воскресенье 07

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

пятница, 07 мая 2004

Хлеб наш насущный

Из всех молитв о благе материальном одна уместна у православных людей: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь». Ибо издавна известно: если есть хлеб на столе, человек выживет. Есть хлеб

 

у страны – страна выживет и не покорится врагу. Все остальное может быть или не быть.

Обилие продуктов своих и заморских как-то снизило остроту этого понимания. Только дети военных лет еще помнят, как матери и бабушки прятали сухую корку «на черный день», как военная буханка ржаного – сверх положенной по карточкам – стоила на Мытном рынке в Ярославле 400 рублей. Забылись и очереди за хлебом во времена хрущевской оттепели. Целинный миллиард пудов зерна, последующая почти полная механизация его производства надолго обеспечили продовольственную безопасность страны.

И вот как гром среди ясного неба – рост цен на зерно, многократно опередивший темпы инфляции в 2003-м и в первом квартале этого года. Всего за год цена буханки черного и батона в среднем выросла с 3 – 4 до 7 – 8 рублей.

Люди состоятельные при обилии других продуктов в магазинах и росте цен на них в пределах инфляции никакой трагедии в этом не увидели. Но значительная часть населения с доходами на уровне или ниже потребительской корзины, в которой хлеб был самым доступным, дешевым продуктом, – бюджетники, пенсионеры, инвалиды – почувствовали ощутимый удар по карману. Обнаружили брешь в своих бюджетах мукомолы и хлебопеки. Впервые за последние 20 лет случилось невероятное. В декабре и феврале две недели простаивал из–за отсутствия зерна мукомольный завод № 2.

Причиной, как это ни парадоксально, стало перепроизводство зерна, особенно ржи, в 2001 и 2002 годах, в результате чего его цена упала до 0,9 – 1 рубля за килограмм.

Хлеборобы, ощутив, что сработали себе в убыток, не окупив даже затраты на горючее, отказались осенью того же года сеять рожь в прежних объемах. Да и урожай 2003-го не порадовал. Результатом стал галопирующий рост цен на зерно.

Что в этих условиях предпринимают администрация области, недавно созданная ассоциация «Ярхлебпром», мукомольные комбинаты и хлебозаводы? Обсуждение этой острейшей темы состоялось за «круглым столом» в департаменте АПК.

В дискуссии, которую вели главный редактор газеты «Северный край» Андрей Григорьев и корреспондент Андрей Солеников, приняли участие: заместитель губернатора, директор департамента АПК Михаил Боровицкий, председатель правления «Ярхлебпром», управляющий ОАО «Хлебозавод № 2» Антон Векшин, генеральный директор ОАО «Мукомольный завод № 1» Валерий Лымарев, генеральный директор тутаевского ЗАО «Добрый хлеб» Любовь Илларионова, генеральный директор ОАО «Мукомольный завод № 2» Олег Куликов, генеральный директор ОАО «Угличхлеб» Владимир Кочешков и начальник отдела пищевой и перерабатывающей промышленности департамента АПК Юрий Шевелин.

А. Григорьев: В первые три месяца года рост цен на зерно продолжался, в то же время темпы роста цен на хлеб поубавились. Сейчас они ненамного выше, чем в начале марта.

Михаил Васильевич, что предпринимали администрация области и департамент АПК, чтобы поддерживать цены на хлеб в оптимальных пределах, не разорительных для отрасли и доступных населению?

М. Боровицкий: Вы, наверное, обратили внимание, что в апреле в центральной и областной прессе уже не было такого большого шума по поводу роста цен на хлеб, какой был в конце прошлого и начале этого года. Это говорит о том, что зерновой рынок, а следом за ним и мукомольный, хлебный уже не делают резких ценовых рывков, движутся в определенном режиме. Хотя период сейчас достаточно сложный и чреват новыми изменениями на этом рынке. Причин тому несколько. Первая в том, что цены на зерно выросли в разы по сравнению с предыдущими годами. Вторая: май и июнь – время, когда перерабатываются остатки зерна прошлого урожая, и это тоже влияет на рост цен. С другой стороны, близится сезон, когда более определенно можно сказать, чего следует ждать от нового урожая. Если говорить о долгосрочных прогнозах, то на Украине и в России ожидается очень высокий урожай. За исключением Кубани, где озимые вымерзли, и их придется пересевать. Специалисты-международники, несмотря на это, считают, что резкого, обвального падения цен на зерно не будет, так как идет рост потребления зерна и новый урожай в полном объеме не покроет его дефицит.

А. Солеников: Может, это и к лучшему, так как не повторится «бедствие» с перепроизводством зерна 2002 года и резким падением цен на него?

М. Боровицкий: Урок 2002-го, когда нерасчетливо и за бесценок правительство допустило вывоз за рубеж излишков зерна, не оставив резерва на последующий неурожайный год, не прошел даром. Уже сейчас зерносеющие регионы страны обратились к министру сельского хозяйства и в Правительство РФ, чтобы в этом году начались своевременно интервенционные государственные закупки зерна и цена его не опустилась ниже 5 рублей за килограмм. Иначе перекупщики осенью опять возьмут зерно по ценам значительно более низким, и вся прибыль достанется тем, кто его перекупает, а не тем, кто производит.

По этим причинам я считаю, что прогнозировать падение цен на зерно нет серьезных оснований. Поэтому наш департамент и администрация области стараются не ослаблять внимания к хлебной проблеме, стимулировать накопление мукомолами определенного запаса зерна, чтобы не было резких скачков цены на хлеб.

А. Григорьев: А какие прогнозы цен на хлеб на май, июнь?

М. Боровицкий: Резкого отклонения цен на хлебобулочные изделия мы не ожидаем, но небольшое повышение, наверное, будет, так как начиная с осени хлебозаводы работали с отрицательной рентабельностью. Сейчас по сравнению с соседними областями цены на хлеб у нас, как и месяц, и полгода назад, остаются самыми низкими. И в принципе эта тенденция сохранится.

А. Григорьев: Цены на зерно растут, и на хлеб, как я понял, растут тоже, но медленнее.

А. Векшин: Рынок хлеба более регулируемый властями, чем рынок зерна или, допустим, нефтепродуктов. Там мировые цены подскочили за баррель нефти, следом также выросли цены на бензин. И никто не задает вопросов, почему это произошло. Когда увеличивается стоимость зерна на российском рынке, то цены на муку и хлеб растут с определенной инерцией. В результате увеличения цен на зерно на мукомольных предприятиях падает рентабельность. Когда, наконец, происходит увеличение цен на муку, все равно цены на хлебобулочные изделия увеличиваются не одновременно, так как хлеб – продукт социальный. И от той политической ситуации, в которой находится Россия, цены на хлеб тоже зависят: были выборы областные, президентские.

Основная задача ассоциации «Ярхлебпром» была именно в том, чтобы не допустить резкого увеличения цен на муку и хлебобулочные изделия. Каждый месяц собиралось правление ассоциации, на котором руководители агропромышленного комплекса делились с руководителями предприятий отрасли информацией о ситуации на зерновом рынке и в области. Поэтому у нас не произошло резкого повышения стоимости хлеба. Хотя цены резко росли на все составляющие себестоимость хлебобулочных изделий: топливо, электроэнергию, транспорт, другие ресурсы. Цена муки высшего сорта за год увеличилась на 234 процента. Если в марте 2003 года тонна стоила 4 тыс. рублей, то в марте нынешнего – 9400. Тарифы на электроэнергию увеличились за то же время на 38 процентов. То же самое произошло с тарифами на теплоэнергию и газ. То есть для увеличения цен на хлебобулочные изделия были и другие объективные причины, кроме увеличения стоимости зерна.

И, говоря о перспективах, я соглашусь с Михаилом Васильевичем, что снижения цен на хлеб не ожидается, так как грядет повышение стоимости нефтепродуктов.

Мы в ассоциации вместе с департаментом рассматривали полную раскладку всех составляющих цены хлеба у каждого из директоров хлебозаводов, и, можете поверить, никто из хлебопеков не жировал, лишнего в цену не добавлял.

Ю. Шевелин: Я готов подтвердить слова Антона Станиславовича, что хлебозаводы области не наживаются на росте цен на зерно, а, наоборот, оказались в тяжелом финансовом положении, стараясь удерживать доступные населению тарифы.

К сожалению, бытует мнение, что и мукомолы, и хлебопеки что–то от этого роста имеют. Перед нашей встречей специалисты отдела посетили практически все мукомольные и хлебопекарные предприятия, и я готов привести цифры, которые иллюстрируют, что это далеко не так. Из–за роста цен на зерно они на грани выживания.

Средняя зарплата на многих хлебозаводах в пределах 3,5 – 4,5 тыс. рублей, тогда как средняя по области свыше пяти тысяч. Задолженность наших хлебопеков мукомолам 55 млн. рублей, и все – просроченная задолженность. По итогам прошлого года по этой отрасли рентабельность – ноль, а 60 процентов хлебопекарных предприятий сработали в убыток. Итоги первого квартала этого года показывают, что уже и по отрасли минусовая рентабельность.

А. Григорьев: Получается, что тотальное сдерживание цен на муку и хлеб на местах оборачивается разорением отрасли. Нельзя ли, как предлагалось на федеральном уровне, выделить из всего ассортимента один или два вида дешевых хлебобулочных изделий для малообеспеченных и только на этот дешевый хлеб сдерживать цены?

М. Боровицкий: Такие предложения рассматривались, и даже в некоторых регионах были попытки их принять. Выпускать какой–то сорт дешевого хлеба по регулируемым ценам, а на остальные сорта оставить свободные цены... Но, как правило, дешевый хлеб – это суррогат, некачественный хлеб. И предприятия не хотят терять лицо, выпуская заведомо невкусный продукт. Поэтому нигде такие предложения не были приняты. Возникает и вопрос о том, как его продавать, если будет спрос. По карточкам? И мы не пошли по этому пути.

А. Солеников: Что же делается для того, чтобы и хлеб не очень рос в цене, отрасль не разваливалась из–за отсутствия оборотных средств?

М. Боровицкий: Такие пути определены. Чтобы хлеб не дорожал, должно быть два условия: здоровая конкурентная среда и помощь предприятиям в снижении издержек. Хлеб из зерна, купленного вчера, заведомо дороже, чем из зерна, приобретенного два месяца назад по более низким ценам. Поэтому механизм поддержки простой. Правительство на федеральном уровне и администрация на местном должны помочь заводам воспользоваться доступными кредитами на покупку впрок зерна по более низким ценам. В бюджете области на эти цели заложена сумма в 100 млн. рублей на обслуживание кредитов, выплату процентов по ним мукомольными предприятиями. И это дает нам возможность держать тот запас зерна, о котором мы здесь уже говорили, на полтора-два месяца. Что касается хлебозаводов, то этот вариант поддержки можно использовать и для них. Кроме того, чтобы снизить издержки, нужно помочь хлебозаводам провести техническое перевооружение, так как при работе с нулевой рентабельностью они вряд ли могут внедрить что–то новое и снизить издержки. Так мы сохраним конкурентную среду и не допустим всплеска цен.

А. Григорьев: Конкуренция – это хорошо. Но и добрые партнерские отношения могли бы снизить издержки у мукомолов и хлебопеков.

В. Лымарев: Сейчас, когда у нас заработала ассоциация «Ярхлебпром», все отлично понимают, что можно выжить только вместе. Нас никто не может упрекнуть в том, что мукомолы гонятся за большими деньгами, в то время как хлебопеки не укладываются в рентабельность. Мы тоже работаем практически без прибыли. И не можем у продавцов зерна выторговать снижение цен. Если бы мы сегодня продавали муку по тарифам, сложившимся на зерновом рынке, то килограмм высшего сорта стоил бы 11 с половиной рублей. Мы продаем по 8 – 9 рублей. А тем, кто сразу рассчитывается, и подешевле. Большинство же хлебозаводов берут у нас муку с отсрочкой платежа, и это тяжелое бремя. Мы остаемся без оборотных средств. И если бы департамент АПК не помог нам в льготном кредитовании, то было бы совсем невозможно сдерживать цены.

На мой взгляд, реальная возможность снизить наши издержки и цены – переход с продажи муки в товарный кредит хлебопекам на более рыночный механизм – предоплату поставок. Тогда у нас будут оборотные средства на закупку впрок зерна подешевле.

А. Григорьев: Я полагал, что хлебозаводы от продажи хлеба имеют живые деньги и могли бы сразу с вами рассчитываться.

В. Лымарев: Нет, они отпускают хлеб розничной торговле в кредит. Им тоже задерживают возврат денег, а они – нам. А некоторые ведут себя вовсе не по-партнерски: взяв муку у нас и не рассчитавшись, за следующей партией поставок идут к другим мукомолам, иногда за пределы области.

А. Григорьев: А причина этого ухода не в том ли, что у ваших конкурентов цена муки ниже?

В. Лымарев: Возможно, мы покупаем пшеницу чуть дороже, но качеством жертвовать и ронять марку не собираемся. Пусть у ярославцев лучше будет на столе красивый, ароматный и вкусный хлеб из нашей муки, чем суррогат из чужого продукта.

А. Григорьев: Любовь Васильевна, вы согласны с вашими партнерами, что снижать цены в ущерб качеству – путь не очень продуктивный?

Л. Илларионова: Наше предприятие «Добрый хлеб» выпускает более 50 видов хлебобулочных изделий и более 70 наименований кондитерских. На всероссийском смотре качества хлеба в декабре 2003 года мы получили серебряную и бронзовые медали за новые сорта.

Мы работаем в условиях жесткой конкуренции, к нам завозят хлеб из Ярославля и даже из соседних областей. Чтобы удержаться на рынке, нужно очень высокое качество. Мы планировали выпускать хлеб в нарезке (в Москве и Петербурге уже 70 процентов хлеба продается в нарезанном виде), но для этого потребуется закупка дополнительного оборудования, а мы, как и все пекари, сейчас без оборотных средств.

Надеемся, что департамент АПК и нас не забудет, когда найдутся средства на покупку оборудования в лизинг.

А. Григорьев: Олег Викторович, вы представляете предприятие, работающее на самом дефицитном зерне – ржи. Каковы здесь перспективы?

О. Куликов: Мукомольный завод № 2 специализируется на выпуске ржаной обдирной муки с 1903 года. Россия всегда гордилась своим ржаным хлебом и ядреным квасом из ржи. От нас зависит ситуация с продажей черного хлеба в области. В конце прошлого и в первом квартале этого года мы впервые столкнулись с тяжелейшей ситуацией на рынке зерна. Такого никогда не было в России. Причем по всем регионам. И впервые дважды мы останавливали завод на неделю из-за невозможности купить зерно по доступной цене.

Сказалось ежегодное уменьшение площади посевов ржи. Она труднее в выращивании, чем пшеница, и менее урожайная. И нет никакого стимулирования производителей именно этого вида зерновых. А когда случился слишком большой урожай и скупщики согнали цену до 90 копеек, хозяйства, с которыми у нас договоры, перестали выращивать рожь.

Мы договоры заключали заранее с нашими производителями ржи на 3 – 4 тысячи тонн, а фактически получили максимум 1,5 тысячи. К концу прошлого года цены на рожь выросли на 380 процентов, а в первом квартале этого года они менялись буквально каждый день и выросли до 5750 рублей за тонну.

А. Солеников: И как вы выходите из этой ситуации?

О. Куликов: При поддержке департамента АПК нам выделили льготный кредит под треть ставки рефинансирования Центробанка, и мы взяли еще специальную ссуду в размере 5,6 млн. рублей. В результате смогли в первом квартале закупить зерно, которого нам хватит до нового урожая.

А. Григорьев: Что слышно о прогнозах нового урожая ржи?

О. Куликов: Ситуация снова будет тяжелая. Здесь уже говорилось, что часть посевов вымерзла, а где–то опять не посеяли. Нужно запасаться зерном. И я поддерживаю Валерия Ивановича в том, что своевременные расчеты хлебозаводов с нами могли бы пополнить наши оборотные средства для покупки зерна подешевле. А нам «Рыбинскхлеб» задолжал за муку за полгода. Не расплатился и ушел к другому поставщику.

М. Боровицкий: Вы теперь в ассоциации и сами можете навести порядок в партнерских отношениях. Вот придет к вам потребитель, который уже подвел другого партнера, так вы проявите солидарность и не поставляйте ему муку. Пусть сначала с долгами расплатится. Ассоциация «Ярхлебпром» будет решать, кому дать лизинг, кому ссуду. И тем, кто ведет себя непорядочно по отношению к партнерам, не выделять средства.

В. Кочешков: Я обеими руками за это предложение! К сожалению, есть предприятия, которые, чтобы попасть на рынок сбыта, дают товарный кредит и нас вынуждают к этому. И дебиторская задолженность торговли нам бывает сопоставима с нашими долгами мукомолам. С этим действительно пора заканчивать, приходить к цивилизованным отношениям. Заплатил за товар – бери.

Но у нас в Угличе ситуация сложная еще в связи с тем, что мы обслуживаем села, куда и дороги нет, а людей без хлеба не оставишь. И мы эти затраты на бездорожье, на бензин в цены не вгоняем, потому что там в деревнях большинство пожилые люди. Им и по нормальным ценам на хлеб пенсии едва хватает.

А в Угличе нас вытесняют с рынка ярославцы. Им легче по асфальту привезти хлеб, чем нам в деревню. Я думаю, в рамках ассоциации нужно об этом дополнительно говорить и как–то стимулировать снабжение села хлебом.

А. Григорьев: Как видим, очень похожие трудности у всех участников хлебного рынка. И есть пути, по которым можно прийти к соглашению, организовать поддержку более эффективной работы. Юрий Иванович, как вы уже говорили, отдел анализировал ситуацию с хлебом в области. Какие действия вы можете предложить для удерживания цен и нормализации хлебного рынка?

Ю. Шевелин: Покупатель, заходя в магазины, видит разнообразие хлебобулочных изделий. Действительно, на каждом предприятии отрасли насчитываются десятки наименований изделий, причем высокого качества. Но этого они достигают на пределе своих возможностей. Многие заводы отрасли имеют возраст 40, 50 и более лет. Физический износ оборудования на них достигает 70 и более процентов. На таком оборудовании они продержаться долго не могут. И при этом из-за диспаритета цен на зерно и хлеб они лишены оборотных средств. Стоит вопрос о том, чтобы дать им возможность технического перевооружения. По инициативе нашего департамента впервые трем предприятиям – «Любимхлеб», «Даниловхлеб» и «Переславльхлеб» – в прошлом году было выделено более 5 млн. рублей на закупку самого необходимого оборудования. В этом году заявка на 15 миллионов. Губернатор дал согласие на пополнение лизинговой части областного бюджета области на второе полугодие, чтобы самые неотложные меры по замене техники заводы могли осуществить в ближайшее время. Однако на уровне Федерации нет внятной поддержки хлебной отрасли. А тех потуг, которые мы предпринимаем в регионах, явно недостаточно. Поэтому ассоциация «Ярхлебпром» вышла с предложением к руководству области, и сейчас хлебопекарные заводы имеют возможность взять банковский кредит с возмещением части затрат на погашение банковских процентов из областного бюджета. Это пока небольшие суммы, но они дадут возможность пополнять оборотные средства. Этот год был тяжелым и для мукомолов. Государственная поддержка мельзаводам области составила 140 млн. рублей. И эти средства дали возможность создать запас зерна на 1,5 – 2 месяца, не делать резких изменений цен на хлеб. Цены на него все–таки будут расти, но плавно. В апреле тарифы на бензин и дизтопливо выросли на 15 процентов. Ясно, что и на хлеб вырастут.

А. Солеников: Как объяснить, что в России, по оценкам правительства, инфляция снижается и в 2006 году составит 7,5 процента. А на хлеб вы предсказываете более высокий рост цен?

Ю. Шевелин: Дело в том, что диспаритет цен на сельхозпродукцию всегда был очень высокий, и только теперь они выравниваются с тарифами продукцию других отраслей.

А. Григорьев: До каких же пор могут расти цены на самый важный для людей социальный продукт – хлеб? Где потолок?

М. Боровицкий: Потолком могут служить только тарифы на мировом рынке. Сейчас там тонна пшеницы стоит 250 долларов. То есть 7,5 рубля за килограмм зерна, а хлеба соответственно – 12 рублей. И если бы администрация области вместе с мукомолами и хлебопеками не принимали никаких мер, цены могли быть гораздо выше. Но, памятуя о социальной значимости хлеба, мы не можем полагаться лишь на рыночные рычаги и делаем все возможное, чтобы отрасль жила и развивалась и везде был качественный хлеб по доступным ценам.

Читайте также
  • 21.09.2006 Хлеб дорожаетХлебные регионы страны ведут уборку зерновых. В закрома Родины идет зерно нового урожая, цена которого сразу подскочила на 30 процентов, а на муку – уже
  • 19.10.2004 Хлеб наш насущный Сейчас, когда в большинстве регионов России, кроме Сибири, зерно убрано, можно ответить на главный вопрос: сколько будет стоить хлеб из зерна нового урожая?
  • 31.03.2004 Хлеб дорожает, но понемногу – За последний месяц повышение отпускных цен на хлеб произошло не везде и очень незначительное, – заявил вчера журналистам заместитель губернатора, директор
  • 04.12.2003 Pезкого роста цен не будет Каждый, кто покупает хлеб к своему столу, заметил, что цены на этот основной продукт питания на протяжении последнего года потихоньку растут. Если в начале
  • 20.06.2003 Метла - орудие пролетариата Около сотни в основном пожилых ярославцев по призыву обкома КПРФ вышли вчера на Советскую площадь протестовать против роста цен на хлеб. На ступеньках
  • 22.05.2003 Дорожает хлеб Губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын обратился в Правительство России с предложением создать резервные зерновые фонды. Это единственный способ обуздать рост цен на хлеб.
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают