среда 19

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии








Люди ищут

на печать

Комментировать

четверг, 23 ноября 2006

С бэйсом по жизни

нет фото

В Ярославле, наверное, мало кто слышал про такой вид спорта, как бэйс­джампинг. Однако он есть, хотя в наших краях не шибко развит: рельеф мест­ности не тот, но бэйсера по­встречать и здесь вполне реально. Выдаст его если не парашют за спиной, то костыли и гипс. Именно в таком живописном виде предстал перед корреспондентом «СК» бэйс­джампер Юра, приехавший в Ярославль из Москвы отдохнуть. После неудачного приземления ему пришлось на время «завязать» с прыжками, но говорить о них он может бесконечно.

автор Андрей ПРОВОРОВ

 

Бэйс­джампинг – это прыжки с фиксированных объектов со специальным парашютом, уложенным в ранец. Бэйс (B.A.S.E.) – аббревиатура от английских слов: Building – дом, Antenna – антенна, Span – перекрытие (мост, кран) и Earth – скала. Именно с них чаще всего и прыгают.

– Почему ты решил заняться этим спортом?

– Скорее это не спорт, а образ жизни. Бэйсерами, или бэйс­джамперами, обычно становятся парашютисты, у которых за плечами есть как минимум 200 прыжков с самолета. Я тоже начинал с обычных парашютных прыжков. Помню, как в первый свой прыжок взял с собой фотоаппарат. Снижался под куполом и снимал все вокруг: себя, землю, небо... Тогда у меня был запасной парашют со специальным устройством, которое открывает его на определенной высоте. Нас предупредили, что после открытия основного купола нужно будет это страхующее устройство отключить. И вот я лечу под огромным куполом, вдруг раздается какое­то странное жужжание и вылетает запасной парашют. Я пытался, конечно, его руками задержать, только безуспешно. С фотографированием совсем обо всем забыл. Так что в первый прыжок я спускался под двумя куполами. Было стыдно, хотя за что? Ведь я же не испугался, а просто забыл про него. Тем не менее на следующий день я был опять на аэродроме.

– То есть прыгать тебе сразу понравилось?

– Сразу. До этого я занимался альпинизмом. Там тоже есть свои прелести. Помню, однажды встречали рассвет на скале. Мы немного не рассчитали время на восхождение, думали, что быстро управимся, поэтому ни еды, ни теплых вещей с собой не взяли. Но пока поднялись, уже стало смеркаться.

Мы начали спуск и вскоре поняли, что это просто самоубийство. Ничего не видно, стена отвесная. Кое­как разыскали «полку», то есть выступ в скале, и решили заночевать там. Места хватило только, чтоб ноги не соскальзывали. Мы прижались друг к другу, чтобы не замерзнуть, пристраховались к скале и уснули. Не помню, сколько проспал. Но когда проснулся, увидел то, что, наверное, никогда не забуду: из соединения двух гор поднималось солнце. Медленно­медленно, озаряя окрестности своими лучами. Я тут же разбудил товарищей. Мы даже о холоде забыли.

– Почему же ты завязал с альпинизмом, если он тебе нравился?

– А я и не завязал. Просто теперь залезаю на гору для того, чтобы спрыгнуть с нее. Для бэйсера альпинистские навыки бывают очень полезны и не менее важны, чем навыки парашютиста. А на самом деле я просто открыл для себя более быстрый способ получения адреналина.

– Прыжки?

– Да. Особенно наши, бэйсерские. Они отличаются тем, что здесь нет времени обдумать, подкорректировать свое поведение. В основном мы прыгаем с небольших высот (по сравнению с обычными прыжками с самолета­вертолета), так что доли секунды решают, успеет раскрыться парашют или нет.

– Это очень рискованно...

– Потому я этим и занимаюсь. Мне нравится преодолевать чувство страха.

– Оно не проходит со временем?

– Нет. И не верь тем, кто говорит, что не боится прыгать. Боятся все, только кто­то больше, а кто­то меньше. Я видел людей, которые могут неплохо справляться со своим страхом. Мне еще учиться и учиться у них. Бэйс­джампинг может вызывать подсознательный, животный ужас независимо от количества прыжков. Он заставляет контролировать ненормально высокие уровни страха и эмоций, рационально мыслить в условиях жесточайшего стресса и получать от всего этого удовольствие. Бэйс действует как фильтр – стоя на краю, необыкновенно ясно разделяешь важные для тебя в этой жизни вещи и шелуху. Бэйс – это о том, что происходит у тебя внутри. То, что снаружи – вторично. Бэйс – это преодоление себя. Настоящая школа, где ты сам себе ученик и учитель.

Недавно мы с другом решили прыгнуть. Нашли подходящее строящееся здание, рядом с которым стоял кран, благо теперь в Москве нет проблем с высокими домами, за что Лужкову большой респект от бэйсеров. Поднялись наверх, надели парашюты, дальше надо было перелезть с дома на кран на высоте 29­го этажа, залезть на верх крана и пройти по стреле на самый ее край, чтобы оттуда прыгнуть. Забрались мы, посмотрели вниз, и тут так страшно стало! Это только с земли кажется, что все легко, а когда сверху смотришь, такой страх нападает от ощущения того, что через несколько мгновений тебя может не стать. Друг сказал, что будет с дома прыгать, а я решил, что пойду до конца. Кое­как по узкому мостику перебрался на стрелу. Ползу и твержу про себя как заклинание: «Я прыгну, я прыгну». Прыгнул. Все нормально закончилось.

– А отказ от прыжка не считается трусостью?

– Нет, конечно. Все понимают, что это твоя жизнь и ты сам решаешь, как ею распорядиться. Во время прыжка нужно уметь адекватно оценивать обстановку: тип объекта, скорость, направление ветра, площадку приземления, свое физическое и психологическое состояние. И есть ситуации, когда лучше отказаться от прыжка. Бывает, требуется намного больше мужества, чтобы уйти обратно с exit­point (точки отделения), чем прыгнуть с нее.

Иногда, кстати, случаются совсем странные случаи. Мы прошлой осенью своей компанией ездили прыгать в Европу (Италия, Франция). Во Франции, в местечке Магланд, поднялись на скалу, нашли exit­point для прыжков, и тут такой страх обуял. Просто так, без всяких причин. И самое странное – всех. Один из бэйсеров снимал со стороны на камеру прыжки других и после должен был прыгать сам. Начал он снимать, а потом говорит, что больше не может. Руки сильно трясутся. Мы ему отвечаем: не бойся, у всех трясутся.

В тот раз не очень повезло Николаю. Он прыгал первым, и при открытии парашют повернуло в сторону скалы, его впечатало в стену, проволокло по ней, а потом парашют зацепился. Мы начали звонить спасателям (альпийским спасателям, с которых и зародилась служба спасения), объяснять, что случилось и где мы находимся, а это было сложновато с нашим знанием иностранных языков.

В итоге они сказали: «А, так вы как раз напротив нашей базы!» Они быстро прилетели, сняли Николая со скалы. У него даже переломов не оказалось, только ушибы сильные. Потом ходил с палочкой. От прыжков ему на время поездки пришлось отказаться.

– А с тобой что случилось?

– Ты про гипс? Это тот случай неадеквата, когда я не смог отказаться от прыжка. Шел по Москве. Смотрю, стоит отличный кран, и подумал, что с него обязательно нужно прыгнуть. Уже ночь была, когда я залез. Прыгнул и не заметил протянутых проводов, парашютом зацепился и воткнулся ногами в асфальт. Когда до «скорой» дозвонился, нужно было рассказать, что случилось и где я нахожусь. Стал объяснять, а мне диспетчер­женщина отвечает: «Ой, а вы правда бэйс­джампингом занимаетесь? Неужели? А давно?» и в том же стиле. Я сказал, что с удовольствием бы поговорил об этом, но не сейчас, потому что ноги очень болят. Забавная была ситуация.

– У тебя знакомые разбивались?

– Мои близкие знакомые, слава богу, нет. Только переломы были. А так, народ бьется. Бэйс­джампинг один из самых экстремальных видов активности, какие я знаю, и здесь многое зависит от самого человека, его умения быстро думать и действовать. Как правило, бьются, когда головы нет на плечах... Ну или пришло время убиться.

– Сейчас чем планируешь заниматься?

– Засиделся я очень. Пора начинать ноги разрабатывать. А когда гипс снимут, опять прыгать начну.

Читайте также
  • 28.11.2012 Надежда есть. Одумайся! Прыжки с Октябрьского моста в Волгу в Ярославле становятся, увы, нередки и почти всегда заканчиваются смертельным исходом. Если раз в году прыгают
  • 02.08.2012 В Ярославле отметили День ВДВ Сегодня по всей России отмечали День Воздушно-десантных войск. В Ярославле этот праздник открылся возложением венков на могилы войнов, погибших в Великую
  • 18.06.2012 Парашют не раскрылсяПод Переславлем трагедией закончился прыжок парашютистки с дельталёта: парашют не раскрылся и спортсменка погибла, упав с высоты 700 метров.
  • 31.05.2012 В Дымокурцах приземлился белый парашют 70 лет назад лётчик-истребитель Амет-хан Султан таранил над Ярославлем немецкий «Юнкерс». Мемориальной акцией у памятника дважды Герою Советского
  • 20.01.2011 Рыбаков – лучший Вчера в Ярославле в легкоатлетическом манеже на улице Чкалова завершились чемпионат и первенство Северо-Западного Федерального округа по лёгкой атлетике в закрытых помещениях.
  • 04.08.2006 Отец Михаил шагнул в небо«Товарищи гвардейские десант­ники! Равнение налево!» Командный голос военкома подхватил августовский теплый ветер и развеял над аэродромом Южный. День
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Здесь начинался род РомановыхСквозь промозглую слякоть, дождь и туман по мокрому и скользкому асфальту мы пробираемся на автомобиле
  • У Никанорыча крепкая памятьОн появился в редакции сразу после утренней летучки и перво-наперво извинился за «неожиданное вторжение».
  • Красота Божьего мира В Ярославской митрополии подведены итоги регионального этапа Международного конкурса детского творчества