воскресенье 17

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

вторник, 18 марта 2003

Принцип самодостаточности

По мнению губернатора Ярославской области Анатолия Лисицына, России нужны осмысленная промышленная политика, справедливое распределение налогов между центром и субъектами Федерации и реформа административно-территориального устройства.

 

Основанный в XI веке Ярославом Мудрым Ярославль много столетий оставался одним из главных городов российского государства. В XVII веке он уступал по величине и значению только Москве. Этот город дал России первый синтетический каучук, первый трамвай и первую фабрику кинопленки. И сегодня Ярославль остается жемчужиной русского зодчества, важным промышленным и культурным центром. Как и вся страна, Ярославская область болезненно пережила резкий переход к рынку и кризис 1998 года, но теперь развивается динамично, значительно опережая общероссийские показатели роста по большинству главных позиций. Сегодня по объему производства промышленной продукции область входит в первую тройку регионов Центрального округа РФ, по совокупному показателю уровня социально-экономического развития занимает 11-е место в России. По данным рейтингового агентства "Эксперт РА", Ярославская область находится на четвертом месте (после Новгородской области, Москвы и Московской области) по уровню инвестиционных рисков (это означает, что риски здесь минимальные). А по показателю активности и благоприятности законодательства для инвесторов область шагнула на второе место. В беседе с корреспондентом "Эксперта" губернатор Анатолий Лисицын прокомментировал сегодняшнюю ситуацию, оценил проблемы и перспективы региона: - В девяносто первом году, когда я начинал свою работу, при областной Думе был создан экономический совет, в который вошли все руководители крупных предприятий области. Тогда мало кто из нас был готов к работе в условиях рынка, нам не хватало опыта, знаний, инициативы. Но даже тогда не было сомнений в том, что рынок - наше будущее, наш единственный шанс. Ведь у нас нет газа и нефти, нет золота и алмазов. У нас есть только интеллектуальный потенциал, открытость и раскрепощенность. Мы начали строительство рыночных отношений, не питая иллюзий по поводу возвращения к распределительной системе. С первого дня мы принялись восстанавливать связи, которые когда-то были налажены с другими областями и республиками, и это очень скоро дало нам ощущение уверенности, твердой почвы под ногами. Тогда мы создавали базу для сегодняшнего дня. - Какие приоритеты развития области вы себе определили? - Особенность нашей области в том, что есть мощный промышленный потенциал, но нет конечных видов продукции. Мы не производим тракторы, машины. И здесь есть определенная проблема, потому что это увеличивает цикл реализации и возврата средств. У нас в двухтысячном году была принята концепция развития инвестиционной привлекательности области на три года. Мы всегда считали, хотя эту мысль сложно было утвердить в обществе, что необходимы серьезные стратегические проекты, которые, как локомотивы, будут тянуть за собой экономику области. Не только формировать рабочие места, но и создавать имидж территории. Вот поэтому мы построили с финнами прекрасный Ледовый дворец, создали на базе военного аэропорта гражданский, который сейчас получил статус международного (в то время как в Костроме, Вологде, Иванове аэропорты за эти годы закрыли), строим мост через Волгу, который будет иметь четыре полосы движения и сможет пропускать до пятидесяти тысяч автомобилей в сутки. Это те факторы, которые формируют наш имидж. Но мы понимаем, что одно это инвестиций не привлечет, необходима хорошая законодательная база. Ее мы сделали совершенно открытой, приняли ряд законов, дали льготы, возможности, чтобы компании могли работать в рамках окупаемости проекта. В других регионах многие вопросы тяжело проходят через законодательное собрание, мы же ищем взаимопонимание с компаниями, и поэтому отечественные и иностранные инвестиции к нам идут. - А куда конкретно идут инвестиции? Выделяете ли вы отдельные направления инвестирования? - Инвестиции идут в различные отрасли. В промышленность, сельское хозяйство, экологию и туризм. Кстати, туризм - наша стратегическая линия. Мы понимаем, что надо не только развивать традиционные виды, но и осваивать новые: музейный, событийный, образовательный, экологический, оздоровительный. В последнее время, к примеру, стал развиваться деловой, спортивный и конгресс-туризм. Областную программу развития туризма мы определили шесть лет назад и постепенно по ней двигаемся. У нас есть что показать миру. В Ярославской области двести пятьдесят действующих музеев. Пока мы можем показать восемьдесят процентов того, что у нас есть. Создать привлекательную инфраструктуру, условия для развития туризма - это наша задача. Аэропорт сделали, теперь необходимо решать проблему гостиниц. Мы начали работать с правительством Москвы по программе строительства жилья в Ярославле и Рыбинске. В этом году начнем строить гостиницы в пяти городах - Ярославле, Ростове, Угличе, Переславле, Рыбинске. Все это даст толчок развитию туризма, который, по нашим расчетам, лет через десять - пятнадцать будет формировать до трети бюджета области. - Но сегодня именно промышленность формирует почти девяносто процентов доходов областного бюджета. Как вы относитесь к дискуссиям о необходимости выработки промполитики на уровне Федерации? - Я пытаюсь обратить внимание правительства на то, что надо решать вопрос концепции занятости в России. Ни слова не говорится сегодня о тех вещах, которые могут эту концепцию развалить или не дать ей возможности реализоваться. Это абсурд. Проблема промышленности в чем? Фактор, который сдерживает экономический рост, - производительность труда. В России сегодня она в пять раз меньше американской, наша продукция по трудозатратам не выдерживает никакой критики и конкуренции с любым западным аналогом. И в этой составляющей производительности труда есть человеческий фактор - излишняя численность персонала на промышленных предприятиях. Ее надо сокращать. Куда? Эта ниша свободна - малые и средние предприятия. Во всех развитых странах доля малого бизнеса в ВВП составляет более половины, у нас - двенадцать процентов. На тысячу жителей во Франции приходится тридцать пять малых предприятий, в Америке - семьдесят шесть, а в Ярославской области - всего шесть, средняя российская норма. И они не развиваются. Это результат отсутствия в стране промполитики, политики в отношении малого бизнеса, политики в отношении инвестиций в перерабатывающие отрасли и малый бизнес и, конечно, отсутствие реформы банковской системы. Российская банковская система даже хуже украинской. Наши банки "беременны" деньгами, но получить эти деньги невозможно. Малый бизнес, долго обивая пороги, может получить кредит на год, но что за год сделаешь? А длинные кредиты дают лишь крупным корпорациям, структурам, у которых есть политическая поддержка и серьезные лоббисты. И вот результат: количество малых предприятий за последние два года даже уменьшилось. У себя в области мы пытаемся делать то, что должно делать правительство. Мы заложили статью в бюджете для поддержки субъектов малого бизнеса, из этой статьи гасим проценты по банковским кредитам, которые они берут на развитие бизнеса. Это небольшая помощь, но это все, что мы можем реально сделать. Вопросы помощи малому бизнесу в синтезе с реформой банковской системы должно решать правительство. - Не секрет, что губернаторы областей имеют достаточно рычагов влияния на руководителей крупных предприятий. Довольно часто бывает, что им в добровольно-принудительном порядке навязывают спонсорство тех или иных социально значимых проектов... - О каком спонсорстве может идти речь? Они платят налоги. Влияние на руководителей предприятий мы использовали в начале девяностых, когда они нам передавали "социалку": сети, жилье и коммунальную сферу. Тогда мы давили на них, требовали сдать ее в исправном состоянии. И сразу же приняли программу энергосбережения. Постарались максимально уйти от мазута, провели реконструкцию котельных, стали выбирать дешевые виды топлива: где дрова выгоднее - топим дровами, где углем топим, где торфом. И сегодня нас это спасает. Мы чувствуем себя комфортно в этой ситуации. Хотя понимаем, что без помощи государства коммунальную сферу в порядок не привести. - Если уж мы затронули коммунальную сферу: какие у вас вообще отношения с муниципальным уровнем власти? Многие ваши коллеги выступают против принципа выборности руководства местного уровня. - И я их понимаю. Вы думаете, от чего страдает экономика нашей страны? От того, что все избираются. Человек избранный автоматически на пятьдесят процентов становится политиком. Это аксиома. И получается, что, когда необходимо принять важное решение, он его не принимает, боясь потерять авторитет у кого-то, десять раз оглянется и подумает: а что скажут избиратели? Не пострадает ли его политический имидж? Поэтому приходит мысль о том, что на этом уровне должны работать нанятые менеджеры-профессионалы, особенно это касается городской сферы, сферы работы с инфраструктурой, назрела. Нельзя всех избирать и искусственно делать политиками. Государство исходит из идеологической предпосылки, что избираемость - это высшая форма демократии. Абсурд все это! К счастью, все эти годы у нас не было противоречий между губернатором и мэром областного центра, у нас выработана определенная позиция в этом отношении, и на все выборы мы шли в паре, поддерживая друг друга. У нас никогда не возникало вражды между законодательным собранием, губернатором и мэром. Мы понимали, что эффективность наших действий будет гораздо выше, если все вопросы будем решать согласованно и стараться находить точки соприкосновения без политических баталий. - Однако звучат опасения, что назначаемость мэров приведет к чрезмерной концентрации власти в руках губернатора. - Но на каком-то же уровне единоличная власть нужна. Президент тоже обладает единоличной властью на высшем уровне, но мы ведь не спорим по этому поводу. Так почему же, если время пришло, не определить нижний уровень? Наша беда в том, что доводим все до абсурда. Создаем карликовые республики, карликовые области, карликовые министерства. Вы же видите, пока наше хозяйство далеко от совершенства, к нему нет единого подхода, оно не приведено в соответствие с какими-то нормами, стандартами. И над этим необходимо работать. - Сейчас в Госдуме обсуждается вопрос распределения полномочий между центром, субъектами федераций и местным самоуправлением. Предлагается в ведение центра передать распоряжение недрами, землей и многое другое. А субъектам и местному самоуправлению оставить малопривлекательное, например, ЖКХ. Что вы скажете по этому поводу? - Сегодня из субъектов Федерации мы постепенно превращаемся в объекты. Федеральный центр оттягивает на себя все финансовые источники, стремится уравнять всех, регионы-доноры лишает экономической самостоятельности и в конечном счете ставит их в полную зависимость от себя, от Минфина, от бюджета страны. Раньше налоги между центром и субъектами федерации делились пятьдесят на пятьдесят, и Ярославская область эти проценты исправно получала, но последние два года у нас остается лишь тридцать девять процентов. Вот спорят сейчас о принадлежности недр, земли. Вернуть бы что было! У нас сегодня забирают все собираемые налоги, НДС, акцизы, оставляя областям одни проблемы. К примеру, с первого января этого года изменился порядок уплаты акцизов с реализации нефтепродуктов. Раньше акцизы платили НПЗ, которых на территории области два, с этого года их платят розничные торговцы. Так вот, первый месяц этого года пролетел, второй проходит, а собираемости нет. Из-за этого возникает проблема выплаты зарплат бюджетникам, и особенно тяжело приходится проблемным регионам. Конечно, январь и февраль - традиционно тяжелые месяцы, но, когда наряду с этим еще встает проблема собираемости нового налога, это ведет к провальной ситуации. С регионами эти вопросы даже не пытаются согласовывать. По табачным акцизам Ярославская область получала почти два миллиарда рублей налогов. Не сказав ни слова, центр их отобрал, вернув всего пятьсот миллионов рублей. И, к сожалению, все стратегические вопросы, зависящие от правительства, пока лишь в таком ключе решаются. Вопрос разграничения полномочий между уровнями власти, особенно в части межбюджетных отношений, в ближайшие несколько лет будет стоять достаточно остро. Нам необходимо понять, к чему мы идем, какое государство создаем и какая в этом государстве будет структура финансирования. В Советском Союзе регионы не делили на доноров и реципиентов. Каждый субъект раз в год возил в Москву смету, которую утверждало правительство, и каждый по этой смете работал. Но тогда было "боевое" условие: каждый регион должен был выполнить спускаемый ему план по продукции промышленного и сельскохозяйственного производства. И попробуй не выполни - головы летели! Я не говорю, что необходимо вернуться к старым временам, но то, что сегодня никто никого ни к чему не обязывает, мягко говоря, вызывает недоумение. Казалось бы, должна проводиться политика поощрения сильных регионов, должно быть стремление вывести слабых в зону нормальной работы. А сегодня дотационным регионам субвенциями и трансфертами, по сути, оказывается медвежья услуга. Выполняет ли Костромская область план по промышленному производству или по чему-то еще, не волнует ни центр, ни область. Потому что она уверена: все равно получит все полагающиеся ей дотации. А нам надо заработать эти деньги. Я каждую неделю спрашиваю с директоров, представителей сельских производств: как вы работаете, почему не платите больше налогов, почему не наращиваете объемы производства, что мешает развиваться? Для нас эта задача осталась главной. Я понимаю, что точка зрения региона-донора не придется по вкусу многим. Но я предполагаю, что если все будет тянуться таким образом, то через два-три года Ярославская область из доноров будет искусственно превращена в унылую тень, которая будет ездить в Москву за дотациями. - Вы правы, дотационным регионам такие слова вряд ли понравятся. Но ведь их у нас много. Не говоря уже о развитии, как им себя прокормить? - Федеральная власть должна создать условия, чтобы каждый регион стремился быть экономически самостоятельным, самообеспеченным, старался больше заработать. Любые процессы стимулировать надо. Сегодня все налоги, что сверх положенного соберем, забирает федеральный бюджет. О каком стимуле может идти речь? Если бы, например, из собранных свыше налогов регион мог оставлять двадцать процентов себе, а восемьдесят процентов сдавал в федеральный центр, заинтересованность бы появилась. У нас в области такой принцип поощрения работает. Если муниципальный округ собрал больше налогов, мы оставляем ему пятьдесят процентов за усилия, за активность, остальные пятьдесят процентов идут на поддержку слабых округов, на выплаты зарплат. В том муниципальном округе, где собираемость налогов повысилась по независящим от муниципального руководителя причинам, когда манна с неба свалилась - например, участок газовой сети прокладывают и газовики больше отчислений в бюджет делают, мы оставляем двадцать процентов, а восемьдесят забираем в областной бюджет. И есть заинтересованность. - Если бы все так просто было... - Вы правы, не все так просто. Это лишь рычаги. Проблема гораздо глубже. То, что мы наблюдаем сегодня в России, не просто социально-экономическое неравенство регионов. Я неоднократно высказывал мысль: если мы хотим работать в условиях рынка, то должны понимать, что территориально-административное устройство России, существующее сегодня, уже не соответствует времени. Оно могло работать в условиях административной системы, когда был Госплан, когда было четкое распределение обязанностей каждого региона, а в условиях современной экономики, свободных рыночных отношений каждая территория должна иметь предпосылку к своей самодостаточности. Один из ярких примеров, когда страна пошла по этому пути, - Польша. Там на третий год реформ создали комиссию, которая в течение семи лет изучала вопрос территориального устройства Польши. Изначально было сорок восемь воеводств, которые через семь лет превратились в тринадцать. Сейчас, спустя четыре года, в Польше убедились в правильности этого решения и даже пришли к выводу, что не тринадцать, а девять воеводств надо было создавать. Возможно, то же и в России придется делать, особенно в Центральной, Северо-Западной России. А если мы этого не сделаем, утонем в пучине политических и экономических несоответствий. Ярославскую область в перспективе я вижу наиболее гармонично сформированной. Что я имею в виду? Способности и возможности Ярославской земли необходимо распространять на другие области. Посмотрите, насколько сегодня области непропорциональны в своем экономическом развитии. Костромская область сильна сельским хозяйством, Ивановская - текстилем, Ярославская - промышленным производством. На пользу нашему государству нужно создавать экономически обоснованную территорию, регион, который был бы силен и тем и другим. Это как раз к вопросу о создании экономических предпосылок, которые будут заставлять каждый регион бороться за свою экономику. - Вряд ли губернаторы этих областей с вами согласятся... - Ну что же... Меня, собственно, устраивает та область, которая есть сейчас: огромный промышленный потенциал, который мы сумели восстановить за последние восемь лет, динамика роста есть, инвестиционная привлекательность за чет инициатив, за счет раскрепощенного законодательства, предоставления условий для развития малого предпринимательства - все это сегодня есть. И мы продолжаем работать. Интервью взяла Юлия НОВОСЕЛОВА. "Эксперт", 3 марта 2003 г. Фото Сергея МЕТЕЛИЦЫ.

Читайте также
  • 11.11.2011 Анатолий Лисицын: «Вместе работать во благо Ярославии!»Последние десятилетия, особенно девяностые годы прошлого века, в жизни нашей страны и региона были непростыми. Но мы достойно ответили на вызовы времени,
  • 17.06.2008 Подростковая преступность снижаетсяВчера состоялось заседание правительственной комиссии по делам несовершеннолетних под председательством министра внутренних дел Рашида Нургалиева с видеотрансляцией
  • 03.02.2006 Третьи в ЦФОВ конце 2005 года Министер-ство информационных технологий и связи Российской Федерации завершило комплексное исследование готовности всех российских территорий
  • 21.06.2005 Ирина СКОРОХОДОВА: «Правительству надо прислушиваться к регионам» В правительстве и при Президенте России созданы рабочие группы по выявлению слабых мест в федеральных законах, которые заложили основы новых реформ в социальной
  • 19.04.2005 Что показал мониторинг 1 января 2005 года вступил в силу федеральный закон № 122, предусматривающий новый порядок осуществления государственной социальной поддержки в отношении
  • 17.02.2005 Страшно далеки они от народа В подмосковной Лобне прошло расширенное заседание совета руководителей Центрального федерального округа. Название это мероприятие носило длинное: «О задачах
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Теневым зарплатам – бой!Около полутора тысяч рыбинских предпринимателей и руководители предприятий получили письма из Рыбинской
  • На ЯШЗ без перемен В Ярославле появились разговоры о том, что первый заместитель генерального директора ОАО «Ярославский
  • Солдат и строитель Сегодня 80 лет Николаю Аркадьевичу Зезюлинскому.