пятница 19

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 29 апреля 2015

29 апреля 55-летний юбилей отмечает Андрей Владиславович ЛУКАШЕВ

Сегодня юбилей отмечает председатель ЯрООО «Союз архитекторов России», Президент НКО Фонд «Институт проблем устойчивого развития городов и территорий», Почетный архитектор России Андрей Владиславович Лукашев. Много лет он занимается не только новым строительством, но и реставрацией памятников архитектуры. Поэтому сегодня мы публикуем интервью, в котором Андрей Владиславович рассказывает о своём видении проблем градостроительной практики в исторических городах.

автор

 

Андрей Лукашев:
«Градостроительная практика в историческом городе. Проблемы и перспективы»

 

Вполне очевидно для нас сегодня, что вопрос сохранения наследия является специфическим российским вопросом. Эти темы в международном сообществе и в целом ряде стран давно решены. Они не вызывают столь бурную реакцию общественности, профессионального сообщества, власти, как у нас. И решить эту задачу, снизив тем самым уровень накала страстей, невозможно без понимания того, каковы корни этого явления, откуда все это произошло и с чем это связано.

Существует некая распространенная точка зрения, что все эти беды начались вчера, начались недавно. Но на самом деле мы просто начали осознавать бедственное состояние городов. Отношение к памятникам, отношение к нашему наследию в значительной степени определяется практикой и идеологией, если угодно, сформированной в двадцатом столетии и реализовывавшейся на протяжении почти всех 70 лет Советской власти. То, что мы сейчас с вами наблюдаем, то, что мы переживаем, есть прямое следствие той практики, которая осуществлялась на протяжении многих десятилетий. Практики построения нового мира, практики слома старого уклада, старого традиционного быта, практики радикального изменения национального ландшафта – практики, которая строилась на известном лозунге: «Все сломать до основания, затем…». Это была целенаправленная культурная политика страны, за которой следовало уничтожение храмов и монастырей, грабеж усадеб и так далее. Мы имеем то, что мы имеем.

Проблема исторических городов особенно актуальна для Ярославской области, ведь она является одним из лидеров в Российской Федерации по количеству объектов культурного наследия, численность которых достигает 5000. Уникальность самого города Ярославля, его сохранившаяся, неповторимая историческая среда стали предметом интереса международных исследований. В 2005 году решением XXIX сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО исторический центр города площадью 110 гектаров, где расположены комплекс Спасо-Преображенского монастыря, набережные рек Которосли и Волги, Первомайский бульвар и десятки архитектурных памятников XVII-XVIII веков, включен в Список всемирного наследия.

Что беспокоит профессионалов в вопросах градостроительной практики в исторических городах? Как соединить на практике две базовые доминанты – бережное отношение к историческому наследию с одной стороны и важность комплексного развития территорий, создания благоприятной среды для их жителей?

На эти вопросы нам отвечает председатель ЯрОООО «Союз архитекторов России», Президент НКО Фонд «Институт проблем устойчивого развития городов и территорий», Почетный архитектор России Андрей Владиславович ЛУКАШЕВ.

 

- Андрей Владиславович, вы представляете профессиональный цех ярославских архитекторов. Как вы относитесь к той ответственности, которую возлагает на вас и ваших коллег территория, на которой мы живем и работаем?

– Ярославская область – уникальное явление на территории России. Здесь сохранилось уникальное историческое, градостроительное и архитектурное наследие с древнейших времен до наших дней. Ярославскому краю повезло – его, в основном, обошли стороной военные конфликты двадцатого столетия, да и те массовые «работы» по сносу «наследия дореволюционного режима» не имели здесь такого массового характера, как во многих других регионах. Ярославия абсолютно аутентична – среда ее городов, сельские ландшафты. Однако с каждым днем мы чувствуем и остро ощущаем утрату или угрозу утраты этой аутентичности. Идя по улице провинциального городка, такого, например, как Тутаев или Мышкин, с горечью приходится наблюдать, как фасад деревянного дома «одевается» пластиковым сайдингом, или появляется дом из серого силикатного кирпича. Вроде бы и масштаб строения тот же, вроде бы и стоит такой объект один в ряду десятка старых домов – но среда исчезла и восстановить ее уже можно только предприняв определенные усилия. Я говорю о нюансах, но историческая среда наших городов и состоит из таких нюансов, которые, к сожалению, не учитываются в нашем законодательстве. И, посему, отдельные коллеги по цеху, принимая заказы на проектирование объектов, как бы отходят от принципов профессиональной этики, идут на поводу либо заказчика, либо собственных амбиций и, по существу, губят эти наши малые города и их уникальную среду.

– Позволяет ли наше законодательство и принятые нормативные акты – генпланы, проекты зон охраны – учитывать все нюансы работы в историческом городе?

– Увы – нет! Институту проблем устойчивого развития городов и территорий довелось за последние три года очень плотно работать с нашими историческими городами. Мы разрабатывали генеральные планы Ростова Великого, Тутаева, Любима, Гаврилов-Яма. Везде беда одна: либо совершенно старый проект зон охраны, либо его нет вовсе. Там, где проект зон охраны присутствует и утвержден (как в Ростове – в 1978 году) – мы обязаны с ним считаться. Естественно, этим устаревшим проектам принадлежит решающая роль в определении перспектив развития. И не всегда, а точнее, практически никогда устаревшие требования ПОЗ не соответствую современным требованиям к развитию территорий. По-существу, в новом генеральном плане, разработанном в соответствии с требованиями старого ПОЗ, мы консервировали исторические территории в их убогом (по физическому состоянию) виде. Кроме того, устарели и все правовые понятия, заложенные в старые проекты зон охраны на основании старого закона об охране памятников, которому лишь в 2002 году пришел на смену 73-ФЗ. А ведь проекты действующие, и с этим приходится считаться как при разработке генплана, так и при разработке правил землепользования и застройки.

- Имеют ли возможность территориальные администрации каким-то образом влиять на порядок застройки и, в сотрудничестве с профессионалами, своими решениями предотвращать разрушение исторической среды?

У нас есть положительный опыт. Работая в Любиме, где проект зон охраны памятников отсутствовал, мы впервые применили практику установления правил игры путем введения определенных условий градостроительной деятельности на территориях, которые мы вместе с администрацией Любима (благо, мы нашли в их лице единомышленников) определили, как «территория достопримечательного места», на которой установлены градостроительные регламенты с определенными ограничениями. У администрации Любима стояла совершенно определенная задача – предотвратить скупку соседних участков индивидуальных домовладений и объединение их для строительства объекта нового (как правило, более крупного) масштаба. Слава богу, сама администрация города пагубность этого для масштаба исторической среды понимала. Так вот, в Правилах мы ввели ограничения на изменение исторической парцелляции земельных участков, попробовали ввести запрет на применение несвойственных среде строительных технологий и знаете, это сработало. С помощью Правил Администрация выиграла несколько судов у ретивых застройщиков и даже смогла применить их (Правила) в «дебатах» с прокуратурой. Однако на территории достопримечательного места в Любимее появилась возможность развития, да и центр исторического города не «выпал» из юрисдикции городской администрации, как это происходит в других городах в отношении территорий охраняемого культурного наследия. Даже если потом, когда-нибудь, наши с Администрацией города действия будут оспорены и нам придется вносить изменения, все равно, мы нашим актом, нашими Правилами уже предотвратили попытки покушения на среду. А это немало!

- Если немного отвлечься от темы исторического города и затронуть связанные с ней общие проблемы градостроительства, каковы самые важные моменты, которые, на ваш взгляд необходимо решать в сотрудничестве с законодательными органами, как местными, так и федеральными?

- Подходит к завершению реализация областной программы по обеспечению муниципальных образований обновленной градостроительной документацией. Реализация программы стала непростым делом. По большому счету заново пришлось учиться всем – разработчикам, заказчикам, органам власти городов и поселений. За последние лет тридцать по большому счету навыки этой работы были утрачены. Огромная роль нового Градостроительного кодекса в том, что территориальное планирование снова оказывается востребованным и приобретает все возрастающую роль. И сегодня можно говорить о трех абсолютно позитивных факторах реализации областной программы.

Первое - все поселения и городские округа области обеспечены новой градостроительной документацией. Это значит, выполнены требования закона, и градостроительная деятельность на этих территориях не будет приостановлена (правда, вероятно, Государственная Дума РФ решит продлить этот срок на пару лет, но это уже неважно). Зато все территории получили «доступ» к участию в конкурсных отборах федеральных и областных программ. Дело за инициативой.

Второе – в процессе работы руководители поселений представительные органы поселений, заинтересованные заказчики и население получили опыт общения с новой законодательной сферой и поняли ее важность. На наш взгляд практиков это дорогого стоит. Если по началу работы года три назад еще слышались реплики типа «зачем нам это надо?», то сегодня, спустя три года уже никто так не говорит. Наоборот, в лице наших уважаемых заказчиков -глав поселений мы получили знающих и инициативных партнеров.

Третье – не секрет, что состояние исходной документации для разработки генпланов и схем территориального планирования, с которым мы столкнулись в начале пути, плачевное. Это относится не только к Ярославской области. Работая во многих российских регионах, мы поняли, что это общероссийская беда. И сегодня, завершив, я бы сказал, период «первичных» накоплений знаний и опыта, нам необходимо двигаться дальше. Это относится и к необходимости разработки проектов зон охраны памятников, и к формированию информационных систем обеспечения градостроительной деятельности и к превентивной или параллельной разработке стратегических планов развития.

Пожалуй, добавлю четвертое – в процессе подготовки документов территориального планирования нам удалось определить приоритеты развития самых разных правообладателей земельных участков и сформировать общую картину инвестиционных предпочтений того или иного поселения. Это важно еще и вот почему: нашему Институту проблем устойчивого развития городов и территорий довелось разрабатывать генеральные планы для четырех, я бы сказал, ключевых сельских поселений Ярославского муниципального района – Некрасовского, Заволжского, Кузнечихинского и Ивняковского. Это те поселения, в которых сосредоточена наибольшая инвестиционная активность. Параллельно нашей разработке мы внимательно наблюдали за корректировкой генплана Ярославля и теми процессами, которые происходили в городе в части, касающейся совершенствования транспортной схемы, инженерной инфраструктуры. Заинтересованные инвесторы, и это естественно, идя по пути наименьшего сопротивления (в плане трудностей оформления и стоимости предварительных работ) обращают внимание на те территории, которые в прежнем законодательстве назывались «пригородными». Поэтому в планах правообладателей земли тех самых «пригородных» поселений такие амбициозные планы, которые во многом превышают возможности инфраструктурных преобразований. Оппоненты новой градостроительной практики нам говорят: «вот раньше в понятийном аппарате законодательства было понятие «пригородная зона», а теперь ничего сделать нельзя». Можно! Нужно обратиться к ст.27 Градостроительного кодекса и начать процесс совместной разработки генеральных планов крупных городов и прилегающих к ним сельских поселений, или, лучше – района. Кстати, схемы территориального планирования муниципальных районов «выпали» из областной программы. В первую очередь это относится к Ярославлю и Ярославскому району. Эти процессы необходимо запускать, в противном случае мы получим «нерабочие» генпланы сельских поселений, да и Ярославля.

- Есть проблема, которая напрямую не связана с темой исторических городов, но имеет к ней самое непосредственное отношение. Я о пресловутом 94-ФЗ – законе о государственных и муниципальных закупках. Каково его действие в отношении разработки документов территориального планирования, проектов зон охраны, проектирования?

– Это вообще катастрофа. Мы еще не оценили в полной мере последствия этой катастрофы, во всяком случае, мне кажется, все то позитивное, что появляется в настоящее время, умрет не развившись. Представьте себе ситуацию: конкурс на разработку схемы развития туризма Псковской области. Интересная, важная работа. Хорошая начальная цена – десять миллионов рублей. Но срок, который заложен в конкурсной документации: десять дней с момента подписания государственного контракта! Какой это государственный контракт?! Кто это составлял? Зачем объявлять конкурс и вводить в заблуждение потенциальных участников? Ребята, заказчики, вы все «сварили» заранее. Не плачет ли по вашим действиям прокуратура и ФАС? Похоже, нет! В Калининградской области мы подали заявки на участие в конкурсах на разработку генпланов сельских поселений. Хорошие условия, хорошая начальная цена – четыре миллиона рублей. Кстати и хорошая сумма обеспечения участия в конкурсе. Открываем протокол вскрытия конвертов и обнаруживаем: земляки – ярославский «Спецстройпроект» ставит 400 тысяч и выигрывает. (Кстати, потом бегает по другим организациям и просит взять хоть что-то на субподряд). Не хочется об этом говорить. Наверное, это относится не только к нашей сфере. Вспомним Саяно-Шушенскую… Мой коллега, президент Союза московских архитекторов В.Н.Логвинов недавно высказал предложение: не попробовать ли нашим депутатам Федерального собрания, принявшим такую пакость, поработать в рамках 94-ФЗ при размещении заказа на разработку федеральных законов. Посмотрим, какие законы станут появляться «за три копейки». Еще одно в этом вопросе. Недавно мы с заместителем директора департамента градостроительства В.Е.Жучковым обсуждали продолжение областной программы. По его просьбе мы посчитали, сколько будет реально стоить разработка схемы территориального планирования типичного муниципального района. Согласились, что реальная цена такой работы – 3,5 – 5 миллионов рублей. Но тут же Виктор Евгеньевич сказал, что уже ему поступали предложения сделать эту работу и за 200 и за 400 тысяч (чего сложного – взял готовые схемы территориального планирования сельских поселений, да и объединил их!). Ведь в таком случае финансисты, те, кто формирует бюджет, обязательно скажут: «Почему вы закладываете в бюджет такие крупные суммы, если люди готовы сделать эту работу и за их десятую часть?» Вот и приехали. Нашему институту дорого стоило формирование трудоспособного профессионального коллектива градостроителей. Мы учились «по ходу» и вместе с нашими заказчиками. Сегодня мы ищем параллельные источники загрузки наших специалистов работой, потому что градостроительная работа закончилась в пользу нищих духом. Ходят по области, по стране этакие прохвосты-проходимцы и продают себя и профессию за полушку. Проверить бы еще качество их работ и сроки выполнения, точнее обязательства по контракту. Вот здесь, почему-то прокуратура и ФАС спит. А запихнуть бы их в недобросовестный список, повесить соответствующий красный фонарь и лишить права выполнять такие работы – может другим будет неповадно. Это опять-таки об этике наших коллег, которых «коллегой» язык не поворачивается назвать.

- Когда мы обращаемся к проектам зон охраны мы, естественно, видим объекты и территории всех времен вплоть до XIX века. Но не следует забывать, что XX век привнес в эту нашу среду много больше, чем все предшествующие периоды. Во всяком случае, наши исторические города, которые мы имеем сегодня, во многом формируются двадцатым веком, да уже и веком двадцать первым. Какие перспективы вы видите в этом направлении?

- Я абсолютно согласен, что на объекты и градостроительные памятники двадцатого века необходимо обратить самое серьезное внимание. Мне кажется, что мы их утрачиваем гораздо быстрее, чем те объекты и ту среду, которую мы официально «сохраняем». В рамках празднования своего тысячелетия Ярославль получил немало достойных современных объектов. Члены Ярославской организации Союза архитекторов России не забывают, что они занимаются не просто строительством, но, в первую очередь, к созданием произведений архитектуры.

И, конечно, учитывая особую значимость объектов, которые строятся в исторической среде, необходимо проводить нормальные, спокойные архитектурные конкурсы. По правилам. Тогда у нас не будут появляться неожиданные, возникающие помимо мнения общественности объекты. Сейчас наступил кризис, и именно в кризисное время, нужны локальные конкурсы эскизных планов на участки, которые намечены к строительству, но пока приостановлены. И мы обязательно получим хороший результат. В итоге, я бы еще раз предложил правительственным структурам создать органы и механизмы для конструктивной и взаимной работы, и перестать быть на двух разных баррикадах.

Беседовал Алексей ВЕНГРЖНОВСКИЙ.

Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают