воскресенье 23

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 02 апреля 2003

Милый мой бухгалтер

В известное маяковское «все работы хороши – выбирай на вкус» время уже давно внесло свои коррективы. Разнятся сейчас не только зарплаты, но и возможности злоупотреблять своим служебным положением. К примеру, размеры взяток, за которые так часто перед очами Фемиды оказываются медики, выглядят просто смехотворно по сравнению с суммой в шесть с гаком миллионов, которые две милые бухгалтерши с электромеханического завода изъяли из оборота родного предприятия.

автор Нина АНИКИНА.

 

Подсчитали – прослезились

Неизвестно, когда бы еще вскрылись финансовые махинации главного бухгалтера предприятия Елены Балашовой и ее компаньонки бухгалтера-кассира Людмилы Журавлевой, если бы не беременность главбуха. Перед тандемом расстилались такие широкие возможности, что даже в декретный отпуск Балашова ушла уже практически перед родами. С трудом изыскали «и. о.» – никто не хотел занимать ее кресло. В конце концов согласилась бухгалтер Песина, которая и обнаружила полнейший хаос, царивший в отчетной документации «ЭМЗсбыта», и недостачу в четверть миллиона.

На экстренно организованном собрании, куда вызвали и Балашову, главбух возможность махинаций всячески отрицала, но обещала сумму недостачи вернуть. Дальше последовали всевозможные проверки: аудита, КРУ, налоговой, после которых и выплыла сумма в шесть с половиной миллионов рублей. Руководитель холдинговой компании «ЭМЗ» В. Гнатко обратился в правоохранительные органы.

Не прячьте ваши денежки по банкам

Устроившись главбухом летом 1999 года, Елена Балашова быстро нашла общий язык с бухгалтером-кассиром. Руководство их работу практически не контролировало, бухгалтерские и складские документы не сверялись, а те ошибки, которые время от времени обнаруживал заводской аудитор, просто исправлялись. Бухгалтерам В. Гнатко доверял, и на время своего отсутствия оставлял несколько подписанных, но незаполненных платежных поручений. Объем продаж предприятия ежемесячно составлял около двенадцати миллионов рублей, и утекавшие в карманы бухгалтеров деньги на этом фоне были незаметны.

На «ЭМЗсбыт» за наличные приобретались, как правило, средства малой механизации. Когда на заводе появлялся очередной покупатель, дамы, как и полагается, оформляли накладные на отгрузку товара. А полученные по приходно-кассовому ордеру наличные средства время от времени попросту не вносили в кассу. Первичные бухгалтерские документы уничтожали. Такие «премии» бухгалтерши получали каждый месяц, суммы варьировались от трехсот рублей до ста сорока тысяч. Еще одна статья незаконных доходов – фиктивные авансовые отчеты на имя сотрудников предприятия. К ним приобщались товарные чеки на якобы купленные запчасти, а соответствующие суммы наличных изымались из кассы.

Но настоящей золотой жилой оказались банки. Здесь можно было снимать с расчетного счета предприятия сколько угодно. Журавлева выписывала и получала по чековой книжке в «Яринтербанке» наличные. Суммы, указанные в самом чеке и в его корешке, существенно расходились. Разница, естественно, доставалась бухгалтерам. Чтобы скрыть следы преступлений, они выписывали и приобщали к счету подложные платежные поручения, действовали от имени несуществующих фирм.

Позолотили ручки

Карьера прервалась на самом взлете. За полтора года совместной деятельности благосостояние наших героинь существенно улучшилось. Обе приобрели по машине, Балашова начала строительство дома.

Правда, на суде обе обвиняемые признавали свою вину лишь частично, пытаясь представить себя марионетками в руках руководителя холдинговой компании «ЭМЗ» В. Гнатко. Да, оформляли липовые платежки, получали в банке деньги и шли на прочие махинации сознательно. Но направляла их якобы рука директора, которому и поступали все эти суммы.

Балашова, как руководительница тандема, уверяла, что полученные деньги передавала Гнатко. И что директор такие нарушения объяснял необходимостью строительства подсобных помещений на территории завода. Он же обещал при случае подтвердить документально чистоту рук и помыслов своих бухгалтеров. На финансовые махинации шли из страха потерять хорошую работу.

Журавлева пыталась отмежеваться от бывшей руководительницы еще во время следствия. Скрылась в неизвестном направлении, оставив записку следующего содержания: «Спасибо тебе, Елена Николаевна, за подставу! Сидеть за тебя не собираюсь, а деньги наворованные счастья тебе не принесут». На суде она изложила собственную версию событий: о том, что деньги передавались Гнатко, знала только со слов начальницы, сама при передаче денег никогда не присутствовала. Разумеется, о себе Журавлева говорила только хорошее: мол, вынуждена была подчиняться распоряжениям начальства. Себе же не брала ничего.

Со своих бывших работниц Гнатко потребовал в общей сложности 55 миллионов, из коих шесть с половиной украдены у предприятия, а остальные – компенсация морального вреда. Столь серьезную сумму В. Гнатко обосновал так: махинации повлекли прямые убытки предприятия, значительно снизились объемы продаж, пострадала деловая репутация. Большинство работников «ЭМЗсбыта» и вовсе уволилось.

Судья Ангелина Барышникова полностью признала вину подсудимых. В колонии общего режима они теперь проведут одна восемь лет, другая – пять лет и шесть месяцев. Им предстоит выплатить больше восьми миллионов – ущерб, нанесенный предприятию с учетом инфляции. А моральный вред в общей сложности составил 35 тысяч.

Хотя ждать реального возмещения всей суммы заводу «ЭМЗсбыт» придется долго.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают