пятница 19

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

вторник, 02 октября 2012

Истина страстей и поэтика карнавала

XIII Международный Волковский фестиваль завершился спектаклем «Рассказы Шукшина» Театра Наций

автор Маргарита ВАНЯШОВА, профессор ЯГТИ.

 

Простая история. «Саня, Ваня, с ними Римас»…

«Если воин после войны не возвращался домой, а никто не знал, где он и что с ним, жена была обязана ждать его три года. Три года прошло, всё – имеет право выбрать себе… нового. Интересно другое: выбрала, а тут прежний на пороге. Что делать?».

Сюжет возвращения мужа с фронта домой к жене воссоздан в литературе, на сцене, в кино многократно. Жена не дождалась мужа с фронта. Или муж на войне нашёл свою любовь. В пьесе Вл. Гуркина «Саня, Ваня, с ними Римас» сплетены оба варианта. Важно, как театр передаёт эту историю, как оценивает героев, как приводит их к всепониманию и прощению. Александра – Саня (Галина Кудымова) – даёт Ивану (Анатолий Попов), уходящему на фронт, обет верности. Окончилась война, о Ване нет известий. Проходит после войны ещё шесть лет. И Саня всё-таки решается обрести женское счастье с удивительным литовцем – Римасом, когда-то спасшим её мужа и его друга от клеветы, доноса и верной тюрьмы. А тут на пороге – вернувшийся из небытия Иван.

Начало спектакля – вольное счастье вольного же существования, которое было бы, кажется, вечным и неизбывным, если бы не война. Есть высокая поэзия жизни близких людей в северной, затерявшейся в тайге деревеньке. И театр, и герои спектакля живут неторопливой, даже замедленной жизнью. Мыслимое и немыслимое идеальное бытие и столь же идеальные люди. В длительности бесед, диалогов, немудреных игр, в застолье и проводах на фронт рука об руку идут любовь и разлука.

Коми-Пермяцкий драматический театр имени Горького из города Кудымкара выступает хранителем редкого способа актёрского существования, которое сегодня можно назвать реликтовым или почти первобытным по степени подлинности и достоверности проживания каждого мгновения жизни. Поразительны способы передачи непосредственности народного мировосприятия. Режиссёр Сергей Андреев ведёт спектакль от простого быта к некоему сверхбыту. Актёры словно бы не играют, а погружаются в живую жизнь, утопают в ней, живут в предлагаемых обстоятельствах со степенью наивного волшеб­ства и простодушия. Живут на земле и – самое необычное – в пространстве высокой философии… Прошлое обращено к настоящему, жизнь возникает в своей первозданной чистоте и незамутнённости. Зло вынесено за пределы сцены. А на сцене живут и действуют люди, предельно честные и чистые в своих помыслах. Римас (Александр Власов) не станет отнимать счастье Александры и Ивана. Театр романтизирует и приподнимает человека. Благородство Римаса высекает слёзы у зрителей.

Саня не просто выслушает исповедь мужа, но выстрадает его боли. И о прощении ли речь? Идиллический вариант человеческих взаимоотношений, но и желанный. Театр хранит и воссоздаёт этот мир, обращая его к сегодняшнему человеку, и делает это со скромным душевным язяществом.

Капля пота и капля крови. «Рассказы Шукшина»

«Рассказы Шукшина» Театра Наций, без преувеличения, стали апофеозом Волковского фестиваля. Спектакль основан на народной смеховой культуре, связан с карнавальностью, гротеском, пародийным снижением. Алвису Херманису, латышу, художнику совсем не с русской ментальностью, удалось многоаспектно показать русскую жизнь. Оказалось, что ему виднее её особенности и глубины.

– Мы ехали в Сростки, – рассказывал Евгений Миронов, – для того, чтобы актёры перестали «играть», а дали в спектакле ту подлинную жизнь, которая предстала перед нами.

Но Миронов хитрит. Экспедиция актёров в село Сростки на родину Шукшина – лукавое путешествие. Актёры не перестали играть. И не превратились в реальных крестьян. Они увидели несовпадение жизни, как она есть и как она представляется из столичного далека. Они не стали заниматься подражанием. Единственное, что они переняли – музыкальную песенную стихию. Она стала народной музыкальной основой спектакля – с песнями лирическими, свадебными, прощальными, с частушками, с мелодиями баяна…

Постоянное место дей­ствия шукшинских рассказов – открытое, незамкнутое пространство, располагающее к особой доверительности и ис­кренности. Деревенский мир, где всё распахнуто настежь, улица, наполненная людьми, людный магазин, больница – всё это и сцена, и карнавальная площадь, где герои устраивают непрерывный и постоянный экзамен себе и окру­жающим. Здесь испытывают истину. Здесь стоят на пороге жизни и смерти. Испытания истины не обходятся без скоморошества и лицедейства.

Кто герой новеллы «Микроскоп»? «Ошеломлённый наукой недотёпа», «ботаник», «подкаблучник», – пишут критики, посмеиваясь над неграмотностью и темнотой героя, решившего покорить Монблан науки. Можно сколь угодно смеяться над наивной неосведомлённостью деревенского чудака, но важно почувствовать глубинную усмешку автора. Шукшин – великий пересмешник и лицедей и не менее великий мудрец. Это понимают Херманис и актёры.

На стёклышке микроскопа – капля пота и капля крови. Склонившись над микроскопом, герой Миронова неистово думает о неких микробах, что проникают везде и всюду, «пролезают в организм и, как только он чуток ослабнет, берут верх». Как их уничтожить? «Хана, сынок, в кровь пролезли!» В глазах героя отчаяние. Микробы, о которых идёт речь, способны убить человека бесшумно и бескровно. Метафора Шукшина сложнее. Пот и кровь испокон веков олицетворяют саму жизнь человека – в её труде и творчестве, в одержимости и горении. Но микробы, обнаруженные Шукшиным почти полвека назад, предупреждали о грядущей угрозе творчеству, горению, таланту, неповторимости человека. Миронов – бенефициант в этом спектакле не только потому, что меняет десятки масок, создавая на лету многоликие типы и характеры, выдавая фейерверк трансформаций. Именно он несёт в своей игре отчётливое авторское начало. И в финале «Микроскопа» горький взгляд героя обращён в зрительный зал.

В новелле «Срезал!» супруги, «кандидаты наук» приехали в деревню проведать мать. Мужики ведут к гостям своего «ставленника», неимоверно толстого, раздувшегося от своих познаний Глеба Капустина. И Глеб начинает поединок. «Как насчёт первичности?» – «Как всегда, – заученно отвечает кандидат. – Мате­рия первична...» – «А дух?» – наступая, спрашивает Глеб. – «А дух – вторичен! А что?» Глеб в этом рассказе – первый скоморох, однако и зрители, и критика до сего времени склонны к оценке обиженного «кандидата» – «типичный демагог». Но ведь не случайно в финале Капустин – Миронов взглянет на нас мудрым и горьким шукшинским взглядом: что с нами происходит?

Вопрос о вторичности духа Шукшина не просто тревожил. Он кричал миру о самом больном, о том, что уходит из народной жизни. Шукшинские мужики думают именно о «духе, о живой жизни, о нелепой дистанции, которую установили кандидаты между своим и народным миром».

Но ведь шукшинские «кандидаты» – и наши чиновники, и депутаты, и члены правительства, и бизнесмены. Они – отдельно, а народ – отдельно. Вот почему Глеб «срезает» знатных гостей.

После спектакля я говорила с Евгением Мироновым именно о Глебе Капустине. Евгений сказал, что в Сростках до сего времени жив Глеб Капустин, реальный мужик, в котором есть что-то от шукшин­ского персонажа.

– Народ и «кандидаты» – разные существа, «кандидаты» с Луны свалились и смотрят на народ, как инопланетяне… Готовы ли мы понять друг друга? Тоже вопрос, – сказал Миронов.

Видеть в Шукшине лишь талантливого бытописателя – неверно. Шукшин сложнее, противоречивее, глубже. Стремление шукшинского героя «выкобениваться» и актёрствовать Херманис и Миронов понимают как резкое несоответствие истинной сущности и изломанной судьбы. И в герое Шукшина, которого играет Евгений Миронов, происходит «соединение разнонаправленных сил».

Херманис выступает противником молитвенного отношения к тому, что есть «народ». Любить народ – значит видеть его достоинства и недостатки, великое и малое, его взлёты и его падения. Путь к истине у героя оказывается трагедийным. Херманис ведёт спектакль от ностальгии по тёплому человеческому чувству («Сапожки»), от утопии – к трагедийности. В характере героев Евгения Миронова концентрируется тип русской ментальности, с импульсивностью поступков, непосред­ственностью и непредсказуемостью. В сюжетах новелл спектакля возникает трагический, противоречивый узел. Многие герои Шукшина – Миронова живут у черты, под созвездием Топора… Так обнажена и болит их душа. Дважды в спектакле герой замыслит кровопролитие. Почти раскольниковская, «достоевская» страсть – топор… Герой крайностей и надрывов, он смотрит на топор с ужасом… И резким ударом отрубит себе два пальца («Беспалый»). Сила боли героя Миронова и отчаяние столь грандиозно, космично, что он не выдерживает этой границы бытия и небытия (так не вынес лжи и подлости и свёл счёты с жизнью Колька Паратов – «Жена мужа в Париж провожала»).

Рядом с Мироновым в спектакле его постоянная спутница – Чулпан Хаматова и вереница, череда, галерея её героинь. От затюканной жизнью матери, которой нежданно-негаданно муж привёз царский подарок – белые сапожки на каблуках! Великолепие сапожек перевернуло и душу, и жизнь Сергея Духанина. Для матери – Чулпан сапожки – побег в сказочное царство. Разные миры – сапожки и бедная жизнь. Но важнее бедности и богатства – сердечность и забота. Чулпан меняет лики и облики столь же стремительно, как и Евгений Миронов. Лисья шапка медсестры («Беспалый»), липкая неверная улыбка рисуют характер. Городская портниха, «заточенная» на деньгах и сгубившая своего мужа. Или быстрая, как Катунь, лёгкая, как горный ветер, стихия («Игнаха приехал»), танцующая душа мира… И самая пронзительная – в финале всего спектакля – деревенская немая, застывшая в безмолвном крике, в мычании, в плаче по брату Стёпке, которого участковый уводит в тюрьму. И обретающая голос и речь…

Обрести человеческий голос и речь – вот то послание, которое Театр Наций с «Рассказами Шукшина» адресует зрительному залу.

Читайте также
  • 13.06.2012 Пять премьер на камерной сценеВ Ярославле в Волковском театре продолжает работу XXV юбилейный семинар драматургов "АВТОРСКАЯ СЦЕНА" (под эгидой Союза театральных деятелей РФ). Молодые
  • 17.05.2012 И они вышли из автобуса Новый спектакль под названием «Несостоявшийся» театра-студии «Атмосфера» (это база практики театрального отделения ярославской
  • 14.12.2011 Скромное обаяние Владимира Шибанкова Сегодня вечером в Волковском идёт спектакль «Зойкина квартира». В этом спектакле есть как будто малозаметный персонаж – китаец Газолин.
  • 29.06.2010 Сага про трёх сестёр 1 июля Волковский театр приглашает ярославцев на премьеру – спектакль «Три сестры» по Антону Чехову. Режиссёр спектакля Сергей Пускепалис
  • 05.05.2010 В ожидании герояМарт. Вечер. Маршрутка. Едем в Рыбинск смотреть «Легенду о Тиле». Из-за пробок и плохой дороги опаздываем минут эдак на пятнадцать. Наконец
  • 08.10.2008 Спектакли как откровениеБлистательным спектаклем Темура Чхеидзе «Власть тьмы» в постановке Большого драматического театра имени Г. А. Товстоногова завершился IX международный Волковский фестиваль.
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Там, где восходит солнцеКак мы уже сообщали, фотокорреспондент ИТАР­ТАСС Сергей Метелица вместе с волковцами перед Новым годом
  • Наследники МаратаВот уже десять лет 5 октября лучшему сотруднику уголовного розыска УВД по Ярославской области вручается
  • Mеmento mori Ярославский художник Марк Маркович начал работу над проектом памятника погибшим в дорожно-транспортных