пятница 23

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

пятница, 08 апреля 2005

Реальные и надуманные проблемы экологии

Как известно, среди двенадцати областей Центрального экономиче-ского района России Ярославская область заметно выделяется сложной экологической обстановкой. Специфическая проблема нашей области – огромное количество отходов нефтеперерабатывающей промышленности, в первую очередь сотен тысяч тонн кислых гудронов, накопленных в прудах НПЗ имени Менделеева, а также десятков тысяч тонн нефтешламов и нефтеилов.

 

Эти проблемы – в центре внимания ученых-экологов, специалистов природоохранных комитетов, экологических служб промышленных предприятий, руководства области и муниципальных округов, что позволяет держать ситуацию под контролем. Достаточно сказать, что за последние десятилетия Ярославль ни разу не входил ни в десятку, ни даже в сотню самых грязных городов России, перечень которых ежегодно публикуется в государ-ственных докладах «О состоянии окружающей природной среды Российской Федерации».

Но вот в августе 2004 года в одной из областных газет появляется статья директора АНО НПО «Эколлайн» О. Жарова под весьма странным названием «Очистим Ярославль от пестицидов» (они используются не в городе, а на полях для борьбы с вредителями сельскохозяй-ственных культур). В статье содержится «сенсационная новость»: оказывается, «Ярославль входит в первую десятку экологически неблагополучных городов России. В частности, наша область занимает одно из ведущих мест по стойким органическим загрязнителям». Сколько их, стойких органических загрязнителей (СОЗ), и где они хранятся в нашей области, автор статьи читателям не рассказал.

В группу СОЗ входят сотни химических веществ, в том числе изомеры полихлорированных бифенилов (ПХБ), диоксины и фураны, хлорорганические пестициды. Они чрезвычайно токсичны. Наиболее опасны диоксины и диоксино-подобные соединения (ДПС), поражающие печень, нервную, эндокринную и иммунную системы животных и человека. Они влияют на развитие потомства и вызывают опухоли.

В Российской Федерации еще в 1990 – 1993 годах выпуск ПХБ полностью прекращен, оборудование заводов демонтировано, и никаких запасов ПХБ не осталось. Однако ПХБ-содержащие масла находятся в трансформаторах и конденсаторах. Кроме того, высокая устойчивость в окружающей среде, а также способность накапливаться и передаваться по пищевым цепям не снимают актуальности проблемы загрязнения СОЗ, прежде всего диоксинами и фуранами, источниками которых являются предприятия химической, металлургической, нефтеперерабатывающей отраслей, многочисленные установки для сжигания мусора, автотранспорт. К сожалению, оценить реальный уровень загрязнения окружающей среды практически невозможно, поскольку в нашей стране государственный контроль за выбросами ПХБ никогда не проводился из-за чрезвычайно высокой стоимости определения концентраций СОЗ в выбросах.

В Ярославской области за последние 10 лет определение диоксинов проводилось только дважды (в 1996 и 1997 годах). За это время в лаборатории НПО «Тайфун» проанализировано всего лишь 50 проб снега, речной и сточной воды, неф-тешлама, мяса, масла, коровьего и грудного молока на содержание 17 изомеров (ПХБ). И хотя почти во всех исследованных пробах обнаружены диоксины на уровне, превосходящем допустимое содержание этих веществ в окружающей среде и продуктах питания, целостную картину по области на основании полученных данных составить невозможно.

Тем не менее в 2004 году в Госдуме РФ на парламентских слушаниях Ярославль был упомянут как город, в котором якобы сложилась особенно опасная ситуация в связи «с превышением допустимого уровня концентраций диоксинов в атмосферном воздухе, воде и почве», хотя определение уровня диоксинов в воздухе и почве ни НПО «Тайфун», никто другой вообще не проводили.

К сожалению, депутаты Госдумы от нашей области, видимо, не смогли противопоставить этим утверждениям имеющиеся фактические данные, которыми располагают ярославские экологи, медики и специалисты природоохранных служб. Более того, Е. Н. Заяшников, бывший многие годы генеральным директором НЯНПЗ, в статье, опубликованной в одной из местных газет, сообщил, что «на парламентских слушаниях Ярославль был назван в числе первой пятерки городов, где ситуация не просто опасная, а особенно опасная». А исправить ситуацию, по его мнению, можно с помощью американского плазменно-дугового конвертора РАСТ-8, который в нашу область может бесплатно поставить агентство по охране окружающей среды США в рамках программы охраны здоровья человека от воздействия стойких органических загрязнителей. После переработки имеющихся у нас ПХБ-содержащих отходов можно якобы использовать для «переработки промышленного и бытового мусора, гудронов, отходов медицины». Партнером американцев с российской стороны хочет стать НПО «Эколлайн».

Вопрос о возможности переработки накопившихся кислых гудронов имеет для нашей области принципиальное значение. Поэтому 24 июня 2004 года приказом по департаменту АПК, охраны окружающей среды и природопользования была создана комиссия под председательством М. В. Боровицкого. Администрацией области перед комиссией была поставлена задача объективно оценить возможность использования установки РАСТ-8 для уничтожения кислых гудронов, проанализировать фактические данные по проблеме загрязнения окружающей среды региона полихлорбифенилами и на этой основе решить вопрос о целесообразности размещения завода по их уничтожению.

Первое заседание комиссии состоялось 21 июля 2004 года. К сожалению, руковод-ство «Эколлайна» – стороны, наиболее заинтересованной в получении установки, – заблаговременно не подготовило необходимые материалы, и лишь в ходе заседания был роздан документ объемом 44 страницы. Ни в нем, ни в докладах О. А. Жарова и его компаньона А. В. Жарова проблема ликвидации кислых гудронов и других отходов нефтеперерабатывающей промышленности с помощью плазменного конвертора РАСТ-8 даже не затрагивалась. Из этого обоснования стало ясно, что по существу речь идет о размещении на территории Ярославской области завода по уничтожению ПХБ-содержащих конденсаторов, который авторы документа почему-то именуют в своих выступлениях в печати «системой по уничтожению любых отходов». Теоретически в установке РАСТ-8 в условиях сверхвысоких температур можно уничтожать разные вещества, в том числе промышленные отходы, пестициды и даже компоненты химического оружия. Весь вопрос в том, что ликвидация других веществ, кроме ПХБ, возможна более дешевыми способами, которые в настоящее время и применяются. А для сжигания кислых гудронов эта установка не предназначена. Этого не скрывали во время встречи в администрации области руководители пилотного проекта АСАР по ликвидации ПХБ-содержащих конденсаторов из агентства по охране окружающей среды США Роберт Дайер и Элла Барнс. Да и О. Жаров на комиссии в июле признал, что применение плазменно-дуговой установки для сжигания кислых гудронов «обходится слишком дорого».

К сожалению, доклады, сделанные руководителями «Эколлайна» на заседании комиссии 21 июля 2004 года, не прояснили проблему. Поэтому им было предложено в течение месяца предоставить комиссии ответы на вопросы: переработка каких конкретно отходов возможна и экономически целесообразна на PACT-8 в течение срока ее эксплуатации (7 лет), соответ-ствует ли реальное наличие годных к переработке отходов производительности установки (12 тонн в сутки), а также представить сравнительные данные цен на переработку этих отходов плазменно-дуговым способом и иными известными и применяющимися в настоящее время. Попросили также уточнить, какое требуется участие администрации области в реализации проекта: только ли организационное, как было заявлено изначально, или также финансовое, и если да, то каков объем такого участия в общей доле расходов российской стороны.

Вместо ясных ответов на эти вопросы в областных средствах массовой информации на протяжении нескольких месяцев было опубликовано семь весьма пространных статей в поддержку проекта «Эколлайна». В них упорно пропагандировалась идея размещения в пригороде Ярославля американского плазменного конвертора «для уничтожения запасов стойких органических загрязнителей и восстановления загрязненных ими территорий». В публикациях вновь утверждалось, что Ярославлю предоставляется якобы уникальная возможность стать пионером в деле ликвидации особо опасных отходов, что на установке можно будет уничтожать не только ПХБ и полихлорбифенилсодержащие конденсаторы и трансформаторы, но и любые отходы, в том числе кислые гудроны, что уничтожение в плазме пестицидов обойдется вдвое дешевле, чем на имеющихся отечественных установках.

Только в январе этого года руководство «Эколлайна» представило в администрацию области второй отчет объемом в 79 страниц, подготовленный группой международных экспертов еще 13 сентября 2004 года. Из отчета стало окончательно ясно, что предлагаемая России американская установка РАСТ8 предназначена вовсе не для уничтожения любых отходов, а конкретно ПХБ и ПХБ-содержащих конденсаторов.

Стоимость установки, по последним данным, 7,2 млн. долларов. О. Жаров утверждал, что «капитальные затраты, связанные со строительством инженерной инфраструктуры, исследо-вательскими, монтажными, пусконаладочными работами, ориентировочно составят около одного миллиона долларов США». Поначалу «Эколлайн» брал их на себя. В дальнейшем О. Жаров отказался от этого обещания и считает, что «данный проект может быть реализован АНО НПО «Эколлайн» при организационной и финансовой поддержке администрации Ярославской области». Только стоимость этого проекта выросла более чем в пять раз и достигла суммы 5 млн. 257,7 тыс. долларов, из которых 3 миллиона 457,7 тысячи должна вложить Россия. Кто именно в России (Федерация или область) будет платить эти миллионы, четко не обозначено. Намекают, что это будет Федерация, но все-таки настойчиво призывают губернатора подписать соглашение о сотрудничестве между областью и федеральным агентством по охране окружающей среды США в деле ликвидации ПХБ-отходов. При этом стоимость сжигания ПХБ-содержащих отходов оценивалась в 3240 долларов за тонну, что почти в 2,5 раза больше стоимости переработки той же тонны содержимого конденсаторов, осуществляемой сегодня в Подмосковье. Вполне понятно, что добровольно соб-ственники ПХБ-содержащих отходов едва ли будут их сдавать для уничтожения в американском плазмотроне.

Главный вопрос: насколько актуальна проблема уничтожения ПХБ и ПХБ-содержащих конденсаторов для Ярославля и области? Они у нас никогда не производились, а потому нет сколько-нибудь существенных «запасов» этой группы загрязнителей. Однако именно для этих целей и выделяется бесплатная американская установка РАСТ-8. Руководители пилотного проекта по ликвидации ПХБ-содержащих Роберт Дайер и Элла Барнс вместе с пятью другими международными экспертами рассмотрели 17 предприятий Российской Федерации и отдают предпочтение для размещения установки волгоградскому ОАО «Хим-пром» и ярославскому АНО НПО «Эколлайн», причем «Эколлайн», если верить О. Жарову, почему-то имеет больше шансов заполучить эту установку. Естественно, возникает вопрос почему. Ведь согласно публикации в журнале «Экология производства» (№ 5, 2004 г.) критериями отбора исполнителя были «возможность обеспечения установки сырьем, наличие необходимых технологических коммуникаций и инфраструктуры... Предпочтение отдается предприятиям, имеющим опыт обращения с токсичными отходами и опыт эксплуатации плазмотронов».

Ни по одному из этих критериев НПО «Эколлайн» не отвечает предъявляемым требованиям, ибо нет у него ни опыта обращения с ПХБ и ПХБ-содержащими конденсаторами, ни технологических коммуникаций, ни инфраструктуры для проведения работ по уничтожению особо опасных токсичных отходов. Если бы международные эксперты действительно руководствовались указанными критериями, то предпочтение, безусловно, отдали бы всемирно известной череповецкой «Северстали» или волгоградскому «Химпрому», а не ярославскому НПО, существующему всего лишь неполные три года.

Особое значение при выборе места размещения завода по уничтожению ПХБ международные эксперты отдают критерию «возможность обеспечения установки сырьем», который они поставили в своем перечне на первое место. Сырьем международные эксперты именуют высокотоксичные ПХБ и ПХБ-содержащее оборудование. И здесь ярославский «Эколлайн» явно уступает и череповецкой «Северстали», и волгоградскому «Химпрому». Конечно, в Ярославской области имеются подлежащие уничтожению ПХБ-содержащие конденсаторы и трансформаторы. Но сколько их? ГУПР МПР России по Ярославской области не располагает материалами о количестве ПХБ-содер-жащих отходов на территории области. Однако руководство НПО «Эколлайн» приводит свои цифры: в области 12 тысяч конденсаторов с общим объемом содержащихся в них ПХБ около 200 тонн.

Но даже если бы в Ярослав-ской области действительно имелись 12 тысяч вышедших из строя конденсаторов, то на установке РАСТ-8 их можно уничтожить за 2 – 3 месяца, ибо ее годовая производительность составляет 87,7 тысячи конденсаторов общей массой 3685 тонн. А что дальше? Чем загрузить эту прожорливую установку? Кислыми гудронами – нельзя, а менее агрессивными нефтешламами, пестицидами, биологическими и медицинскими отходами – слишком дорого. Не привозить же высокотоксичное «сырье» – ПХБ и ПХБ-содержащие трансформаторы и конденсаторы из соседних регионов в Ярославль.

Впрочем, вопрос этот носит риторический характер и волнует только ярославских экологов, но не специалистов «Эколлайна» и тем более не международных экспертов. По замыслу последних, после завершения демонстрационного этапа проекта уничтожения конденсаторов, находящихся в Ярославской области, начнется основной этап этого проекта, эффективность которого будет зависеть, по их мнению, «от правильной организации работы системы и бесперебойной поставки ПХБ-содержащих конденсаторов». Речь идет о поставке в Ярославскую область примерно «100 тысяч конденсаторов с общим содержанием ПХБ около 1800 тонн». По нашему мнению, именно на такой долгосрочный бизнес рассчитывают и руководители «Эколлайна», при этом убеждая нас во всех публикациях, что их беспокоит исключительно экологическая безопасность земляков.

О какой безопасности идет речь, если уничтожение ПХБ-содержащего оборудования – это высокотоксичное производство? При сжигании полихлорбифенилов образуются супертоксиканты – диоксины и фураны, которые в миллиард раз (!) более токсичны, чем исходное «сырье» – ПХБ. Необходимо жесточайшее соблюдение технологии уничтожения ПХБ. А что будет у нас? Страшно представить, к каким чудовищным последствиям для здоровья жителей области могут привести нарушения технических условий работы плазмотрона и выбросы диоксинов и фуранов в окружающую среду. А вероятность сбоев в работе плазменного конвертора достаточно велика.

Не приходится сомневаться, что если американ-ский плазмотрон будет размещен у нас, то Ярославль станет всероссийским химическим полигоном по уничтожению наиболее высокотоксичных загрязнителей и неизбежно потеряет свою привлекательность в качестве жемчужины российского Золотого кольца.

Владимир ЛУКЬЯНЕНКО, доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик РЭА, председатель Верхневолжского отделения Российской экологической академии.

Герман МИРОНОВ, доктор химических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ, академик РАЕН, член президиума Верхневолжского отделения Российской экологической академии.

Билал ХАХАЕВ, доктор технических наук, заслуженный геолог РФ, академик РАЕН, председатель Верхневолжского отделения Российской академии естественных наук.

Читайте также
  • 15.11.2012 На экологию тоже нужны средства Активисты движения «Сделаем Ярославскую область чистой» написали обращение в мэрию Ярославля и муниципалитет с просьбой увеличить расходы на охрану окружающей среды.
  • 14.09.2012 Не отравить жизнь тем, кто будет после насВ промышленной зоне микрорайона Слип пущена в работу установка термического уничтожения биологических и медицинских отходов, призванная решить одну из
  • 22.11.2011 Электроэнергия из бытовых отходов Ярославская компания, занимающаяся утилизацией бытовых и промышленных отходов, реализует очень полезный проект – использование твёрдых бытовых отходов
  • 19.10.2007 Место для павших, За парты без пересадкиПлановая проверка соблюдения ветеринарного законодательства по вопросам утилизации и уничтожения биологических отходов в Угличском районе полна приключений.
  • 30.12.2004 Новый век – новые технологии В Ярославле решена проб­лема уничтожения биологических отходов: с 22 декабря начала действовать опытно-промышленная пиролизная установка. Применяемая ранее
  • 17.04.2003 Деловой взгляд на ярославский мусор В июле в Ярославле вступит в строй мусороперерабатывающий завод. Еще один проектируется для Рыбинска. Такими добрыми новостями поделились мэр Ярославля
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • С морозом шутки плохи По данным «скорой помощи», за 6 и 7 января 16 человек в Ярославле получили обморожение и трое были госпитализированы
  • Заболела медицина В угличских поликлиниках очереди. Медицина испытывает огромный прессинг, говорилось на состоявшемся в
  • Непрошеный гость В поселке Михайловском Ярославского района некая криминальная личность узбекской национальности, проживающая