понедельник 27

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

пятница, 22 августа 2008

Вид из окна в прейскуранте не значится

нет фото

Блуждая в Интернете, случилось однажды наткнуться на рекламу питерских риэлторов. Удивила одна деталь – рыночная цена вида из окна. Да-да, не квадратного метра, не планировки и даже не района, а именно вида из окна. Квартиры, хозяева которых могут, отдёрнув занавеску, увидеть воду (неважно какую – Неву, Фонтанку, Финский залив) стоят намного (иногда в полтора раза) дороже обычных, пусть даже самых элитных и комфортных. Что за ребус?

автор Людмила НЕЙБЕРГ

 

СРЕДА

ОБИТАНИЯ

Оказалось – никаких загадок, а просто общекультурная тенденция цивилизованного мира. Французский писатель и публицист Жюль Ренар однажды обронил: «Моя Родина – это там, где проплывают самые прекрасные облака…»

Сегодня жители всех развитых стран живут «по заветам Ренара». То есть своей средой обитания они считают не только комнаты и кухни, а всё, что попадает в поле зрения – двор, улицу, пейзаж за окном. Самый шикарный коттедж, если его окна выходят на бетонную стену или автостоянку, не то что элитным, а просто нормальным жильём не считается. И люди готовы платить за то, чтобы, собираясь на работу, видеть за окном не рекламный щит, а деревья, реку, небо. Так что питерцы никакого ноу-хау не изобрели, а просто равняются на развитые страны. А Ярославль? Сердце Русского Севера, жемчужина Золотого кольца, ближайший сосед Санкт-Петербурга и Москвы? Что видно в его окнах?

БЕСЕДЫ

НА МЁРТВЫХ ЯЗЫКАХ

«Уважаемый Дмитрий Ильич! Редакция газеты «Северный край» просит Вас оказать консультативную помощь в подготовке аналитической статьи…»

Так начиналось письменное обращение к главному архитектору Ярославской области Дмитрию Брондукову. Кто лучше, чем он, может знать о тенденциях архитектурного развития Ярославля, о новых идеях, в соответствии с которыми формируется наша среда обитания, атмосфера нашей жизни?

Чётко обозначив тему беседы, газета заранее согласилась на любые формы сотрудничества. Пусть скажет своё слово сам Главный, пусть его заместитель, пусть просто специалист.

Охота за драгоценным мнением профессионалов – госслужащих закончилась через три недели.

Дабы никто не упрекнул журналистов в предвзятом отношении к чиновникам, приводим вопросы корреспондента «Северного края» и дословно, без малейших сокращений и изменений, письменный ответ Давида Бараташвили, которому главный архитектор области дал поручение ответить журналистам.

НАШИ ВОПРОСЫ

1. Известны ли в Ярославской области случаи, когда вид из окна влиял на стоимость жилья? Если да, то где, когда, в каких размерах?

2. Является ли введение «вида из окна» как сегмента оценки качества жилья прогрессивной тенденцией?

3. Есть ли в Ярославле и области районы застройки, где «вид из окна» учитывается?

4. Принимают ли обеспеченные люди, являющиеся покупателями жилья, во внимание «фактор вида из окна» или их уровень культуры для этого недостаточен?

5. Не создает ли плотная застройка дворов центра Ярославля проблему полного отсутствия «вида из окна», когда из окон «элитного» жилья можно увидеть лишь асфальт, автостоянки, помойки, стройки, бетонные стены?

6. Что вообще думают ярославские архитекторы об учёте «окружающей среды дома»? (Любые, вплоть до самых отвлечённых, комментарии и размышления).

ИХ ОТВЕТ

Ответ специалиста департамента архитектуры Бараташвили феноменален. Он с яркостью зенитного прожектора показывает полную невозможность для чиновников нормальным языком объяснить ситуацию тем, кого власть по будням называет «население» и «электорат», а по праздникам – «дорогие ярославцы». Прочти, уважаемый читатель, и, если ты найдёшь хоть один внятный ответ на поставленный вопрос, редакция «Северного края» готова наградить тебя поощрительным призом.

Вот этот шедевр канцелярской мысли:

«Региональные нормативы градостроительного проектирования предусмотрены для взаимодействия органов местного самоуправления с подрядчиком – проектной организацией, выполняющей разработку генерального плана городского округа, поселения, проекта планировки на основании муниципального контракта.

В состав «Региональных нормативов градостроительного проектирования Ярославской области», утверждённых постановлением администрации области от 13.02.2008 № 33-а, входят нормативы, необходимые для проектирования жилой зоны на территории городских округов и городских поселений, в том числе:

– расчётная плотность населения жилого района (дифференцированная в зависимости от численности населения городских округов и городских поселений и от градостроительной ценности территории);

– расчётная плотность населения на перспективу на территории микрорайона (дифференцированная в зависимости от градостроительной ценности территории).

Основной нормативный показатель в параметрах жилой застройки – расчётная плотность населения территории микрорайона – рассчитана по зонам различной степени градостроительной ценности территории и выражена в количестве человек на один гектар территории.

Для условий городских округов и поселений Ярославской области плотность жилой застройки варьируется от 5,0 до 25,0 м2/га, при этом процент застроенности территорий жилых зон принимается с учётом градостроительной ценности территории, состояния окружающей среды, других особенностей градостроительных условий в диапазоне от 10 до 50 процентов, при этом рекомендуемые нормы предназначены для использования при новом проектировании, а не для контроля за состоянием существующей застройки.

Контрольным показателем является максимальный процент застройки в границах земельного участка, определяемый как отношение суммарной площади земельного участка, которая может быть застроена, ко всей площади земельного участка, установленный статьёй 38 Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Показатель максимального процента застройки в пределах земельного участка регулируется Правилами землепользования и застройки, которые включают в себя порядок их применения и внесения изменений в указанные правила; карту градостроительного зонирования; градостроительные регламенты.

В градостроительных регламентах и устанавливаются предельные параметры разрешённого строительства, в том числе показатель максимального процента застройки (см. пункт 2, подпункт 2) пункта 6 статьи 30 и подпункт 4 пункта 1 статьи 38 Градостроительного кодекса Российской Федерации), которые могут использовать в своей повседневной работе муниципальные архитекторы для контроля различных подзон жилой или общественной застройки.

В целях прекращения вырубки деревьев на застроенных территориях нормативы вводят требование, по которому озеленение деревьями в грунте должно составлять не менее 50 процентов от нормы озеленения на территории городских округов и поселений, в том числе для центральной реконструируемой части – не менее 75 процентов.

Площадь озеленённой территории микрорайона (квартала) многоквартирной застройки жилой зоны по природно-климатическим особенностям Ярославской области принимается по действующим нормативам и должна составлять не менее 6 квадратных метров на 1 человека, или не менее 25 процентов площади территории микрорайона (квартала).

Минимальная норма озеленённости для микрорайона (квартала) рассчитывается на максимально возможное население (с учётом обеспеченности общей площадью на 1 человека)».

К ответу приложены две таблицы, которые не проясняют, а ещё больше запутывают текст.

ВСЁ. FINITA LA COMEDIA.

Из подобного текста может быть только два вывода – либо чиновники, от которых зависят облик Ярославля и качество нашей жизни, просто не владеют русским языком, либо не желают на нём разговаривать. А мы, грешные, как раз их канцеляритом не владеем.

На всякий случай (вдруг мы, глупые, не поняли всей глубины департаментовской мудрости?) мы показали текст «ответа» нескольким не работающим в департаментах архитекторам-профессионалам. Вот их оценка: «Это не ответ, а нечто очень близкое к выдержкам из СНиПа…» «Этот «ответ» имеет лишь косвенное отношение к вашим вопросам. Просто казённый человек решил от вас отвязаться».

«Архитектура» и «культура» рифмуются

Архитектор Владимир Ждан официально на пенсии, но на самом деле продолжает работать. Создаёт проекты, ведёт авторский надзор.

Сразу после окончания института в Минске, где учился у профессора Воинова, работавшего с великим Ле Корбюзье, он приехал в Ярославль. Поначалу заниматься «чёрной» работой – промышленной архитектурой. Позже архитектор Ждан работал во многих проектных организациях Ярославля – «Гипродвигателе», «Гражданпроекте», «Желдорпроекте». Создал свою мастерскую, практиковал как частный архитектор. Два года занимал должность главного архитектора Ярославской области.

Технический университет, вычислительный центр СЖД на улице Терешковой, «Водоканал» и множество других известных каждому ярославцу зданий построены по его проектам. Одним словом, мнение такого эксперта может что-то прояснить…

– Владимир Васильевич, есть ли всё-таки для Ярославля проблема «вида из окна»? Правильно ли, что этот вид, например в Питере, в полтора раза поднимает стоимость квартиры?

– В полтора раза? В Питере? Сомневаюсь. Думаю, что в Питере, как и в Ярославле, как и повсюду в России, ценятся лишь большая площадь квартиры и престижный район. Это англичане на вопрос «Что такое жильё?» отвечают: «Place, place and place!» Место, место и место. Наши, отечественные деньговладельцы до такого глубокого, комплексного, интеллигентного понимания термина «среда обитания», увы, ещё не доросли. Побольше квадратных метров, попроще проект – вот всё, за что они готовы платить в 98 случаях из 100. Подсознательно они корректируют цену, когда за окном здание старинной архитектуры, храм, река, но не пятьдесят, а максимум на 10 – 20 процентов.

Проблема «вида из окна» есть, но вы слишком глубоко копнули. Сейчас эту проблему не решить. Она затрагивает вопросы культуры богатых и простых людей, компетентности чиновников, системы руководства, уровня подготовки архитекторов… Да, я видел на окраине Афин кварталы обычных домов, выходивших окнами на Эгейское море. 40 метров там до него. Это великолепно. У жильцов этих простых, лишённых архитектурных изысков домов совсем другое мироощущение. У меня была квартира в Ростове, одно окно которой выходило на монастырь, второе – на кремль, третье – на озеро. Правда, была ещё труба котельной воинской части, из которой валил угольный дым… Но потом котельную перевели на газ, и цена этой квартиры (во многом – за счёт «вида из окна») сегодня выросла практически в три раза. Так что вопрос «вида из окна» и его цены ненадуманный.

– Эгейское море… Красиво! А где у нас в Ярославле море? Какие виды нам считать элитными? Волгу?

– О-о, вот мы и подошли к многоплановости проблемы… С нашей длинной зимой вид на Волгу зачастую означает холод и сырость в доме. Кроме того, от Волги до остановок транспорта далековато. На Которосли в коттеджах напротив Спасского монастыря виды из окна шикарные, люди туда рвутся, но… ближайшая цивилизация – Московский проспект. Выходишь «в город» точнёхонько посреди длинного перехода между двумя остановками транспорта и вдали от магазинов. Отсутствие инфраструктуры – беда многих районов Ярославля. Красота вида и бытовой комфорт – это две стороны одного и того же цивилизованного стиля жизни, друг без друга им – никак.

– Чего больше всего не хватает инфраструктуре Ярославля?

– Маленьких магазинов пошаговой доступности. Сети дорог. Реконструкции инженерных сетей (вода, канализация), которые сейчас изношены на 80 процентов. Нет даже порядочной ливневой канализации.

Но главная болезнь инфраструктуры – не старые сети, а неудовлетворительная градостроительная политика и отсутствие хозяйского подхода к застройке города. Кричащий пример – посёлок Маяковского за Волгой. В свое время московский архитектор Петров выполнил генеральный план развития этой территории – почти до моста. Сейчас от плана отказались без всяких внятных причин. Идеальная зона рекреации с сетью небольших озёр угроблена. Постарались всем миром – и жители, замусорившие часть озёр, в которых даже щуки водились, и власть, допустившая деградацию данной территории. Сердце кровью обливается, когда видишь, как гибнет заставленная металлическими гаражами естественная система озёр. Кто-то разрешил строить эти гаражи? Город наступает как бульдозер, уничтожая всё на своём пути.

– Но ведь города наступают везде. Например, в Америке...

– Ох уж эти штампы, стереотипы! Нью-Йорк – каменные джунгли! Да, это джунгли, но очень красивые джунгли. Как продумана американская архитектура! Какое внимание уделяется деталям! 28 вариантов эскиза одного-единственного стального швеллера на фасаде небоскрёба – вот каков их стиль работы! Америка – это непривычная нам эстетика, но главное – что она у них есть, они о ней думают, а не только о банковских счетах!

А что касается наступающих городов… Все развитые страны строят свои города «по нисходящей», окружая высот­ный центр коттеджными посёлками, тянущимися миль на 20. Таков Лондон, таков наш побратим Эксетер, таков талантливый и культурный европейский подход. У нас, к сожалению, всё несколько иначе…

– Но сами ярославские архитекторы могли бы попытаться как-то развеять эти «сумерки архитектуры»? Например, главный архитектор.

– Нет. Во-первых, главный архитектор области не имеет никаких реальных полномочий, он просто «свадебный генерал». Это неизжитая беда ещё советского времени. Я, в бытность свою главным архитектором, был в том же положении.

Во-вторых, Россия – кладбище талантов. Работая «на город», я использовал свои творческие возможности не более чем на 5 процентов. Сегодня – та же история. Талантливые молодые архитекторы годами «подчищают» технические детали «московских» проектов вроде посёлка Сокол. Я не хотел бы кого-то обижать, но факт остаётся фактом – ярославская школа архитектуры в целом весьма слаба. Выпускник этой школы выходит в реальную жизнь и сталкивается с заказчиком: побольше метров, попроще проект! В результате непокорные бросают архитектуру и уходят в дизайнеры. Более гибкие начинают лихорадочно листать американские журналы и самостоятельно изучать архитектурные школы других регионов. И механически перетаскивают архитектурные элементы, которые весьма хороши в штате Невада, но для нашего сырого и холодного климата не годятся абсолютно.

– Есть конкретные адреса неудачных зданий?

– Напротив левой части фасада театра имени Волкова – красно-белый «дом-петух». Напротив филармонии... Здесь просто воздержусь от комментариев. Пятиэтажный новострой неподалеку от памятника Некрасову, квартал между улицами Республиканской и Флотской... Список очень длинный. Весь центр города сейчас «пломбируют» наглухо, причём очень плохим материалом. Мне кажется, что старые ярославские дворы, со старыми деревьями, с разноуровневым пространством небольших строений, даже тех же сараев, были живой средой. Туго забитые псевдоэлитным жильём дворы центра умерли, новые дома похожи так, словно их проектировал один человек. Ярославль стремительно теряет «лица необщее выраженье».

– Может быть, это объективный процесс? Москва рядом, она развивается, и Ярославль, «городок – Москвы уголок», неосознанно стремится походить на столицу?

– Да, именно так – «неосознанно». Считают, что раз столица – значит, там всё хорошо. Но ведь и в Москве есть и талантливые, и бездарные архитекторы. Москва – это громадная стройка. Экологическая обстановка в ней стремительно ухудшается, дышать там нечем. Сносятся многие средовые памятники, милые и мас­штабные. На их месте вырастают монстры из стекла и бетона.

Москва трещит от денег, их очень много, их срочно нужно куда-то вложить. Головы заказчиков, подрядчиков, строителей забиты монетами, и мысль о чём-то другом в них уже не помещается. В этом, собственно, и состоит проблема «вида из окна». Чем больше Ярославль похож на Москву, тем для него хуже, но процесс идентификации идёт, и он, как вы справедливо заметили, объективный.

– Но почему так плохо?

– Потому что страна набрала слишком сильную отрицательную инерцию и «приходить в себя» будет ещё лет пятьдесят. Красота спасёт мир, именно красота и ничто другое, я верю в эту простую и гениальную мысль классика. Но пока эту мысль не осознали как проектное требование, как приказ те, от кого зависят принятие решений, утверждение проектов, получение разрешения на застройку земельного участка, вида из окна не будет. И дело не здесь не в конкретном мэре или губернаторе. Дело в том, что слова «архитектура» и «культура» рифмуются и друг от друга неотделимы. И пока нет второй – первой взяться неоткуда.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают