воскресенье 15

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

Световой короб из ткани

Лайтбоксы, световые короба, конусы для рекламы. Взгляните на цены

magicmobile.ru

Вулкан

Официальный сайт

casinoclubvulkan.ru


на печать

Комментировать

суббота, 22 июля 2006

Деревенские университеты академика Велихова

нет фото

Секретарь общественной палаты РФ академик Велихов собирается провести революцию в отдельно взятом селе Купанском Переславского района.

автор Елена БАТУЕВА

 

ВСЕ ХОРОШЕЕ – В ПРОШЛОМ

На первый взгляд оно ничем не отличается от остальных российских сел и деревень, разве что богатой историей, о которой написано немало научных работ и даже выпущена книга. Образовано оно еще в начале XV века и первоначально называлось Соль Переславская. В 1555 году уставной грамотой здесь было введено самоуправление. Во времена Иоанна Грозного село переименовали в Усолье и передали во владение Данилова монастыря. В XVII веке соляные прииски были заброшены, и Усолье, после революции получившее новое имя – Купанское, стало центром торфоразработки. Здесь была построена узкоколейка, на торфяниках трудились несколько сотен человек. Прославил Усолье­Купанское известный советский писатель Михаил Пришвин, отразивший красоту переславской природы в своих книгах «Кладовая солнца», «Корабельная чаща», «Соловей». Во время войны Пришвин, отказавшись ехать в эвакуацию на Кавказ, обосновался в Усолье. Работал обходчиком на железной дороге, а в свободное время бродил по лесам, наблюдал за природой, писал свои заметки. Именно благодаря Пришвину рядом с Купанским образовался национальный парк­заповедник, который сейчас входит в Переславский музейный комплекс. Незадолго до войны Михаил Михайлович написал в газету «Известия» статью о том, как нещадно вырубаются леса в окрестностях Купанского. После этой публикации в Усолье выехала государственная комиссия, и бор от озера до села был объявлен заповедной зоной.

УГОЛ ПАДЕНИЯ

Золотой век Купанского закончился с закрытием торфоразработки. Какое­то время население (а оно в те времена составляло около 3000 человек) кормилось от крупного животноводческого комплекса, где выращивали и птицу, и коров, и свиней. Но с приходом одного из «предприимчивых» постперестроечных директоров хозяйство развалилось в считанные месяцы. Здания и техника были распроданы «на вывоз», а остальное растащили местные жители. Сейчас на месте когда­то процветавшего комплекса большая свалка, среди которой возвышаются кирпичные развалины.

Отсутствие в округе крупных предприятий повлекло за собой целую цепочку разных бедствий. До предела износилась высоковольтная линия, так что напряжение здесь дер­жится на уровне 100 вольт: электрический чайник, и тот не вскипятишь. Вышла из строя муниципальная мусоросборочная машина – перестали вывозить мусор. Из­за недостатка средств на уголь закрыли поселковую котельную, обогревавшую местную больницу. В итоге зимой температура в палатах и кабинетах не превышала 15 градусов.

«Что ни год, то новый сюр­приз от власти», – сетуют местные жители и начинают загибать пальцы. Перестройка отняла у крестьян возможность кормиться от земли – взлетевшие цены на удобрения, солярку, технику сделали сельский труд нерентабельным. Монетизация льгот отобрала у стариков дрова. Теперь зимой одинокие старушки, которых раньше государство обеспечивало топливом, закрывают дом и топят одну кухню, чтобы хоть как­то протянуть до тепла.

Последним ударом по Купанскому было введение 131го закона о муниципальном самоуправлении, в результате которого из села ушла власть. Дело в том, что по проекту объединения сельских территорий, который был реализован в Ярославской области, Купанское объединили с селом Троицким, что в 30 километрах. И сельскую администрацию почему­то перенесли туда. До Троицкого нужно добираться с пересадкой – сначала ехать до Переславля, а там ждать другого автобуса. Если раньше с любой проблемой и бедой жители бежали к председателю сельсовета, то теперь в селе воцарилось безвластие – пожаловаться, попросить помощи просто не у кого.

«ЖИВЕМ БЕЗ ВЛАСТИ»

А проблем у купанцев с каждым годом становится все больше. На грани закрытия была поселковая больница. Из пятидесяти койко­мест здесь сейчас осталось только пятнадцать, из которых пять – для пациентов дневного стационара. Если бы не энергия нового главврача – переселенки из Казахстана Елизаветы Павловны Соколовой, грудью вставшей на защиту больницы, ее, возможно, уже не было бы в Купанском. Как нет теперь хирургического стоматологического кабинета, так что удалять зуб, к примеру, купанцам теперь приходится ездить в Переславль. Закрыт в больнице и рентгенкабинет – вышло из строя оборудование. На ладан дышит медицинский микроскоп 1968 года выпуска. Сломается он – закроется лаборатория анализов. Стоят машины «скорой помощи» – не могут пройти техосмотр. Срочных больных родственники сами транспортируют в больницу.

Требуется ремонт школе – в прошлом году в одном из кабинетов обвалился потолок, «садится» фундамент, отчего по стене здания ползут трещины. Но федеральный бюджет не предусматривает средств на ремонт, переваливая все на местные власти.

– Раньше мы в школе готовили детям горячие обеды, теперь ввели новые правила, что у нас для этого должен быть цех сырой продукции, готовить нам запретили – дети питаются всухомятку, – жалуется директор школы Елена Дворецкая.

И если раньше вопросы худо­бедно, но разрешались с помощью председателя сельсовета Сергея Осипова, то теперь новая власть далеко – до нее только доехать полдня нужно потратить!

– Когда обсуждался вопрос по поводу образования новых сельских округов, мы в Купан­ском собрали сход, на котором присутствовали тысяча человек, – рассказывает местный житель Анатолий Мирошников, – и все единогласно проголосовали за то, чтобы центр поселения сделать здесь. У нас есть для этого все основания – в Купанском проживает около двух тысяч человек, здесь есть предприятия, предоставляющие пятьсот рабочих мест, мы нашли инвесторов и собираемся возродить животноводческий комплекс. Кроме того, Купанское исторически всегда было административным центром, и то, что сейчас статус села изменился, негативно сказывается на жизни населения.

Свои пожелания жители Купанского изложили в письме областным властям, однако никакой реакции не последо­вало.

– Фактически мы живем без власти, – рассуждает житель Купанского Владимир Кукушкин, – никому нет до нас никакого дела, каждый выживает как может.

ХОДОКИ У ВЕЛИХОВА

Увидев по телевизору передачи про южное Бутово, жители Купанского решили обратиться за помощью в общественную палату РФ. Тем более что секретарь палаты, президент российского научного центра «Курчатовский институт» академик Евгений Велихов для Переславского края – человек не чужой. Вместе с супругой Натальей Алексеевной 20 лет назад он помог открыть детский лагерь, который курировала Российская академия наук. Лагерь работает до сих пор каждое лето, из него вылились организации «Лидер» и «Движение молодых», через которые прошло около пяти миллионов подростков. На лето семья Велиховых приезжает в деревню Талицы, что неподалеку от Купанского. Сюда частенько приходят делегаты от местных жителей, чтобы попросить Евгения Павловича решить их вопросы «наверху». Мне тоже удалось здесь застать Евгения Павловича и обсудить с ним проблемы селян.

– В ситуации отсутствия реальной власти люди приходят ко мне со своими проблемами, – рассказывает Евгений Павлович. – Их проблемы в общем­то типичны для всей российской глубинки, где сталкиваются государство со всеми его «благоглупостями» и реальные интересы конкретного человека. Здесь мне удалось увидеть, как в действительности проходят те нововведения, которые бездумно принимаются «на верхах», и как они влияют на жизнь населения. Купанское – это вполне работоспособное, негибнущее село, у которого сегодня главный враг – это власть, и она оказалась «страшно далекой» от проблем народа.

В сентябре в общественной палате будет пленарный съезд – соберутся все 126 членов, и мы проведем слушания по поводу того, что делается в муниципальных округах. И я на примере Купанского хочу показать, что на самом деле происходит в глубинке. На мой взгляд, здесь сконцентрировались все проблемы, созданные реформированием власти. Я хочу предложить на примере этого села с вековыми традициями самоуправления провести реформы не на бумаге, а на деле. Я уверен, что они будут работать, если реформировать не сверху, а снизу. В Купанском уже сформировалась группа активистов, у которых есть реальные предложения и планы по изменению ситуации к лучшему. Надеюсь, что помогу им воплотиться в жизнь.

– В чем, на ваш взгляд, главная задача общественной палаты?

– Способствовать тому, чтобы каждый гражданин имел возможность решать свои собственные вопросы цивилизованным путем. Это, на мой взгляд, и есть основная задача гражданского общества. В советское время считалось, что понятие «гражданское общество» совпадает с определением диссидентства. Но это, конечно, не так, потому что нормальное гражданское общество – это как раз открытость, прозрачность, активность сельских сходов и так далее. Мой дед был членом ЦК партии кадетов по вопросам муниципального строительства и гражданского общества. В начале ХХ века он создавал клубы обывателей, на которых решались общественные вопросы. Это нужно было именно для того, чтобы поднять активность людей. Потом революция все это прихлопнула, деда расстреляли.

А то, что мы видим сейчас, – это наследие крепостного права, когда власть считает, что человек сам ничего сделать не может, что он бессилен, что он должен обо всем просить власть.

– Какие механизмы построения гражданского общества может задействовать общественная палата?

– Один из способов – это работа с федеральным собранием. Мы не имеем права законодательной инициативы, но мы можем готовить свои заключения на все острые законопроекты, и к нам прислушиваются. Взять тот же пресловутый закон об общественных организациях – мы все же как­то повлияли на его улучшение. Сейчас мы работаем над законом об автономных организациях, чтобы не получилось так, что в результате принятия этого закона все они будут ликвидированы. Второй очень важный момент: мы должны смотреть, как уже принятые законы работают на местах – на уровне поселка, деревенской больницы и так далее.

– Может ли палата оказывать реальную помощь людям?

– У нас есть крупные юристы, такие как Резник и Кучерена, которых мы привлекаем для решения проблем граждан. Сейчас, к примеру, мы вплотную занялись положением солдат и офицеров в Российской армии. Работаем совместно с организацией офицеров запаса, хотим, чтобы они сами сформулировали свои проблемы, а мы будем следить, чтобы их правильно воспринимал парламент, чтобы законодательство было на стороне военнослужащих.

– Каким образом в деятельности общественной палаты участвует Алла Пугачева?

– Она работает в комиссии по культуре. Алла Борисовна очень активная женщина, сама себя сделала. Если бы у нас граждане проявляли такую активность, то с построением гражданского общества проблем не возникало бы.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Елка в купеческом домеПервыми в этом году встретили Деда Мороза в музее истории города: елки здесь начались с Николы зимнего
  • Алименты – удар ниже поясаДавно заметила, что и женатые, и холостые мужчины, услышав слово «алименты», начинают плеваться и произносить
  • Речные перекатыУ всякой реки есть особые, примечательные места – омуты, плёсы, излучины, косы, перекаты. Каждое