среда 29

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

четверг, 28 января 2010

Имя Сирано стало паролем

В апреле 1981 года студент факультета журналистики МГУ Андрей Григорьев оказался в театре имени Станиславского на спектакле «Сирано де Бержерак». В театрах он бывал часто – в скромном студенческом бюджете это была едва ли не главная статья расходов.

автор Марина ШИМАНСКАЯ    фотограф Вячеслав ЮРАСОВ

 

Его любовь к театру на этот раз была вознаграждена – на спектакле он встретил свою будущую жену. На всю жизнь. А Сирано стал идеальным другом, который вошёл в душу навсегда, чтобы оставаться в ней высокой планкой человеческой сути. Возможно, именно в тот вечер был сделан первый шаг к рождению уникальной книги, вобравшей в себя все переводы героической комедии Эдмона Ростана и фотоснимки самых известных исполнителей роли Сирано в России и Франции. Презентация этой книги прошла в понедельник вечером в академическом театре драмы имени Фёдора Волкова.
Как всё лучшее в жизни, книга «Эдмон Ростан. Сирано де Бержерак. Четыре перевода» родилась из любви. Из любви к французскому романтику XVII века Сирано как вечной мечте о смелости, доблести, чести, таланте, высокой всепоглощающей любви и способности оставаться самим собой в любых обс­тоятельствах.
Фамилию составителя не увидишь ни на её обложке, ни на титуле, ни на авантитуле. Влияние Сирано? Зато присутствует большой список тех, кому выражена благодарность за участие в проекте. Особая – Юрию Василь­евичу Ласточкину, главе Рыбинска, главному меценату издания. И это справедливо – не будет преувеличением сказать, что равного ему ценителя и по­кровителя Книги на сегодняшний день в России нет. Как справедливо сказал на презентации книгоиздатель Александр Рутман, с именем Ласточкина связаны почти все блестящие книжные проекты, осуществлённые за последние десять лет в нашей области. Трёхтомник «Храмы и монастыри Ярославской области», несколько книг о Рыбинске, блестящие издания о людях и истории НПО «Сатурн», книга о Мологе, альбом «Дёмино» – все эти проекты были реализованы при поддержке Юрия Ласточкина.
Доктор искусствоведения Татьяна Злотникова не случайно отметила, что имя Сирано стало своеобразным паролем, объединившим множество людей, открывавшим многие двери. Идея издания объединила правообладателей переводов и переводчицу Елену Баевскую, предоставивших права на публикацию текстов, доцента Московского института имени Дашковой Инну Гуляеву, автора вступительной статьи. К приятному удивлению составителя, участвовать в некоммерческом проекте согласились все без исключения московские театры, в которые он обращался, благодаря чему в книге появилась целая портретная галерея корифеев в роли Сирано. Рубен Симонов, Юрий Соломин, Юрий Любимов, Михаил Козаков, Олег Ефремов, Евгений Евтушенко, Владимир Высоцкий, Сергей Шакуров, Сергей Безруков, Александр Домогаров, Валерий Кириллов, Максим Суханов, Константин Райкин, Жан Поль Бельмондо, Жерар Депардье – кто только не примерял на себя одежды французского бунтаря!
Начиная сбор материала, Григорьев и сам не знал, удастся ли издать книгу, и уж, конечно, ничего не мог обещать тем, к кому обращался с просьбами. И ведь все откликнулись! Тут, наверное, без поддержки самого Сирано не обошлось!
Вот как написал об этом в приветственной телеграмме накануне презентации поэт Юрий Кублановский:
«Что такое губернская Россия, как не ещё одно чудо света? Во все времена – во времена гражданских распрь или застоя, в кутерьме и мути криминальной революции, одним словом, кажется, при любых сколь угодно трудных исторических обстоятельствах – вдруг, неза­программированно появляются откуда ни возьмись в нашей глубинке энтузиасты, готовые на культурный проект высшего пилотажа.
Таков ярославец Андрей Вениаминович Григорьев. Казалось бы, «что он Гекубе, что ему Гекуба». Что журналисту ежедневной ярославской газеты трагическая судьба длинноносого французского романтика XVII столетия? Ан нет, зацепило и зацепило крепко. Перед нами замечательный труд, позволяющий сопоставить и насладиться четырьмя версиями-переводами легендарной галльской комедии.
Как хорошо, что нашлись издатели, нашлись те, кто понял, что увлечение Григорьева – не рядовое хобби или чудачество, но то, что имеет высокое эстетическое значение, что продолжает двухвековую русскую традицию глубинного постижения европейской культуры.
Так кто же он, Сирано де Бержерак, который из романтической Франции XVII века «пробивает» неромантическую Россию XXI века? Реальный Сирано жил во Франции первой половины XVII века. Он был известным поэтом, философом, успешно занимался наукой, в том числе астрономией. В городские хроники Сирано вошёл как кутила, забияка и дуэлянт. Литературный герой к этим разноречивым свойствам получил ещё и уродливую внешность, сочетавшуюся с прекрасной душой.
Сирано быстро вошёл в число героев, которые, утратив принадлежность к стране и времени, успешно путешествуют по театральным сценам всего мира. Каждая эпоха предлагает своё прочтение «Сирано де Бержерака». Эта пьеса – зеркало, посмотрел в неё – и увидел себя. Совсем не в том смысле, что ты, как Сирано, полон достоин­ства, смелости, чести, изящества ума, способности к самопожертвованию. Наоборот, видишь, что не дотягиваешь до Сирано, а как дотянуть – не знаешь. На то он и романтический герой, чтобы до него было «не дотянуть». Да и надо ли? С таким добром, как чувство справедливости, прямодушие, непримиримость к пошлости и лести, нынче не проживёшь. Но, как видно, надо. Иначе так и остался бы Сирано в далёком прошлом, а он тут, по-прежнему рядом с нами. «Важно быть человеком – лишь в этом решенье задачи», – так формулирует своё кредо Сирано в переводе Юрия Айхенвальда.
В Россию «Сирано» пришёл в 1898 году, сразу после создания героической комедии Эдмоном Ростаном. Автор первого перевода – Т. Л. Щепкина-Куперник. Она была лично знакома с Ростаном, ранее переводила и другие его пьесы. Выполняя заказ театра, она сделала перевод всего за восемь дней. Такая литературная лёгкость присуща только очень одарённым людям. На протяжении жизни она не раз возвращалась к переводу Ростана – у Сирано появлялись задатки будущего революционера, в добавленных ею монологах он говорит о крестьянском бунте в Турени, о гонениях на учёных, о бесчинствах цензуры.
Новый «Сирано» – для советского театра – появился в 1938 году. Драматург В. А. Соловь­ёв не ставил перед собой задачи точной передачи текс­та, а лишь использовал его для создания своего Бержерака. Время героических свершений Страны Советов требовало на сцену героя-гражданина. Сирано у Соловьёва страдает не столько от своего несовершенства, сколько от несовершенства общества, лирическая линия комедии уходит на второй план.
В 1964 году театр «Современник» заказывает новый перевод комедии недавнему полит­зеку Ю. А. Айхенвальду. Он назовёт свой труд «литературным толкованием психологического подтекста». Его Сирано – поэт, который всегда «в России больше, чем поэт» – одинокий борец с тоталитарным обществом и государством, обладающий даром слова, способным возвышать человеческую душу.
В 1984 году заново открывает героическое повествование о длинноносом влюблённом поэте Е. В. Баевская, делая перевод, максимально приближённый к оригиналу. И – чудо: оказывается, у Ростана хватает и глубины, и психологизма, а в его Сирано живёт и гражданин, и поэт, и борец, и философ.
В книге, подготовленной
А. В. Григорьевым, нашлись страницы и для рассказа о самих переводчиках, что случается нечасто. На фамилию переводчика, набранную всегда самым мелким шрифтом, внимание обращают, как правило, только критики и литературоведы. А ведь для успешного переложения великого произведения на другой язык надо быть соразмерным автору и словом, и мыслью, и душой. Каждый из переводов «Сирано де Бержерака» – оригинальное произведение, а каждый переводчик – самобытный, талантливый поэт, заслуживающий таких же почестей, какие воздаются автору.
Ещё одна тема книги – жизнь «Сирано» на сценах российских театров. Инна Гуляева ведёт повествование о московских «Сирано», Андрей Григорьев рассказывает о постановках Ростана на сцене театра Волкова.
– Как жаль, что закончилась работа над книгой, – с грустью сказал на презентации Андрей Вениаминович. – Сколько хороших людей встретил!
Я понимаю – встретил своих. И результатом этих встреч стала Настоящая книга. Она, как и Сирано, вне времени. Не будем лукавить – не для «самого широкого круга читателей». Но зато какая радость «не самому широкому» кругу, который, к счастью, пока ещё существует! Об этом размышляли выступившие на презентации директор департамента культуры Ярославской области Лариса Сорокина, профессор театрального института Маргарита Ваняшова, директор областной научной библиотеки Дмитрий Полознев, профессор ЯГПУ Владимир Жельвис.
Ожили на сцене и фрагменты спектакля «Сирано де Бержерак». Причём заслуженный артист России Валерий Кириллов так поставил знаменитую сцену под балконом, что её финал прозвучал во всех четырёх переводах.
В наше время успешное завершение некоммерческого издательского проекта – почти чудо. На вопрос: как удалось, ответ один – сила увлечения, которая действует, как магнит, притягивая и объединяя сторонников правильной, красивой идеи. Вот и директор Волковского театра Борис Мездрич, узнав о выходе этой книги, щедро предоставил для презентации большой зал театра, где в этот вечер собрались настоящие поклонники Сирано – актёры, преподаватели, библиотекари, театралы, журналисты.
Размышляя об этом, вспомнила один эпизод из гастрольной поездки с театром Волкова, которую мы с фотокорреспондентом ИТАР-ТАСС С. И. Метелицей освещали в СМИ. Зрители Чехии, Дании, Германии должны были познакомиться с «Ревизором». В каждой стране – репетиции и спектакли. В каждой стране мы с Сергеем Ивановичем сидели на первом ряду. Уже по пути домой народный артист России В. А. Солопов с лёгким ужасом спросил: «Как же можно было столько раз смотреть один спектакль?» И правда, как можно? Спасибо за вопрос, без него я и не поняла бы, что находилась не в зале, а там, «внутри» спектакля.
Вспомнилось это не случайно. Похоже, что и Андрей Григорьев много лет, с того самого судьбоносного спектакля, а может, даже раньше, с первой встречи с Сирано в Горьковском театре драмы, где он, работая осветителем, тоже находится «внутри» героической комедии Ростана. И если его спросить: «Как можно столько лет смотреть один и тот же спектакль?», он тоже поймёт, что давно привык (не без сожаления) переходить из мира Сирано в кресло главного редактора. Прочитав, он, конечно, улыбнётся. Только когда выйдет статья, его не будет в Ярославле. В свой очередной недельный отпуск Андрей Вениаминович отбыл в Питер. Догадались, зачем? Да, посмотреть сразу два спектакля по «Сирано» Ростана.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают