших деталей представляли всю трагедию события, случившегося днём 7 сентября. А воспроизведение последнего полёта ЯК-42Д с бортовым номером 42434 на экране в виде движущегося самолёта с показаниями приборов и записью последних разговоров экипажа создавало у участ­ников пресс-конференции полную иллюзию присутствия в кабине пилотов в тот трагический сентябрьский день.

Вот лётчики спокойно переговариваются друг с другом во время 6-минутного прогрева двигателей, обсуждают показания приборных данных при рулёжке на взлётную полосу. В их голосах нет и намёка на какую-то тревогу, наоборот, иногда в речи проскальзывают слова из ненормативной лексики. Но это, как у нас принято считать, для занятых важной работой русских мужиков вполне в порядке вещей. И всё же в тональности голоса одного из пилотов чувствовалось какое-то внутреннее возбуждение – мат у него звучал беспрерывно, буквально в каждой фразе.

Командир воздушного корабля Андрей Соломенцев и второй пилот Игорь Жевелов в авиакомпании «Як Сервис» были не новичками. Один имел в своём активе свыше пяти тысяч часов лётного времени, другой – ещё больше. Но оба налетали этот «стаж» в основном на ЯК-40. Особенно мало опыта управления более современным ЯК-42Д было у старшего по возрасту второго пилота, неформального лидера экипажа.

Как показали итоги расследования, самолёт разбился из-за серии ошибочных действий экипажа во время взлёта. Было допущено торможение, которое могло произойти из-за того, что у обоих лётчиков «имел место негативный перенос навыков, полученных при переобучении» с одного типа самолёта на другой. Самолёт ЯК-42Д и его предшественник ЯК-40 имеют конструктивные различия в педалях управления, и пилоты, привыкшие по старинке постоянно держать ноги на педалях, могли в самый ответственный момент взлёта непроизвольно затормозить машину. Судя по главному выводу технической комиссии, именно так и случилось в Туношне.

На звукозаписи, сделанной после расшифровки «чёрных ящиков», слышится ровный гул авиамоторов, изредка в эфир врывается громкий голос диспетчера аэродрома. По запросу экипажа руководитель наземной службы докладывает обстановку в районе взлёта, потом даёт разрешение выходить на пятую рулевую дорожку. Звук двигателей усиливается, превращаясь в непрерывный рёв, начинает стремительно расти скорость. Это видно по чётким показаниям приборов справа на экране, где по соседству, в верхней части, стремительно бегут цифры времени. Того самого, отсчитывающего последние секунды жизни экипажа и ничего не подозрева­ющих пассажиров...

– Скорость принятия решения? – спрашивает второй пилот у командира, читая карту параметров взлёта.

– Сто девяносто, – отвечает тот уверенным голосом.

Значит, отрыв лайнера от земли должен произойти на скорости 190 километров в час. Однако этот расчёт, согласно пояснениям Алексея Морозова, оказался неверным. 54-тонную машину, недогруженную до предельной взлётной массы всего на две тонны, нужно было разгонять до 210 километров. С этого момента штатный режим полёта нарушился. Произошло усиление вибрации амортизационных стоек переднего шасси и колёс, что спровоцировало экипаж начать взлёт чуть раньше, при скорости 185 километров (это показали приборы на экране).

Лайнер катился по бетонке, словно прижатый к ней неведомой силой.

– Взлётный, взлётный, взлётный... – как заведённый, твердил напряжённым голосом командир воздушного судна, пытаясь двумя руками удержать штурвал. Как установили эксперты, руль высоты при взлёте ЯК-42Д был поднят на десять градусов вместо положенных пяти-шести. Значит, тянуть штурвал на себя пилоту приходилось с удвоенной силой, что равносильно держать в каждой руке по двухпудовой гире! При такой ситуации непроизвольный упор ногами в педали тормоза – прямой путь к трагедии. Обречённый самолёт с трудом оторвался от земли в самом конце 3-километровой взлётно-посадочной полосы.

– Что ты делаешь, Андрюха? – отчётливо прозвучал трагический возглас одного из лётчиков. Вероятно, в тот самый момент, когда крыло самолёта рубануло антенну курсового маяка. «П...ц» – послышалось в ответ последнее слово на магнитной ленте. Тяжёлая машина с круто задранным рулём высоты потеряла скорость, свалилась на левое крыло и, зацепившись за землю, рухнула, и стала разваливаться на части.

Трудно поверить, что опытные лётчики, сотни раз поднимавшие самолёты в небо, допустили роковую ошибку из-за каких-то педалей. Но то, что именно торможение стало основной причиной трагедии, подтвердил уникальный лётный эксперимент, о котором рассказал участникам пресс-конференции лётчик-испытатель первого класса Василий Севастьянов.

– Целью наших полётов на самолёте-аналоге было воспроизведение действий экипажа в аварийном рейсе, – сказал он. – Моделирование ситуации позволило сделать вывод – именно тормозная сила на колёсах основных стоек шасси и дополнительный пикиру­ющий момент привели к невозможности своевременного создания взлётного угла тангажа.

Выяснить, кто именно из пилотов касался парных педалей в момент взлёта и вдвое превысил угол подъёма руля высоты, во время расследования не представилось возможным. Зато медицинская экспертиза точно установила, что в крови второго пилота содержалось запрещённое для лётчиков лекарство – психоактивный препарат фенобарбитал, оказывающий тормозящее действие на центральную нерв­ную систему.

Как показал разбор рокового полёта, даже при наличии ошибок и нарушений, допущенных экипажем, ЯК-42Д с хоккейной командой на борту имел все шансы остаться целым и невредимым. У пилотов была возможность прекратить взлёт, когда стало ясно, что он пошёл «наперекосяк».

– Хорошо подготовленный экипаж при нештатной ситуации принял бы такое решение в течение трёх секунд, – заявил по этому поводу заслуженный лётчик-испытатель Герой России Рубен Есаян. – Длина взлётно-посадочной полосы позволяла безопасно остановить самолёт, но этого не случилось, лётчики упорно продолжали взлетать. Ну, выкатились бы, зато все остались бы живы.

Ополной бесконтрольности в организации лётной работы и отсутствии тренажёрной подготовки экипажей в авиакомпании «ЯК Сервис» говорил заслуженный пилот России Георгий Ячменев. Асы российской авиации поддержали предложение экспертов МАК пересмотреть действующее положение, согласно которому прерванный полёт и уход на запасной круг при посадке считаются нарушениями, влекущими санкции. Экипаж лайнера, потерпевшего катастрофу в Туношне, вероятнее всего не пошёл бы на риск и посадил самолёт, если бы лётчики не опасались неприятностей из-за задержки рейса.

Разбор полёта завершился ответами на вопросы журналистов и заявлением руководства МАК о том, что трагедия под Ярославлем ускорит процесс создания крупных российских авиакомпаний, работающих с соблюдением всех необходимых правил авиационной безопасности. Недопустимо летать на международных линиях по одним стандартам, а на внутренних – по другим, снижая требования к пилотам и контроль за качеством их подготовки. Остаётся лишь пожалеть, что цена таких выводов неимоверно высока – человеческие жизни.

 

Читайте также
  • 24.10.2012 Схватки были жаркими В нашей области продолжается акция школьников «Герои ярославского неба». Инициаторами её два года назад стали муниципальный совет Заволжского
  • 20.10.2012 Рыбинский аэроклуб – на новой высотеПо старой традиции в середине октября Рыбинский аэроклуб вновь собрал своих членов, чтобы отметить закрытие сезона 2012 года полётами и прыжками с парашютом.
  • 06.09.2012 Следственный комитет назвал обвиняемого по делу о крушении Як-42 Экипаж потерпевшего крушение год назад в аэропорту Туношна под Ярославлем самолёта Як-42, в результате чего погибли 44 человека – весь основной
  • 21.06.2012 Пуля попала в головуВ отношении 40-летнего сотрудника полиции, который утром 19 июня при задержании застрелил 26-летнего мужчину, возбуждено уголовное дело. Его расследование
  • 31.05.2012 В Дымокурцах приземлился белый парашют 70 лет назад лётчик-истребитель Амет-хан Султан таранил над Ярославлем немецкий «Юнкерс». Мемориальной акцией у памятника дважды Герою Советского
  • 31.07.2002 Пилотов Су-27 "подставили" УКРАИНА. Полковник авиации Владимир Топонарь и пилот-инспектор полковник авиации Юрий Егоров, пилотировавшие разбившийся на львовском авиашоу истребитель
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Тягач уж слишком дёшевНе удалось сэкономить владельцу тягача «Renault Premium 400». В подложных документах, которые
  • Коварный лёд ПукшиТрагический случай произошёл 28 февраля в Головинском сельском поселении Угличского района на, казалось
  • Из-под стражи ушел домой МАХАЧКАЛА. Советский районный суд Махачкалы вынес оправдательный приговор Надиршаху Хачилаеву. Председатель