воскресенье 22

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

пятница, 18 февраля 2005

Квартирный вопрос семьи Шатских

Роман Шатский, 19-летний житель поселка Константиновский Тутаевского района, несколько дней назад остался без крыши над головой: судебные приставы выставили его из квартиры, которую парень долгие годы считал своим домом. Роман перебрался к отцу, Виктору Константиновичу. Однако оба знают, что и здесь они не задержатся надолго – Тутаевский городской суд уже принял решение о выселении Виктора Шатского. Таков результат тяжбы этой семьи с заводом «Славнефть–ЯНПЗ имени Менделеева».

автор Екатерина АБРАМОВА.

 

Две семьи – четыре комнаты

В середине 80-х Шатские получили четырехкомнатную квартиру от завода на улице Речной. Семья была большая: Виктор Константинович с женой Лидией Ивановной, двое их сыновей, Денис и Роман, родители главы семейства и его бабушка. Позже родители Виктора Константиновича получили однокомнатную квартиру и съехали, бабушка вскоре умерла, и супруги с детьми стали полноправными хозяевами.

Семейной жизни, однако, не получилось – счастье Шат-ских потерпело крах.

После развода квартира стала коммунальной: две комнаты достались Лидии Ивановне с младшим Ромой, две другие отцу с Денисом – так супруги разделили детей.

Лидия Ивановна вскоре вышла замуж, избранник поселился у нее. Двум мужчинам в одной квартире явно было тесно, случались ссоры и скандалы. Наконец бывшие супруги не выдержали – отправились в профком с просьбой о размене квартиры. В это время завод как раз планировал строить дом на улице Ленина. Шатских поставили в очередь.

Что нам стоит дом достроить

Строительство то замораживали, то возобновляли. Наконец в середине 90-х претендентам на жилье завод сделал предложение: вы достраиваете квартиры сами, а потом получаете на них законные ордера. Виктору Константиновичу предназначалась двушка № 100, а его жене – № 63.

Шатские предложению обрадовались. Стоимость проведения канализации, водопровода, газа, отделочных работ была все-таки не сравнима с ценой нового жилья. Вскоре Шатские перебрались в еще недостроенные квартиры. Они уже считали их своей соб-ственностью, а потому вкладывали в достройку все деньги. Каждая копейка была на счету, часто семьи сидели на одних овощных котлетах, чтобы сэкономить и заплатить шабашникам за работу.

В 1999 году Лидия Ивановна заболела: у нее обнаружили рак груди. Понадобились деньги на лечение, Шатские влезли в долги. Как раз в это время вышло постановление правительства, позволяющее приватизировать коммунальные квартиры. Это было на руку Шатским: ведь позже, таким образом, они могли квартиру продать. Распределили доли между матерью и сыновьями, отец от доли отказался.

Вскоре после этого Шат-ским предложили подписать договор, по которому они должны были в обмен на получение отстроенных квартир передать заводу свою четырехкомнатную. До сего момента такие детали не обговаривались.

– Так квартира уже приватизирована, – удивился Виктор. – Да и я здесь ни при чем, в приватизации не участвовал.

«Хочешь работать на заводе, подписывай», – так, по словам Виктора, его предупредили в профкоме.

Виктор договор подписал, так же как и Лидия Ивановна. Не разбирающиеся в юридических тонкостях люди рассудили: раз они квартиры строили, то, как и оговаривалось в 1998 году, непременно станут их хозяевами. Не стали. В 2000-м новый дом был сдан в эксплуатацию, туда стали заселяться жильцы. Шатские тоже отправились за ордерами. Но им было сказано:

– Мы не можем вам выдать ордера на чужую собственность. Квартиры № 63 и 100 принадлежат заводу. А вы приватизировали свою четырехкомнатную.

Так началось долгое хождение по инстанциям.

Хождение по мукам

Лидия Ивановна чувствовала себя все хуже, поэтому всем занимался бывший муж. Завод же в этом деле вел себя как капризная дама. Сначала работнику предложили заключить договор мены. Сделать это Виктору Константиновичу было непросто – четырехкомнатная квартира ему не принадлежала. Но после долгого оформления документов он все же принес необходимые бумаги. Однако тут руковод-ство завода передумало, здраво рассудив, что две новые квартиры гораздо дороже одной старой. И Шатскому предложили квартиры выкупить.

– Что? Я их и так за свой счет отделывал, а теперь еще и покупать? – возмутился тот.

И подал в суд. Случилось это в июне 2003 года. Руководство завода тут же подало встречный иск. А чтобы «успокоить» Шатского, ему урезали премию – с полутора тысяч до ста рублей.

К этому времени Лидии Ивановны уже не было в живых. Она умерла в феврале, через два дня после 16-летия младшего сына. Рома так переживал, что в результате заработал себе психическое расстройство.

Когда судебные разбирательства шли вовсю, Виктор Константинович продал четырехкомнатную квартиру. Слишком много накопилось долгов – и за лечение бывшей жены, и за достройку квартиры. Мужчина все же надеялся, что новое жилье останется за семьей. На остаток вырученных средств он купил однокомнатную квартиру старшему сыну Денису.

Вы здесь больше не живете

В суде Менделеевский завод ссылался на нарушение Шатскими одного из пунктов договора, по которому они должны были передать четырехкомнатную квартиру заводу. Тутаевский городской суд решил дело в пользу предприятия: прошлой осенью Романа Шат-ского и его отца постановили выселить из квартир. Сделать это руководство завода очень торопилось. Накануне нового года, 31 декабря, с предприятия позвонили судебным приставам с просьбой отвезти семье повестку о выселении. У приставов был короткий день, водители уже ушли домой. Тогда с завода прислали машину специально для этой цели. Такой вот получился новогодний подарочек.

Роме и его отцу идти некуда, только к родителям Виктора. Но 80-летние старики сами живут в однокомнатной квартире.

– Я не понимаю такого отношения к работникам, – возмущается Виктор Константинович. – Мы с женой отработали на предприятии по 30 лет, неужели не заслужили человеческого отношения к себе? У Романа «белый билет», это помешает ему нормально зарабатывать на жизнь и уж тем более – на квартиру. Денис тоже нездоров, у него астма. Если бы нам выдали деньги, которые мы затратили на отделку квартир, я купил бы однокомнатную, но директор завода Михаил Михайлович Чуркин категорически отказывается. Моей матери он прямо сказал: можете сломать все, что сделали, но денег не получите. Старики были в шоке. А ведь они – уважаемые люди. Мать – ветеран труда, отец – инвалид, участник войны, служил в инженерно-строительном батальоне, а потом строил жилье для рабочих этого же завода. Но, оказывается, нет у нашего руководства уважения к простым, честным людям. А знаете, что обиднее всего? Многие живущие в этом доме, в основном руководящие работники, переехали в новое жилье, оставив при себе прежнее. Так, у некоторых сейчас по две квартиры – для себя и для родственников. Только у нас ничего нет.

Адвокат Шатских Людмила Белякова сказала:

– Я расцениваю ситуацию, в которую попали Шатские, как сговор против них. Когда вопрос стоит о больших денежных средствах, очень трудно судиться с той стороной, адвокатом которой выступает суд. А именно это, по-моему, здесь имеет место. Так часто бывает в маленьких городах: суд не желает ссориться с администрацией. Завод силами Шатских построил квартиры, на юридическом языке это называется «обогатился за счет третьего лица», а теперь выгоняет их вон, да еще и деньги, которые семья вложила в достройку квартир, отказывается платить.

Последнее утверждение предприятие официально прокомментировало следующим образом: «Завод никогда не отказывался оплатить материальные затраты Шатских на отделку двух двухкомнатных квартир при условии предоставления документов, подтверждающих их расходы».

Документов, разумеется, не существует: Шатские думали, что работают для себя, чеки и бумажки не собирали. Они заказали экспертную оценку отделочных работ и получили заключение: в итоге за обе квартиры получилось 240 тыс. рублей. Только почему-то завод с мнением экспертов не согласен. Вот и кочует Виктор Константинович по судебным инстанциям в поисках справедливости. Она нынче дорого стоит: например, от госпошлины в шесть тысяч рублей за подачу заявления в суд его не освободили. Несмотря на то, что он пенсионер, получает всего две с половиной тысячи, а оба его сына не работают.

Читайте также
  • 25.02.2012 Потомки Бутусова живут в Бутусовском Имя Константина Ивановича Бутусова (1892 – 1929) носят построенный им посёлок и расположенный рядом парк. О делах, благодаря которым этот человек
  • 21.12.2007 «Под ношей тяжкою...»У меня в руках постановление президиума Ярославского областного суда от 28 сентября 1988 года, где сообщается, что «отменён приговор специальной коллегии
  • 01.09.2006 От благодарных белорусовКонстантин Иванович Шишмарев из Любима награжден медалью «За освобождение Белоруссии» по указу президента А. Г. Лукашенко. От его имени награду ветерану
  • 13.01.2006 «Дорогие мои земляки»Так называется книга, презентация которой состоялась в Угличе, а потом в Улейминской волости, в деревне Володинское. Почетный гражданин города Углича,
  • 15.06.2005 Ветераны отказались от квартир Не все ветераны согласны сменить старое жилье на новое. К такому неожиданному выводу пришли в администрации Некоузского района. За долго­жданными квартирами
  • 22.02.2003 Иcтория грома - танка и человека *i
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают