воскресенье 18

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

суббота, 25 января 2003

Завод - людям, люди - заводу

Открытому акционерному обществу «Ярославский технический углерод» сегодня исполняется 40 лет.

автор Татьяна ЕГОРОВА.

 

25 января 1963 года здесь была получена первая сажа – этот день и стал днем рождения предприятия. *i (Директор по производству Н. Орлов и начальник отдела реализации М. Болотовский) Свой юбилей предприятие отмечает выработкой рекордного количества продукции – за прошлый год ее произведено 155 тысяч тонн. Тем самым удалось превзойти самые высокие показатели советских времен. И это при том, что из действовавших раньше двенадцати технологических потоков сейчас работают восемь – остальные, как устаревшие, демонтированы. В канун своего праздника «Техуглерод» признан победителем ежегодного конкурса Российского союза промышленников и предпринимателей «Лучшие российские предприятия», как значится в соответствующем документе, за наиболее динамичное развитие. Эту награду он получил во второй раз: в 1998 году она была присуждена за лучшие финансовые показатели. *i (Начальник технического отдела С. Дворников) В последние годы получено много других престижных наград. Генеральный директор Вадим Орлов стал лауреатом конкурса имени Петра Великого и удостоен звания одного из ста лучших менеджеров России. Предприятие не раз выходило победителем областных и городских конкурсов, в течение нескольких последних лет получает диплом мэрии за образцовое содержание территории и охрану окружающей среды, что, учитывая его специфику, согласитесь, показательно. За 40 лет многое изменилось. Лучше всего это видно тем, кто помнит завод с первых дней. Одиннадцать человек из тех, кто строил, пускал завод, работают тут и сейчас. *s Мы помним, как все начиналось Вспоминает лаборант Антонина Савельева: – Я окончила техническое училище по специальности лаборант-химик, было мне 18 лет, и мы, группа таких же девчонок, получили направление сюда – как тогда это называлось, в сажевый цех НПЗ. Пришли в помещение, которое должно было стать лабораторией будущего завода, тут все еще достраивали, а мы чистили, скоблили, мыли. Зима была очень холодная, и заводское начальство забегало в лабораторию погреться. Первый анализ первого продукта делала Нина Дмитриевна Жукова, мастер нашей группы в училище, которая пришла работать на завод вместе с нами. Напротив лаборатории (там сейчас газон) располагалось само производство. Все маленькое, компактное, и грязь вокруг такая, что без сапог из здания в здание не проберешься. Экономист цеха Эмилия Казакова пришла сюда после окончания химико-механического техникума. – Первый год работала в конструкторском отделе НПЗ – мы изготавливали чертежи для треста № 7, который монтировал строящийся завод. А непосредственно перед пуском завода что только не делали! Мороз, а реакторы пускать надо, так мы их дровами разогревали! *i Нынешний начальник ремонтно-механического цеха Евгений Петров (на снимке) был в то время слесарем. Стаж работы после училища всего год, а роль ему выпала очень ответственная. Участвовал в монтаже оборудования, потом в его ревизии, а во время пуска завода, когда должна была пойти первая продукция, оказался дежурным слесарем смены. – Такую смену, конечно, не забудешь никогда. Все ЧП, какие только могут случиться, все случились: в одном месте пар пропускало, в другом что-то заморозило, в третьем разморозило... Мне казалось, что я на строительстве узкоколейки из книги «Как закалялась сталь». Продирались через все это на порыве, иногда просто «на зубах». Трудно сегодня представить, что все это было именно здесь. Там, где стоят аккуратные, выкрашенные в веселые тона производственные корпуса, где пролегли асфальтированные дороги, где светятся экраны компьютеров. Продукция осталась та же – технический углерод для шинной и резино-технической промышленности, но уровень производства, качество продукта, конечно, совершенно другие. Больше половины того, что выпускает сегодня «Техуглерод», идет на экспорт: в Польшу, Венгрию, Италию, Болгарию, США, Словакию, Финляндию, Чехию, Индию, Германию, Голландию, Испанию, Грецию, Португалию, во многие другие страны. Ярославцы успешно конкурируют с ведущими западными компаниями. *i (Аппаратчик цеха №1 А. Тихомиров) Все это в значительной степени результат реконструкции, в последние годы она ведется особенно интенсивно. Мне назвали такую цифру: ежемесячно 6 млн. рублей идет на оплату занятых реконструкцией подрядных организаций. И это не считая большого объема работ, которые делаются собственными силами, руками рабочих своих вспомогательных цехов. Идет реконструкция технологических установок – как для увеличения их мощности, так и для улучшения охраны окружающей среды. Заканчивается рекультивация одного из прудов-накопителей очистных сооружений. На то, чтобы вычистить его от накопившихся за 40 лет отходов и утилизировать их, ассигновано 6 млн. рублей. Еще почти в 10 млн. рублей обошлась реконструкция сетей отходящего газа. Производству в последних случаях выгоды немного, выиграет в основном экология, но предприятие считает это равно важным. А иногда и более важным. Отношение к сей деликатной теме здесь вообще особенное, в чем-то даже неожиданное. Я спросила, например, генерального директора, как он представляет не ближайшее, а отдаленное будущее предприятия. И в ответ услышала: – Учитывая нашу специфику и достаточно острые вопросы, связанные с экологической безопасностью, я считаю, что единичная мощность предприятия достигла уровня, превысив который мы можем нанести явный ущерб природе. Поэтому дальнейшего увеличения объемов производства не планируется. Хотелось бы, чтобы в ближайшие десять лет шла нормальная эксплуатация тех производственных мощностей, что есть. Их достаточно для того, чтобы завод жил спокойной, нормальной, размеренной жизнью. Нужно уходить от советского правила «вперед и выше». Так в мире нигде не живут. Это не значит, что мы не намерены развиваться. Но мы хотим развивать небольшие смежные производства. У нас есть участок сажевых паст – мы его расширяем. Есть возможность разместить участок саженаполненного полиэтилена для производства черных пластмасс, организовывать другой бизнес – любой, удобный для нас, куда можно вкладывать деньги. Но расширять производство сажи – такой задачи нет. *s Наука идет в цех *i (Монтаж нового реактора) Итак, расширять выпуск своей основной продукции «Техуглерод» не собирается. А вот развитие вглубь идет постоянно. Я имею в виду работу над совершенствованием качества, приведение его к требованиям международных стандартов. На предприятии четыре кандидата наук, еще два – на подходе. Но отношение к науке на «Теухглероде» весьма прагматичное. Здесь нет научного центра, который мог бы поразить заезжих гостей сверканием приборов и белых халатов. Ученые силы рассредоточены по разным подразделениям, там, где их опыт и знания особенно нужны. Где они дают практическую отдачу, ощутимую всем предприятием. Аллергия на псевдонаучную суету сохранилась со времен, когда «Техуглерод» по решению правительства был включен в состав научно-производственного объединения. Эффективность труда НПО оказалась очень низкой, и предприятие добилось в 1990 году права выйти из его состава. Это тоже часть его истории, уроки которой здесь помнят. Сегодня ОАО «Ярославский технический углерод» ориентируется на порядок, принятый на Западе, где наука – подразделение предприятия или групп предприятий. Она управляется руководителем производства, несет ответственность за результаты своей работы и в этом смысле ничем не отличается от любого другого отдела. Отраслевой науки, утверждают здесь, нигде в мире не существует. Есть наука отдельных фирм и компаний. Ученые в них работают автономно, поскольку компании конкурируют между собой, во многом именно так обеспечивается технический прогресс. Пример? Пожалуйста. Несколько лет назад группа сотрудников «Техуглерода» была в Японии на заводе пластмасс. Завод, по нашим меркам, небольшой, 300 человек, из них, как было сказано, 30 занято научными исследованиями. Ярославцы попросили показать, что они делают. Их привели в цех, где работали литьевые машины, а около них – люди в комбинезонах и касках. Оказывается, это и были здешние ученые, они готовили формы, смеси, проверяя на практике свои идеи. На вопрос, кому они подчиняются, прозвучал ответ: отделу сбыта. Новые идеи должны служить одному – чтобы продукция лучше продавалась. Но кто-то же сидит за письменными столами, настаивали ярославцы. Оказывается, три человека. На «Техуглероде» ведущие специалисты и специалисты с научными степенями работают в проектно-конструкторском и техническом отделах, центральной заводской лаборатории, цехе КИП и автоматики. Обеспечивают разработку всех новых идей и доводят их до реализации. Узловой пункт всякой новой идеи – проектно-конструкторский отдел, где она превращается в рабочую документацию для всех остальных подразделений, открывая тем самым новой идее дорогу в жизнь. За ученую степень никакой доплаты на «Техуглероде» нет. Преимущество одно: ее обладатель может рассчитывать на привлекательную должность в приоритетном порядке, а его зарплата будет определяться объемом и качеством выполненной работы. – Роль науки сегодня на заводе очень велика, – подытоживает генеральный директор. – Все, чего удалось добиться за последние десять лет, – это результат грамотных решений, принятых союзом науки и практики. Мы убедились в главном: направленность научной деятельности должна быть строго практичной с коммерческой точки зрения: и по постановке задач, и по срокам, и по очередности их осуществления. Не расплываться, не впадать в эйфорию, а внедрять новые идеи по мере их актуальности одну за другой широким фронтом – так мы работаем. Стратегия, о которой говорит генеральный директор, до сих пор завод не подводила. За последние десять лет не было ни одного сбоя. Решения, рассказывают мне, вырабатываются коллегиально и гласно. На каждый год составляется план мероприятий, который «спускает на землю» новые идеи. Начинается подготовка технической документации, финансов, людских возможностей. Самой крупной задачей, которую удалось решить таким образом, стало строительство собственной электростанции. Она обошлась «Техуглероду» в 100 млн. рублей и пущена в сентябре 2001 года. Для чего? Электростанция полностью обеспечила завод электроэнергией и гарантировала 100-процентную утилизацию отходящих газов – независимо от возможностей и трудностей с реализацией пара на сторону. Теперь никто не может «задвинуть задвижку» заводу, вынуждая его выпускать пар в атмосферу. Здесь называют это «стратегической независимостью и суверенитетом в плане реализации вредных выбросов». Здешние специалисты считают его даже более важным, чем суверенитет в области обеспечения электрической энергией и теплом. Есть еще такое понятие, как качество труда. Общаясь с потребителями из-за рубежа, бывая за границей, на «Техуглероде», конечно, сравнивают, что у них и что у нас. И серьезно озабочены тем, чтобы сократить существующее расстояние. Самым решительным шагом стали перемены, происшедшие на ключевых участках производства. Там заменили, например, старших аппаратчиков, наладчиков и слесарей КИП шестого разряда молодыми инженерами. Но об этом лучше расскажет один из них, начальник участка цеха № 7 Сергей Черненький: – У меня на этом заводе дед почти всю жизнь отработал, многие соседи по дому, но меня после окончания в 1999 году Ярославского технического университета распределили на НПЗ. А хотелось сюда. Пришел проситься, сказал про свой «красный диплом». Зачислили аппаратчиком, через полгода перевели инженером-технологом, потом старшим инженером-технологом, начальником участка. Я оказался на заводе как раз в то время, когда здесь начали проводить политику максимального крена в сторону современных способов управления технологическими процессами. Отказались от самописцев, стали осваивать компьютеры. В числе молодых инженеров, кому это доверили, был и я. Вскоре на управление с компьютера был переоборудован первый поток, затем остальные. Сейчас в нашем цехе четыре самостоятельных технологических потока, на каждом все процессы контролируются и регулируются с компьютера. Завод преображается; хотя я работаю тут только четвертый год, даже мне это видно. На фоне общего сложного положения в промышленности наше производство на глазах меняется к лучшему – и чисто внешне, и по существу. За эти годы коллектив омолодился, пришло много новых людей с высшим образованием. Последнее замечание Сергея стоит того, чтобы остановиться на нем чуть подробнее. *s Философы здесь не нужны Откуда берутся «новые люди»? С одной стороны, идет замена руководителей подразделений и начальников цехов на выросших на своем же заводе «выдвиженцев». Как правило, это молодые, энергичные люди, зарекомендовавшие себя на конкретном деле, они тут на одной должности не засиживаются. Как сам Сергей Черненький. Как Сергей Дворников, еще недавно начальник цеха № 1, а с 2002 года – начальник технического отдела. С другой стороны, «Техуглерод» активно сотрудничает с ЯГТУ в деле подготовки нужных ему специалистов. «Технологи-философы», как здесь говорят, заводу не нужны. А специалисты, ориентированные на конкретные нужды завода, требуются. У завода с университетом подписан договор. В соответствии с ним сюда приглашают студентов, начиная с третьего курса. На третьем и четвертом они делают здесь курсовые проекты, на пятом – диплом. Завод присматривается к новичку, он присматривается к заводу. Про каждого почти, кто прошел по этим ступенькам, в заключение говорят: «Он наш». О том, какие надежды возлагает «Техуглерод» на новое поколение молодых специалистов, говорит еще одна история «про японцев», услышанная мной на заводе. – Эх, нам бы японский опыт! – вздохнул один из моих собеседников. – У них основной найм на работу происходит раз в году. На первом месте по престижности – крупные предприятия. Они первыми отбирают из всех претендентов тех, кто им нужен, то есть лучших. Из числа оставшихся подбирают себе кадры средние предприятия. А самые слабенькие, те, кого не взяли ни те, ни другие, попадают потом в фирмочки купи-продай, мелкие конторы и тому подобное. Вот отсюда японские автомобили, японская электроника – их делают лучшие! Но это уже государственная политика. У них такая, у нас другая. О несовершенство нашей политики завод спотыкается, как и все остальные, и не только в этом. Как и все российские предприятия, «Техуглерод» вынужден жить натуральным хозяйством. Содержать свой транспорт, ремонтные службы, службу по уборке территории, даже прачечную. Все эти участки, как известно, очень «прожорливы» в смысле затрат труда. Предприятие стремится свести их к минимуму и, обновляя основное производство, не забывает такие участки тоже. Каждая машина, в которой здесь стирают спецодежду, стоит, например, столько, сколько пять автомобилей «Волга». Не пожалели, купили. Но все равно без рабочих рук не обойтись. 17 человек занято уборкой территории завода – как-никак, 51 гектар. А как было бы хорошо, если бы существовали специализированные организации, которые бы подметали дороги, стригли газоны и стирали спецовки. Заплатили бы им, а сами знали бы только одно – производство. К несчастью, пока от натурального хозяйства никуда не деться, и все расходы подобного рода ложатся на завод ощутимым грузом. Отсюда численность предприятий на Западе, не сопоставимая с нашей. Отсюда их и наша производительность труда – и в основном производстве, и на участках, что его обслуживают. *s Работать, чтобы жить На «Техуглероде» не скрывают таких слабых мест, они на виду. Работают в реальных условиях нашего сегодняшнего времени, стремясь сделать максимум возможного и для производства, и для своих людей. А может быть, наоборот, для людей и для производства. Что тут на первом, что на втором месте, иногда и не разберешься. В конце прошлого года, например, вопреки всему сказанному о «лишних» подразделениях, которые утяжеляют экономику завода, ввели спортивный комплекс. Была такая сараюшка-развалюшка за территорией завода, принадлежала какой-то мелкой организации. Выкупили, реконструировали – и получилось загляденье: волейбольный зал, помещения для большого и малого тенниса, мини-футбола, тренажерный зал, бильярдная, душевые, сауна. Все только для своих, сюда приезжают семьями, и все бесплатно. Кстати, на заводе бесплатно лечат зубы, восьмой год кормят обедами тоже бесплатно. Чисто символические 3 рубля 4 копейки за полный обед, которые бухгалтерия высчитывает из зарплаты, можно не принимать во внимание. Тем более что средняя зарплата на предприятии около 12 тысяч рублей. Говорят, по зарплате впереди «Техуглерода» в области только пивзавод. Когда я спросила экономиста Галину Малахову, что ей дал и дает завод в материальном смысле, она ответила: – Наверное, все. Сначала ясли и садик, когда я растила своих двоих детей. Потом квартиру, сперва однокомнатную, потом двухкомнатную. Путевки получала. Садовые участки нам всем нарезали в «Лесных полянах», у нас там водопровод, электричество, асфальтированныее дороги. На работу возят на заводском автобусе, с доставкой, как я смеюсь, от кровати до кабинета. – В социальном плане главное, конечно, зарплата, – отвечая на тот же вопрос, сказал Сергей Черненький. – Чувствуешь уверенность в себе. Товарищ мой, такой же, как я, молодой начальник участка, получил на заводе ссуду и купил квартиру. Плохо ли? А я за три года, как здесь работаю, машину купил. – У нас в семье все социальные вопросы решены, – признался Евгений Петров. – Я сорок лет работаю, жена здесь работала, дочь работает. Жилье получили на заводе, дачный участок, машина есть... К сожалению, так, как на «Техуглероде», пока живут немногие. Предприятие поэтому считает своим долгом помогать другим. Помогает ветеранским организациям и организации инвалидов, церкви, армии, спортсменам... Кроме разовых благотворительных взносов, есть несколько адресов, по которым такая поддержка поставлена на постоянную основу. В соответствии с заключенными договорами раз в квартал заранее оговоренные суммы перечисляются школе № 15, школе-интернату № 6, детскому комбинату № 210 и медсанчасти НПЗ. В общей сложности на все это уходит по 1 млн. рублей в месяц. Мысленно перебирая впечатления от поездки на завод, я подумала, что, кроме всего прочего, «Техуглерод» мог бы еще зарабатывать экскурсиями. Показывать гостям города чистые цеха и уютные, оборудованные современной техникой отделы и службы, удивлять великолепными интерьерами заводоуправления. Для тех, кто считает, что страна сидит в яме и нам из нее никогда не выбраться, знакомство было бы очень полезным. Проект мой, конечно, не пройдет. По случаю юбилея здесь кое-что вспомнили, а вообще заниматься самолюбованием заводу некогда. Здесь работают, постоянно учатся работать еще лучше. И всем того же желают.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают