понедельник 27

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментарии: 2

среда, 06 июня 2012

Что нужно для счастья селу трёх дорог?

Болит душа у жителей Нового села о дорогах, о мостах, о судьбах земли-матушки...

Село трёх дорог – так исстари называют Новое. Одна отсюда из Большесельского района ведёт в Ярославль, по другой напрямую вдоль поймы Юхоти за каких-нибудь полчаса можно доехать до волжской мышкинской переправы. От развилки у Троицкого храма старинный екатерининский тракт, торговый и почтовый, обустроенный повелением государыни так, чтобы на нём могли свободно разминуться две кареты, сворачивает к мосту через Юхоть на Углич.

автор Юлиан НАДЕЖДИН.    фотограф Фото Ирины ПИЧУГИНОЙ,

 

На опасный мост, как в атаку

Дорожная тема здесь своя, родная, и про две кареты мы не зря вспомнили: тот мост на маршруте Золотого кольца – давняя притча во языцех. Про него-то первым делом и заговорила наша попутчица, медработник Нина Тихомирова, стоило нам выйти из автобуса. Родом она из Нового, живёт и работает под Ярославлем, а сюда не реже, чем раз в неделю и чаще всего с полными сумками, ездит навестить свою матушку.

Отгороженные бордюром пешеходные дорожки на мосту такие узкие, что с одной сумкой в руках продвигаться приходится боком. Ну а с двумя здесь не пройдёшь вообще. Смотрим, как управляется с такой загвоздкой наша попутчица. Оглядевшись по сторонам, шагает на свой страх и риск через ржавый бордюр на проезжую часть. Включает третью скорость – и вперёд, пока на трассе пусто.

Что наверху об этой зам­шелой злобе дня села трёх дорог давно известно, видно любому – по очередным шурфам геодезистов на берегу под мостом. Несущая способность здешних переувлажнённых грунтов исследуется, ясно же, для чего: мост давно расширять надо.

Новые шурфы появляются чуть ли не каждое лето. А пока у дорожников руки дойдут до дела, Нине и её односельчанам с заречной стороны, где живут примерно треть всего здешнего населения, что остаётся? Сумки через плечо – и на опасный мост, как в атаку, потому что другого выхода у них просто нет.

– Писали по инстанциям, что нам здесь нужен нормальный спокойный переход, – узнаём от нашей попутчицы на прощание. – Удивительный ответ получили: дескать, вы молодцы, написали в четыре инстанции, а надо – в пять, причём одновременно. Местным властям реконструкция моста не по силам. Всё думаем, чей этот пятый адрес. Может, президента страны?

Святое дело – долги земле отдавать

В конторе ООО «Красная заря», что у самой угличской трассы сразу за мостом, встретили нас новостью: высокими водами сорвало второй новосельский мост через Юхоть – деревянный, «колхозный». По нему и скотину гоняют с фермы на этом берегу, где хороших выпасов почти не осталось, через речку, где они ещё имеются. А поскольку на тех шатких мостках в пастбищный сезон и держится чуть ли не всё новосельское животноводство, закатывать рукава пришлось даже агроному «Красной зари» Надежде Шабановой. В разночинной бригаде, собранной из «временно безработных», она вроде прораба.

– Новые сваи забили, положили несущие балки, – спешит сообщить Надежда Васильевна, едва успев поставить у порога конторы велосипед. – Сто тысяч рублей стоит одна только работа. Для нашего неприбыльного хозяйства это немалые затраты. К концу июня переход восстановим, как-никак у нас только дойного стада девятьсот с лишним голов.

– А корма у нас свои, – затронула волнующий вопрос агроном. – Есть не востребованные наследниками паи, где всё сплошь заросло, но пустующих земель в «Красной заре» нет.

Пока Надежда Васильевна достаёт из ящика стола и развёртывает карту земельных угодий хозяйства, вспоминаем вместе с ней одного из последних его советских председателей, легендарного Алексея Романова – поработать с ним довелось и нашей собеседнице. Его колхоз один из немногих обходился без дотаций – развивался, строил жильё, фермы, дороги на деньги, заработанные от продажи молока и мяса, излишков зелёных кормов. Отдадим долги земле, любил повторять Алексей Васильевич, восстановим её естественное плодородие хотя бы до классического процента гумуса в почве – 2,1; все будем с молоком и мясом.

– Наверное, председатель слегка упрощал вопрос, специально для прессы, – подхватывает тему агроном. – Но хозяин он был настоящий, досконально знал, без подсказок из городских кабинетов, где, чего и сколько сеять, как улучшать сенокосы и пастбища. После его ухода из жизни, в 90-е годы всё пришло в упадок, чуть ли не с нуля начинаем. Но долги земле исправно отдаём – святое дело. И на органику не скупимся, и пашем тщательно.

Что те уроки идут впрок, видели мы по кадастровой карте. Она на девять десятых закрашена зелёным цветом – столько здесь земель, где процент перегноя в почве больше того, заветного классического.

Надежда Васильевна – мать троих теперь уже взрослых дочерей и лучше других знает, о чём у новосельцев, никак не меньше, чем о дорогах и мостах, судьбах земли-матушки, душа болит – о том, про что выпускники школы сочинения каждый год пишут: о дорогах, что выбираем мы в жизни.

Витязи у былинного камня

В нынешнем учебном году в Новосельской средней школе одиннадцатый класс набрать не сумели. Прошлогодние десятиклассники, одни парни, как витязи, постояли у того былинного камня на дорожной развилке да и подались все в трактористы – поступили в филиал Угличского профучилища № 19, что под Большим Селом в Никольском.

Меньше всего такой выбор объясняют непреодолимым интересом уже получивших паспорта мальчишек к тому, чтобы порулить трактором, пусть даже это будут сравнимые по мощи с нашим «Кировцем» современные американские «Джангиры», какими «Красную зарю» оснастил столичный инвестор. Ребята спешат поскорее начать самостоятельную жизнь. Свой дом хотят иметь наши юные витязи – их так легко понять в этом.

А почему уезжают, тоже ведь, как божий день, ясно: не только потому, что в Новом ботинки негде починить, а за лекарством для дедушки и бабушки ездить надо в районный центр. И детский сад, правда, с очередью в двадцать человек, и клуб с дискотекой в селе есть, и, в общем, неплохая библиотека, и даже штатный дворник в Новом недавно появился. Хуже, что в школе до сих пор нет спортивного зала. А главное, за все годы наступившего столетия в селе трёх дорог для молодых семей не построено ничего.

Двухэтажные кирпичные малосемейки для колхозников, из тех опять же романовских времён, в самом центре села смотрятся сегодня сказочными теремами. И тем более на контрастном фоне «домов с привидениями», пустых оконниц бывшей графской вотчинной канцелярии и соседней, шереметевской же постройки, богадельни. Аварийное историческое наследие школа своевременно освободила под реставрацию. Теснится в бывшем интернате. Школьный музей квартирует на отшибе в конторе «Красной зари» – на коллекцию уже не раз покушались ночные незваные гости.

А ведь уже были готовы и оплачены проекты не только реставрации, но и новой пристройки как раз для спортивного зала. По одной из версий, запротестовал санэпиднадзор: не даёт добро на реставрацию, пока в Новом не появятся нормальные очистные сооружения.

– Старые давно вышли из строя, – ставит нас в курс дела главный специалист Большесельского поселения Елена Малеина.

Если всё это сложить вместе, то и получим довольно предметный ответ на вопрос, почему из года в год стареет население Нового и не держится здесь молодёжь, хотя новосельцы учатся и в университетах – Демидовском и педагогическом, и в колледжах – ярославских и угличских. Дома после окончания их, скорее всего, не дождутся: негде жить, нет работы по специальности.

Свой ответ, много ли для счастья человеку нужно, есть у сварщика Большесельского ЖКХ Романа Зубкова. Что бы ни случилось в жизни, упорно следует он немудрёному правилу – где родился, там и пригодился. Роман тоже здесь коренной, закончил школу. Прошёл Чечню, после возвращения из горячей точки женился. В двадцать пять лет волею злой судьбины схоронил жену.

Искать счастья на стороне Роман не стал. Набрал в грудь побольше воздуха, двухэтажный терем-теремок срубил. Женился во второй раз и не промахнулся. В мире и согласии воспитывают с Людмилой – она по специальности акушер – двоих сорванцов. Десятилетний Кирилл, сын Романа от первого брака, называет Людмилу мамой. Дел на усадьбе много. По выходным, вечерами в будни Роман доводит до ума пристройку и террасу, да и первый этаж вагонкой ещё не обит.

– Рукастый парень, без дела сидеть не может, так что, скорее всего, найдёте его на стройке, – представили нам Романа соседи, показывая, как пройти к дому Зубковых на Полевой улице.

Такие вот «история с географией»

Независимо от того, когда соблаговолят обратить свой взор на судьбу одного из древнейших сёл России, отмеченного ещё на карте Ярославского княжества – а это XIV век! – люди, принимающие решения, надеждой и опорой всей жизни в глубинке остаётся не просто земля-кормилица, но и они, её история с географией.

Где было Новосёлово, воспетое его уроженцем Иваном Захаровичем Суриковым, – помните, «Вот моя деревня, вот мой дом родной»? – не всякий местный краевед и покажет. Но туда всё равно ходят туристы, посадили там рябинушку, и, говорят, не одну. Назвать их «дикарями» даже в шутку язык не повернётся. Паломничают, понимая, что ходят к истокам и корням. Не только «Деревня», но и «Тонкая рябина», и «Степь да степь кругом», куда ни глянь, родом отсюда. Слышны в них и ветровое, с рябинами и совсем редкими теперь дубняками, юхотское приволье, лихая ямщицкая гоньба по почтовому тракту из Ярославля через Новое.

С учителем истории, куратором школьного музея Татьяной Баяновой была у нас об истоках и корнях неспешная беседа. Начали её в школе и в музее, продолжили по пути в недальнее Леонтьевское. На подходе к нему пригубили минеральной водицы из источника, описанного во множестве краеведческих статей и книжек. В хрущёвскую оттепель в пойме Юхоти искали нефть – её не обнаружили, но из одной такой скважины пошла минералка, похожая по вкусу на известную всем «Угличскую». Пробы возили в Москву на экспертизу. Оказалось, по составу полезных солей новосельская на два компонента богаче. Источник благоустроили для местных нужд.

Зимой он не замерзает, но в распутицу, судя по всему, туда на вездеходе только и доберёшься. Цементное кольцо раскрошилось, труба источника вся проржавела. Смотришь на такую «историю с географией» с комом в горле. Зато как красиво назван источник в официальных бумагах: «охраняемый природный объект»...

Ухабистая тропка приводит нас в Леонтьевское, к могиле у алтарной стены храма ещё одного выдающегося новосельца – историка Александра Заозерского. Он автор книг о Петровской эпохе, традициях рода Шереметевых, о забытом в наши дни опыте хозяйствования в их вотчине, одним из центров правления которой и было дворцовое село Новое. После Соловков и ссылки в Алма-Ату, куда попал он «за вольнодумство» по делу своего учителя – профессора Ленинград­ского университета академика Сергея Платонова, Заозерский в войну жил, писал свои труды в Леонтьевском. Здесь и похоронен вместе с родителями.

Ученики Баяновой потерянную могилу восстановили. Обрамили её кирпичом, посадили на ней цветы. Поставили заказанный в складчину высокий деревянный крест с портретом историка. В школьном музее мы в тот же день словно полистали ожившие в вещах и документах страницы его книг, трудовые будни шереметев­ской вотчины.

Видели подковы, косы, амбарные замки с наковален новосельских кузнецов, домашний стан – на нём ткали знаменитую местную льняную кудель, рядом с домашним ручным жёрновом – кирпич с фирменным клеймом «ЗГШ», он с завода графа Шереметева. Из таких сложены купеческие дома, постройки вотчинного правления, все храмы по округе и, конечно, одна из самых крупных и некогда самых красивых в Ярославской епархии новосельская Троицкая церковь с четырьмя приделами – нынешняя главная здешняя стройплощадка.

В храме зажглись свечи

Вслед за старостой православной общины Троицкого храма Тамарой Паршуковой, завклубом в недавнем прошлом, к церковному порогу поднимаемся в горку по длинной тесине, по словам Тамары, положенной, «чтобы грязь в церковь не носили».

Что чудо-храм когда-нибудь вообще возродится, мало кто верил и после перестройки. В величественных руинах выбрасывали мусор, мальчишки жгли костры, местные холостяки на досуге согревались в тёплой компании с поллитровкой. Дом клира отдали под жильё. От погоста давно не осталось ничего. Дотошные школьные следопыты то тут, то там находили надгробные камни... в фундаментах домов, выстроенных и до войны, и позже.

Последний колокол с троицкой звонницы какие-то люди с подъёмным краном уже в нулевые годы, якобы на законных основаниях и с богоугодными целями, сняли и увезли в Большое Село. Кто снимал, неизвестно. В Большом, как мы слышали, исчезнувший колокол так и не объявился.

Приводить церковь в божеский вид по-хозяйски пробовал всё тот же Алексей Романов, всего год не доживший до новых времён. Изрядно тронутая патиной, но ещё вроде как крепкая крыша трапезной – из тех годов. Хорошо видные от дома Романа Зубкова купола с восстановленными барабанами сверкают на всю округу новенькой оцинковкой.

Неисповедимы пути Господни, помощь пришла издалече – из переславского Никитского мужского монастыря. Рукава засучили нанятые им реставраторы и строители. Работы непочатый край, для начала в одном из приделов, в том, где поменьше разрухи, обустроили и освятили алтарь. Здесь по-домашнему тепло и уютно. У икон горят свечи. Принесли сюда печку-буржуйку – затапливают в дни служб, ведёт их священник Никитской обители отец Гурий.

Вахтовым методом идёт вычинка стен. У входа в церковь, на самом видном месте, так, чтобы прочесть можно было и с дороги, вывешено короткое, как крик души, обращение отца Гурия и братии ко всем, кто живёт здесь и кто ездит по трассе: «Помогите восстановить храм!»

Переступив его порог, в действующем приделе Николая Чудотворца мы сразу поняли, что просьба о помощи, слава Богу, не остаётся гласом вопиющего в пустыне. Икону святого Николая, небесного покровителя путешественников и торгового люда, отреставрировали на деньги благотворителя, пожелавшего остаться неизвестным. Он же, назвавшись «дачником Алексеем», соб­ственными руками сделал для храма аналой – подставку для икон, книг Священного Писания.

А намедни после Троицына дня прямо на наших глазах произошло ещё одно неординарное событие. Команда Татьяны Баяновой передала приходу из школьного музея свечной ящик, найденный среди рухляди в сараюхе неподалёку от храма. Это ли не верный знак того, что, когда настанет час выбора, юный витязь из села трёх дорог уж постарается не потерять ориентировку на жизненных перепутьях.

Читайте также
  • 10.11.2012 В Переславле будет новая дорога В 2013 году в Переславле-Залесском появится новая объездная дорога.  
  • 25.04.2012 О "столкновении" городов и машинВ дискуссию по поводу статьи Т. В. Егоровой «Как пробить пробки на дорогах» («Северный край» от 13.04.12) меня заставило включиться
  • 19.11.2011 Дорожные потери, которых могло бы не быть Печальная дата 20 ноября – День памяти погибших в дорожно-транспортных происшествиях – должна привлечь ещё раз внимание жителей области к теме
  • 09.02.2010 Через Трубеж будет новый мостПодготовлен проект реконструкции моста через реку Трубеж, что в Переславле-Залесском. Возведённый в 1955 году, за полвека активной эксп­луатации он
  • 02.08.2006 Системщик-строитель Сергей БуровСегодня 60 лет исполняется вице-губернатору Ярославской области Сергею Александровичу Бурову. Бессменный член команды главы региона Анатолия Лисицына на
  • 27.06.2006 По журавлиным местамВ субботу село Кукобой отметило юбилей – 480 лет. Но если вы отправитесь туда из Пречистого, да еще с кем­то из местных жителей, то по дороге узнаете немало
Комментарии

Гость | 06.06.2012 в 23:26 | ответить0

Придел Николая Чудотворца находится в летнем храме, там где сейчас стоят леса наверх. Действующий придел — Богоявления Господня.

 

Гость | 07.06.2012 в 18:24 | ответить0

Как радостно, что восстанавливается храм! Слава Богу за все!

 

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Даёшь самую большую поленницу! Сильнейший ураган, который прошёл в Рыбинском районе в конце июня, уничтожил огромное количество вековых
  • Велосипед не подведёт Свои инновации осваивают в Тутаеве. Хоть и стоит такой транспорт тринадцать тысяч, зато какая экономия
  • Приоделся В подъезде дома № 11а по улице Трефолева совершено разбойное нападение на несовершеннолетнего мальчика.