среда 18

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

пятница, 16 марта 2007

Какова жизнь, такова и наука?

Официальный день науки прошел. Закончились банкеты и дежурные митинги, прозвучало много красивых и правильных слов. Особое место в речах выступавших было отведено теме возвращения престижа звания ученого.

автор Тимур БИКБУЛАТОВ

 

У меня до сих пор в голове звучат слова, с гордостью произнесенные на митинге у Знаменской башни одним из уважаемых ораторов (цитирую по памяти): «Российская наука не умерла. Она живет и развивается. Если еще три года назад на нашей кафедре было всего семь кандидатов наук, то сегодня их уже шестнадцать». Подчеркну, что эта сентенция была произнесена не иронически, а с полной уверенностью в том, что вышеприведенные цифры и есть один из основных показателей положительной динамики развития научного знания. Но та ли эта ситуация, при которой количество переходит в качество? Опыт и факты, к сожалению, говорят в основном обратное.

Действительно, в последние годы в разы увеличилось количество людей, имеющих высшее образование, научную степень и состоящих в различных академиях, но мы все меньше слышим о научных открытиях, все реже внедряются собственные технологические разработки. Это не парадокс – это следствие девальвации научного звания.

Возьмем, к примеру, появившиеся в середине девяностых и продолжающие возникать, как грибы после дождя, всевозможные академии наук. До наступления социальных, экономических и политических реформ в огромной империи была одна Академия наук СССР, региональные академии по числу союзных республик и несколько отраслевых академий (медицинских, педагогических и сельскохозяйственных наук) и звание академик дейст­вительно означало человека, внесшего весомый вклад в науку, ученого с мировым именем.

Что происходит сейчас? Старые академии, слава богу, сохранились и всеми силами продолжают держать высокую планку звания ученого. Но как только возникли законодательные пути для образования общественных союзов, тут же самопровозгласились и официально зарегистрировались общества занимающихся наукой людей, обязательно прикрепляющих к своему, зачастую мудреному названию имя «академия». Соответственно количество академиков в стране существенно возросло. А для неискушенной публики ведь все равно – открыл ли человек новый закон, перевернувший мировоззрение человечества, или он член общества по изучению привидений (такие академии тоже есть) – это академик, то есть почти научный гений (вот я лично знал в Ярославле одного члена­корреспондента, который даже звание кандидата еще не успел защитить).

Если же нет сил и средств замахнуться на создание большой академии, можно пристроиться к кем­то построенной, объявив себя региональным филиалом. Все равно будет звучать красиво – академик глуповского отделения российской (это обязательно!) животноизучающей академии. Доходит и до курьезов. Два уважаемых в Ярославской области профессора, просившие не называть их имена, одновременно с негодованием и смехом рассказывали, как им приходили сертификаты очень уважаемой у нас академии типа: «Поздравляем, вы – великий».

Конечно, для честных ученых подобные факты – лишь повод улыбнуться. Но ведь сколько людей с гордостью носят эти, почти ничего не значащие титулы, позволяющие им сидеть в президиумах, мелькать в СМИ, советовать власть имущим. Давайте будем объективными: за всю историю науки Ярославской губернии, а затем и области не было ни одного академика Академии наук, за исключением ученого­энциклопедиста из Борка Николая Александровича Морозова, и то бывшего не действительным, а почетным членом. И только Сергей Иванович Кузнецов, один из отцов­основателей отечественной микробиологии, был удостоен высокого звания члена­корреспондента. Сейчас в области несколько десятков академиков различных академий, но говорит ли это об увеличении научного потенциала региона? Однозначно, нет.

Нечто похожее происходит и со званиями кандидатов и докторов наук. Конечно, такие звания присвоить себе, зарегистрировав некую контору, невозможно. Но возможны другие пути, которые мы с вами и наблюдаем. Первый – увеличить количество ГАКов (государственных аттестационных комиссий), присваивающих это звание. Что меняется?

Раньше существовала естественная конкуренция, так как был один мощный квалифицированный синклит заслуженных ученых на несколько регионов, а теперь – на каждый институт по нескольку советов – только в Ярославле их более десятка. Можно уютно «защитить» свое открытие в компании своего же научного руководителя и его давних коллег по преферансу.

Второй путь – разрешить использовать не собственные наработки, а представлять к защите свои измышления по поводу. То есть не нужно тратить годы на научные эксперименты, а просто качнуть из Интернета за небольшую плату, около десяти рублей страница, чужие данные и на их основе сляпать собственные выводы.

Третий – снизить требования, предъявляемые к уровню диссертации. Крик души одного старого профессора: «Да раньше я такие работы за курсовые не засчитывал!»

Теперь засчитывают. Так стоит ли нынче гордиться возросшим количеством кандидатов и докторов? Судите сами. Еще одна цитата ярославского ученого: «Мне иногда стыдно, что я кандидат, рядом с этими мажорными детишками, уже начинающими думать о докторских».

По тому же пути идет и образование. Особенно высшее. По статистическим данным, в 2006 году подавших заявления в вузы было больше, чем закончивших в этом же году средние школы! Количество предприятий, наклеивающих лейблы с высшим образованием, только в нашей области увеличилось в шесть раз по сравнению с восьмидесятыми годами! В конце концов, чем Пошехонье хуже Кембриджа? Мы, по­моему, забыли, что означает слово «высшее» применительно к образованию. Это – элитные преподаватели, лучшие методики, уникальные лаборатории, талантливые абитуриенты. Откуда их столько взялось за пятнадцать лет, из каких тайников? И совсем не оговорка ответ молоденькой секретарши одного из образовательных заводиков, услышанный прошлым летом. На вопрос, какие экзамены у вас нужно сдавать, она мило улыбнулась: «Восемнадцать тысяч в год».

Мне стыдно, как тому ученому, иметь одинаковый диплом с моим бывшим учеником, которому я из сострадания поставил «трояк» на выпускном экзамене в ПТУ. Прости, Сережа, ничего личного.

Вот вам и итог. На фоне гибели науки и образования у нас больше всего в мире академиков, «остепененных» ученых и людей с высшим образованием. Кого обманываем?



* * *
От редакции. Публикуя эти полемические заметки, мы приглашаем всех, кого затронули поставленные в них вопросы, продолжить обсуждение заявленной темы.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают