понедельник 12

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментарии: 1

суббота, 18 февраля 2006

Игра без шансов на выигрыш

нет фото

«Форма-36» – так по числу игральных карт в колоде называют сотрудники транспортной милиции шулеров, промышляющих по поездам. Так и сами они представляются проводницам, запрыгивая без билета в уже тронувшийся вагон. Те, услышав пароль, молча уступают дорогу: связываться с поездными каталами себе дороже.

автор Ирина КОСУЛЬНИКОВА

 

Историй же о том, к каким печальным, а порой и трагичным послед-ствиям приводит знакомство с шулерами на железной дороге, бытует множество. Только с заявлениями в милицию жертвы картежников обращаются крайне редко. Разве что те, кого на сумму солидную развели или силой деньги отобрали. Но случаются дела и покруче, когда поднимающего шум из-за нежелания расставаться с наличкой «проигравшего» просто скидывают с поезда.

Расследование именно такого случая сейчас завершают сотрудники Северного УВД на транспорте. Как раз в канун своего профессионального праздника, который отмечается 19 февраля. Данное совпадение, вообще-то случайное, послужило тем не менее удачным поводом для встречи со старшим следователем по особо важным делам Михаилом Козловым. За 12 лет работы в следственном управлении при СУВДТ, признается он, иметь дело со всяким приходилось, но довести дело картежников до суда – случай из разряда крайне редких.

– Поездные каталы – это ж элита воровская, профессионалы и хорошие психологи. Действуют группами по отработанной схеме. Наметят жертву, один подойдет, разговор какой-нибудь заведет, позовет в нерабочий тамбур покурить. Там еще двое стоят, курили, как бы ни при чем и между собой незнакомые. Кто-то предлагает в карты сыграть. Сообщают правила, не все, только первую часть. Игра у них называется «Тамада»: сдается по две карты, у кого больше очков – тот выиграл. Новичку хорошая карта всегда идет, «посторонним» не везет, они вскоре карты «зарывают» и начинают обрабатывать «везунчика»: смотри, какая тебе карта идет, давай еще, сейчас выиграешь. Тот втягивается, начинает кидать деньги на кон. Заканчивается тем, что когда карты открываются, то на руках у играющих оказываются одинаковые пары: по два вальта или туза. И новичку тут же объясняют, что по правилам в таком случае выигрывает тот, кто сдает кон. А кон сдает картежник. Деньги забираются, уходят. Если проигравший возмущается, могут угрозы применить, а могут просто сказать: иди заявляй в милицию, только на что? Что в карты проиграл? Так карточные игры у нас не запрещены. Кто сопротивляется, могут и побить, могут и деньги все отобрать.

В нашем случае все начиналось по обычному сценарию. Молодой человек сел в Ярославле в поезд Воркута – Москва и уже минут через пять со случайным попутчиком пошел покурить. Дальше – по плану, игра началась с 50 рублей, но когда один из игроков поставил на кон большую сумму, парень понял, что его разводят, и отказался играть. Ему сказали: нет, ты будешь играть, у тебя деньги есть – видели пачку, когда он на первую ставку делал.

Парень уперся, и тогда деньги у него силой отобрали, оставили 200 рублей, чтобы до Москвы доехать. Пошли по коридору вагона в сторону рабочего тамбура, тот их догнал, стал свое назад требовать. Но ему один руку завернул, а второй дверь открыл. Скорость поезда – 60 км/ч. В последний момент, когда его толкнули, успел посильнее оттолкнуться ногами и перелетел через второй путь. Потерял сознание. Придя в себя, пошел по рельсам. Добрался до путейской будки, весь в крови, ничего не помнит. Женщина там вызвала милицию, «скорую», его отвезли в больницу, потом нашли документы на его имя, паспорт, билет. Когда начал приходить в себя, стал давать показания, описал картежников.

Их сразу нашли. У нас есть картотека по «форме-36» – фотоальбом, описания, данные всех этих шулеров. На момент задержания мы уже установили, что они ехали в том поезде. Выбросив на ходу парня, они расположились в вагоне-ресторане. Там их и обнаружил наряд милиции, обходивший состав. Билетов, как водится, у них не было, и на станции Ростов их высадили. Когда задержали, парень их и вживую опознал.

Трудность же заключается в том, что каждый раз нужно весь поезд обрабатывать, а это бесконечные командировки. Люди, которые в нем ехали и могут свидетельские показания дать, не в одном дворе живут, а по всей стране раскиданы. Берется распечатка-экспресс по поезду и все – бригада поездная и пассажиры – опрашиваются с целью выявления свидетельской базы и иных потерпевших, которые по какой-либо причине не заявили в милицию.

Немало случаев, когда человек по делам съездит, домой через неделю вернется и только там заявит. А картежники его потом по своим каналам найдут и угрозами или подкупом заставят изменить показания. Человеку чего надо? Деньги обратно получил, и ладно, впредь умнее буду. Ни с милицией, ни с преступниками никто дел иметь не хочет. И начинают говорить, да я обознался или сам виноват – проиграл. Когда человек начинает менять показания, мы сразу чувствуем, что идет возврат денег. Очень трудно такая категория дел доказывается.

Сами каталы никаких показаний никогда не дают. Если их взяли, отговорка одна: мы в карты просто играли, это не запрещено, ничего не нарушали. Доказать, что это преступная группа, практически невозможно. Садятся они в поезд отдельно, делая вид, что незнакомы друг с другом, и при задержании тоже утверждают, что впервые встретились, как зовут кого, не знают. Но бывают и у них срывы.

В июне прошлого год состоялся суд над группой картежников из четырех человек по трем эпизодам: разбой и два грабежа. Сначала их отдельно вели, но установили причастность одного из обвиняемых ко всем трем случаям и объединили их в одно дело. Первого потерпевшего они просто ограбили в вагоне, он деньги засветил. Второго завлекли в карты поиграть, но, поняв, что его разводят, тот отказался продолжать игру, его уронили на пол, один на глаза надавил, другой карманы обшарил, 1200 долларов забрали и убежали в другой вагон. Третий потерпевший – вахтовик, сам проиграл 10 тыс. рублей в тамбуре, а отдавал деньги в своем купе. Через пять минут к нему опять зашли картежники, которым он проиграл, и сказали, что должен еще 10 тысяч, потому что обманул их в карты. Тот возмутился, но под угрозой отдал сколько с него требовали. На суде обвиняемые во всем признались, раскаялись, ущерб потерпевшим возместили и в итоге наказание получили условное. Но в поездах их больше не видят.

Вообще проводники знают всех этих воров, картежников. Но не связываются – опасно. Просто если «форма-36» села, сообщают начальнику поезда и машинисту. Те по рации связываются с ближайшим ЛОВД, делается посадка милиции, если поезд не сопровождается. А если есть наряд сопровождения, он собирает всех картежников в одном месте и на ближайшей станции высаживает. Но когда в поезде милиция едет, картежники в него могут и не сесть, другого подождут.

Зоны действия поделены и закреплены за группами. Та четверка, что летом осудили, работала от Ярославля до Александрова по 41-му поезду. Другой поезд уже другая группа берет. Но сейчас много шулеров развелось, уже не только зоны – поезда пополам делят, одни в голове состава работают, другие в хвосте. Борьба за сферы влияния идет, разборки и между ними случаются.

Был случай, когда картежника с благовещенского поезда на перегоне Данилов – Уткино выкинули из вагона. Коллеги его к нам тогда заходили, интересовались, как следствие продвигается. Мы в Благовещенск по следствию ездили... Обратно возвращались, встретили бригаду наших катал ярославских, они работали «за камнем» (за Уралом) где-то под Омском. Спрашиваю, чего их туда занесло, мест в нашей области уже нет, что ли? Отвечают: да там типа орехов-ские беспредельщики нас повытеснили. Ореховские своими наездами известны, они у тех, кого развели, паспорта берут и данные переписывают: если, мол, заявишь – мы тебя найдем. Кто захочет из-за каких-то пяти тысяч рисковать семьей?

И хотя сейчас столько мер принимается профилактических и операция «шулер» регулярно проводится, картежники себя спокойно чувствуют в нынешних условиях. Ничего, кроме того что из поезда высадят, им в большинстве случаев не грозит. Если нет заявления потерпевшего – нет и дела. Раньше при задержании выигрыш хоть изымали, теперь игра на деньги разрешена. Только выиграть в нее простому человеку невозможно ни при каком раскладе.

Читайте также
Комментарии

Гость | 08.02.2013 в 13:45 | ответить0

полнейший гон, мусора, проводники и уж тем паче начпоезда в доле!!! даже если и есть картотека, то менты будут до последнего тянуть с ее предостовлением лоху пытаясь уломать на отказ

 

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают