четверг 29

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

суббота, 23 июня 2007

О чем писали «северяне» 100 лет назад

По страницам старых газет

автор Рубрику ведет кандидат исторических наук Руслан СМИРНОВ

 

ЯРОСЛАВЛЬ. ЗАВЕТНАЯ ДУМА. С появлением в городе электрического трамвая среди обывателей окраин возникла надежда, что, авось, не обойдут и их этим удобным способом передвижения. В таких розовых мечтах, между прочим, пребывают жители, населяющие обширный район у Романовской заставы, многочисленный контингент служащих в губернской земской больнице и сотни больных, ежедневно посещающих эту больницу.

Однако в продолжение многих лет мечты оставались мечтами, и ни «отцы» города, ни «отцы» трамвая не задумывались над этим злободневным вопросом. Нынешний год оказался счастливее в этом отношении: в подлежащих сферах, благодаря некоторому натиску смиренных обывателей, поднялся вопрос о проведении трамвая до больницы.

Особая комиссия ходила по улицам, отыскивая удобные пути, и нашла, что удобнее всего провести линию от Вознесенских казарм по Молог­ской улице и затем по Дворянской* до больницы.

Говорят и даже утверждают, что все необходимые работы будут начаты чуть ли не завт­ра и что закончатся они этим же летом.

Свежо предание, да верится ему так же, как и проекту грузового трамвайного движения, для которого и рельсы уже проложены, и скольким вагонам циркулировать постановлено, и до сих пор что­то «улита едет».

РОСТОВСКИЕ ПИСЬМА. Дождался­таки Ростов разрешения иметь свою гимназию. После отчаянной волокиты, длившейся почти десять лет, петербургские канцелярии удостоили ростовцев своим милостивым вниманием и дали нужную «бумагу»: стройте, что с вами делать! Тогда судьбы кекинского детища перешли в руки наших «отцов» и «благодетелей», в руки именитого ростовского купечества, которое заправляет городскими делами.

Господа гласные давным­давно выделили из своего состава две комиссии по десять человек: для заведывания бывшим имуществом Кекина и для забот об устройстве гимназии. Последняя комиссия и озаботилась скорейшим оборудованием дома для временного помещения первых классов гимназии.

Принятый проект плана гимназических зданий, сделанный художником Трубниковым, начнет осуществляться не ранее, как с весны 1908 года. Господин Трубников до такой степени скромен, что высказал намерение, прежде чем приступить к работам над колоссальным и сложным в художественном отношении сооружением Кекинской гимназии, съездить за границу и поучиться еще строительному искусству.

Выходит, что надо приискать временное помещение для первых классов гимназии на четыре – пять лет. Комиссия озаботилась и временное помещение нашла. Это дом бывших наследников Кононовых на Всехсвятской улице.

Комиссия в составе одиннадцати человек с городским головой, с инженером Саренко из Ярославля, с городским подрядчиком Полушкиным осматривала предложенный к покупке дом. Осмотр производился, и не один раз до тех пор, пока не решили окончательно его приобрести за 15 тысяч. Было сделано предложение перестроить купленный дом, прибавив третий этаж.

Господин Саренко составил смету стоимости материалов и работ и нарисовал картину изящного трехэтажного особняка. При взгляде на картину вы и не подумаете, что это бывший кононовский дом­развалина. Так он строен и красив.

Подряд на перестройку взял господин Полушкин. По договору он должен переложить всю переднюю стену (фасад) и возвести над существующими двумя этажам – третий, согласно картинке господина Саренко.

Начались работы в конце апреля. А в первых числах мая, когда выломали перед­нюю стену купленного дома, оказалось, что все прочие стены с трещинами. Трещины настолько серьезны, что уже, не говоря о третьем этаже, необходимо ломать их, чтобы иметь прочное двухэтажное здание.

Комиссия из господ гласных, осматривая дом, не до­глядела. Одиннадцать человек ходили, тыкали палками в стены, стучали кулаком, колупали пальцами штукатурку, а щелей все же не обнаружили. Не заметили их ни подрядчик, ни архитектор. И только когда начали ломать, эти щели объявились.

Приходится ставить новые стены. Предварительно господин Полушкин испрашивает сверх сметы за три стены три тысячи. А когда будут сметы, можно и больше взять. Вошедший в гимназическую комиссию член всех комиссий господин Титов так озаботился, что выписал из Ярославля другого архитектора господина Лермонтова.

Этот инженер с не менее авторитетным видом походил вокруг стен, проделал все общепринятые в таких случаях манипуляции и объявил, что если и все три стены сложить заново, то третий этаж нельзя накладывать: фундамент не выдержит: узок, неглубок.

Это заявление научного авторитета окончательно сразило комиссию. Только господин Полушкин остался спокойным. Он даже доволен. Ему и не вспоминается, что он тоже член строительной комиссии, что он со всеми другими «отцами города» ходил вокруг стен и колупал их пальцем.

Итак, первый год гимназия будет ютиться в наемном помещении, которое соглашается отвести в своем доме купец Стрижников, тоже член всяких комиссий, и, кажется, и гимназической. Первые шаги, направленные к насаждению классицизма в Ростове, оказались неудачными. Так называемый общественный элемент «сел в калошу».

Возможно, что дело пойдет не лучше и не скорее, нежели в бюрократических канцеляриях. Потому что первый блин вышел комом, можно ожидать всяких неожиданностей.

Номера «Северного курьера предоставлены ГАЯО.

Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают