вторник 20

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 07 мая 2008

АПК: куда крестьянину

нет фото

Не секрет, что Запад, заманивая нас в ВТО, требует от России в качестве условия вступления резко ограничить поддержку своего сельского хозяйства, результатом чего стала бы его гибель в «справедливой конкурентной борьбе» с мощными зарубежными сельхозпроизводителями. Представим себе на минутку, что это произошло. И как бы мы чувствовали себя сегодня, когда ООН официально предупреждает, дескать, о снижении цен на продукты питания можно забыть, что они будут только дорожать и многим странам мира угрожает самый настоящий голод. А следом – политические волнения, нестабильность, всеобщий хаос. Не случайно поэтому в нашей стране предпринимаются усилия к тому, чтобы не предстать в преддверии вступления в ВТО в качестве беспомощного ягнёнка перед лицом волка с хищным оскалом. Усилия-то предпринимаются, но вот достаточны ли они, смогут ли изменить в нужную сторону положение дел в аграрном секторе нашей страны в целом и в Ярославской области в частности – другой вопрос. Его-то и обсуждают сейчас представители АПК области.

автор Валерий ПРОХОРОВ

 

Областная целевая программа «Развитие сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности Ярославской области на 2008 – 2012 годы», составленная на основе постановления Правительства Российской Федерации от 14.07.2007 № 446 «О государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008 – 2012 годы», безусловно, привлекла самое пристальное внимание тех, кто так или иначе связан с сельским хозяйством в нашей области.

Нет сомнений в том, что государственный заказчик программы и её основные разработчики (кстати, то и другое – в одном «флаконе», а именно – департамент агропромышленного комплекса Ярославской области) преследовали серьёзные, благие цели и задачи: создание общих условий функционирования АПК; развитие отраслей животноводства, птицеводства и растениеводства; поддержка малых форм хозяйствования на селе; достижение финансовой устойчивости АПК; снижение рисков в АПК; развитие пищевой и перерабатывающей промышленности по перечню категорий (комбикормовой, молокоперерабатывающей, хлебопекарной, льноперерабатывающей, консервной, кондитерской и так далее).

Наиболее оперативно откликнулись на сформулированные в областной программе положения, предложения и намётки на перспективу представители областной ассоциации фермеров, которых пригласил на совещание исполнительный директор регионального отделения АККОР, председатель областной организации Аграрной партии России Василий Егоров.

– Люди устали от пустопорожних заявлений, заверений и голых пропагандистских призывов, – заявил в пылу спора учитель по профессии и крестьянин по призванию фермер Михаил Ёжиков из Гаврилов-Ямского района. – Народ, сбитый с толку обещаниями «лучшей жизни» вон за тем, а потом... за тем поворотом, настроен всё более скептически.

Порой приходится субсидию ждать по полгода, фермеров методично душат неуклонно растущими ценами то на электроэнергию, то на горючку, то на удобрения, то на тракторы и сельхозмашины.

В моём фермерском хозяйстве 60 свиноматок, а всего около 200 голов, – продолжает Михаил Александрович. – Моя голубая мечта – перенять со всеми, так сказать, причиндалами шведский опыт ведения хозяйства. Но в наших российских условиях осуществить это весьма проблематично. В «стране всеобщего благоден­ствия» государство и фермер – это по сути дела одна команда. Схема взаимоотношений проста и эффективна: выбираются представители фермерских хозяйств от областей страны (лёны. – Авт.) и сообща обговаривают, скажем на год вперед, характер сотрудничества, то есть фиксированные цены на сельхозпродукцию, примерную величину ее поставок на рынок, а также объёмы квот, дотаций и так далее. Фермер в таких условиях может спокойно работать, будучи уверенным, что государство его не «кинет». У нас же в России всё с точностью до наоборот. То есть крестьяне наши трудятся в атмосфере неопределённости, непредсказуемости поведения государства в целом и местных властей в частности. К примеру, нынче цены на фуражное зерно вдруг взлетели аж на 300 (!) процентов. Естественно, многие (те же свиноводческие) хозяйства в момент оказались на грани разорения. И такая «политика» проводится в России из года в год, что равнозначно курсу на уничтожение всякого желания вести хозяйство в деревне. Приходится поневоле как-то приспосабливаться, изворачиваться… Разве это дело?

И такова, надо сказать, участь не только тех, кто занимается на селе животновод­ством.

Фермеры с горечью говорили о том, с каким равнодушием и даже пренебрежением порой относятся к ним (пусть не на словах, но на деле – точно!) те, от кого во многом зависит их существование «как класса земледельца.

Истинных, без ложной скромности земледельцев тихой сапой выдавливают с земли на неудобицы, в болота, в никуда. Под Ярославлем за крестьянами и теми, кто владеет по закону паями, чуть ли не с автоматами ходят столичные пришельцы – полпреды крупных бизнесменов или просто богачей с тугими кошельками – и грозят «рога обломать» тем, кто сопротивляется давлению.

– По сути дела уничтожается малый бизнес, а в программе не найдёшь вразумительного ответа на вопрос, как нам в этих условиях выживать, – поддержал своих коллег по областному фермерскому движению его вожак Василий Егоров.

...Буквально через пару дней ещё не остывшие от словесных прений и заочных «трений» с составителями областной целевой программы в редакции «Северного края» по инициативе общественного совета газеты за «круглым столом» собрались представители крестьянства области, пришли в том числе и «зачинщики» разговора, встретившиеся накануне в штаб-квартире ассоциации фермерских хозяйств области (ул. Красный съезд, 8). С большим эмоциональным накалом, вызванным в том числе и свежими фактами традиционного «весеннего обострения» цен на деревен­ском рынке товаров и услуг, продолжился диалог «яростных и непокорных», доведённых до белого каления агра­риев.

Тему «Программа АПК на 2008 – 2012 годы» продолжил член общественного совета при редакции газеты «Северный край», генеральный директор агрофирмы «Пахма» Сергей ИВАНОВ.

– Положение в агропромышленном комплексе области, без преувеличения, сложилось аховое, – считает Сергей Дмитриевич. – Ведь доля убыточных хозяйств у нас в 2007 году приблизилась к 63 процентам, то есть на 10 процентов мы «подросли» по сравнению с предыдущим, 2006 годом. – А прогнозы на текущий и вовсе малоутешительные, что продиктовано резким повышением цен на ГСМ, на энергоносители, удобрения. Это приведёт к тому, что большинство хозяйств попросту не получат намеченные урожаи. А откуда им взяться, если в обсуждаемой программе запланированный уровень внесения минеральных удобрений просто смехотворен. И никого, похоже, это не беспокоит. Фактически меньше десятка хозяйств в области (а всего их около трёхсот) способны сегодня раскошелиться на минералку.

Это в основном те, что находятся в Ярославском районе: «Пахма», «Родина», «Михайловское», «Меленковский» и несколько других. Удобрения просто не на что покупать! В программе продекларировано внесение органики в области в количестве 600 тысяч тонн. И вновь эта цифра вызывает недоумение. К примеру, в «Пахме» за год вносят 80 тысяч тонн навоза. Если допустить, что ещё несколько крепких хозяйств также обильно удобряют почву, и разделить 600 тысяч тонн на оставшиеся хозяйства, получается такой мизер, что опять же о видах на урожай говорить не прихо­дится.

Далее в программе затронут такой важный вопрос, как демография, – продолжает Сергей Иванов. – И вроде бы меры, направленные на предот­вращение оттока сельского населения, намечены. Но они явно недостаточны. Ведь это же факт, что социальная сфера в деревне фактически разрушена. Где ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты)? Где дома культуры? Теперь о «перспективе» жилищного строительства. Опять же намеченное – курам на смех. В программе ввод жилья декларируется в количестве 2400 квадратных метров, в том числе для молодых семей – тысяча «квадратов». Если вести речь о добротном, просторном сельском доме, а это около 150 кв. м, то получится примерно шесть квартир на всю область. А в общей сложности это 15 (!) домов на 300 с лишним сельхозпредприятий. Ну не насмешка ли над теми, кто вроде бы решил связать свою судьбу с землёй! Молодые семьи, извините, на таких «квадратах» не создашь.

Кстати, в «Пахме», которую возглавляет Сергей Дмитриевич, на новое жильё ежегодно выделяется из «фирменного бюджета» по 8 – 9 млн. рублей. Но и в этом более чем благополучном сельхозпредприятии не могут полностью удовлетворить запросы молодых, нуждающихся в жилье. То и дело приходится сталкиваться с такой рутинной проблемой, как оформление земли. Чтобы перевести её из категории сельскохозяйственной в категорию земель поселения, надо, что называется, пройти через игольное ушко.

– Из-за этой бюрократической волокиты уже на протяжении почти двух лет у нас не оформлено по всем правилам около двух тысяч квадратных метров жилья! – возмущается Иванов. – В программе не найдёшь ясной, внятной подсказки, как выходить из этого тупика. Очень много надуманных, искусственных препятствий на пути к оформлению документов: то техусловия устарели, то энергетики с водоканальщиками ставят свои фирменные капканы – требуют соблюдать некие «квоты»... Как перчатки меняются СНиПы, словно по щучьему велению вдруг устаревают проекты. Как прикажете строить в таких экстремальных условиях?..

Выступление Сергея Иванова одного за другим зажгло и остальных участников «круглого стола». Так, например, глава Отрадненского сельского поселения Угличского района Владимир АБРАМОВ, анализируя программу, заявил, что она не приземлена к территории, поскольку разрабатывалась, по-видимому, где-то в заоблачных высях – в кабинетах высокопосаженных чиновников, и в ней явно не учтены реальные возможности как отдельных поселений, так и всей территории области.

– Во-первых, нет нормального сбыта готовой сельхоз­продукции, – развивает свою мысль Владимир Александрович, – то есть фактически не отработана эта важная позиция в производственной цепочке сельхозпродукции. Почему бы не установить квоты на завоз импортного мяса, сыра, масла? Почему бы не разработать ясную, чёткую программу получения продукции от населения и довести её до каждого поселения через местную администрацию? А затем свести цифры по области. Это ведь не такой уж сложный процесс. Дальше. Крестьянин старается, растит мясо. А потом вдруг оказывается, что кто-то там запамятовал и «забыл» предоставить сертификаты. И мясо у людей из-за отсутствия документов не принимают. Сам собой напрашивается очень важный для крестьян, занимающихся откормом скота, вопрос о строительстве местных убойных пунктов. У себя дома в Угличском районе мы вроде бы занялись решением этой проблемы. И тут же лоб в лоб столкнулись с... долгой, тягомотной процедурой так называемого согласования земельных участков. Эта нудная, выматывающая душу работа займёт не меньше года.

И ещё об одной больной проблеме поведал глава поселения, который считает не совсем правильным (кстати, на это нацелен и национальный проект «Развитие АПК»), когда деньги в основном вкладываются только в крупные, так называемые гиперпроекты – те же животноводческие комплексы. А вот личные подсобные и крестьянские фермерские хозяйства остаются по существу вне зоны внимания. То есть акцент как бы делается на «точечном» развитии области, а в результате большая часть Ярославщины с её немалым ещё деревенским населением остаётся безработной.

Из-за невнимания остаётся всё меньше и меньше мелких крестьянских хозяйств. В итоге разоряются так называемые недоходные семьи-подворья, нищают целые поселения, народ начинает убегать куда глаза глядят из своих деревень, сниматься с земли-кормилицы.

В ходе «круглого стола» в редакции «Северного края» поднимался и такой, казалось бы, не стоящий выеденного яйца вопрос, не связанный ни с пахотой, ни с удобрениями, ни с ГСМ, ни с электроэнергией. Речь о том, что на наших необъятных российских просторах со всеми исконно присущими отечественной глубинке атрибутами – избами, лугами, поймами безымянных рек, неотразимым васильково-ромашковым раем – ежегодно вымирают десятки, сотни некогда густонаселённых сёл и деревень. Так вот, на этих самых просторах, оказывается, негде пасти крестьянский скот (?!).

Земли скупаются. Местным крестьянам, исконно обитающим на этой самой земле, цинично заявляют, дескать, платите дань за выпас (это на своей-то земле!) в евро, долларах или на худой конец в презренных российских «бабках». Население просто не в состоянии платить по 500 – 1000 и больше рублей за выпас на неведомо кем и по какому праву (просто народ ведь не очень-то спрашивают) скупленных землях. Даже когда селяне пасут своих бурёнок на своих собственных «паевых» участках, их одёргивают: мол, «ни-з-зя».

Надо и с этим что-то решать, пока униженные, обобранные, доведённые до отчаяния наши многострадальные крестьяне не плюнули окончательно на своё дедами и прадедами завещанное ремесло и не махнули всем гамбузом семейным в город, откуда сейчас при колоссальной потребности в рабочих руках уже редко кто из деревенских возвращается.

Статистика такова,– продолжает Абрамов, – что в России по разным причинам (в том числе и по вышеуказанной. – Авт.) в последнее время в течение года из оборота выбывает по шесть миллионов (!) гектаров земли. Подумать страшно! Громадные территории обезлюдивают, зарастают кустарником и травой (мы не так давно писали в «Северном» о том, как взявшиеся за возрождение заброшенных земель механизаторы в Большесельском районе останавливают тракторы и прорубают путь в берёзово-ольховых перелесках с помощью топоров).

Заброшенные участки голыми руками и впрямь не возьмёшь. Специалисты подсчитали: чтобы восстановить один гектар капитально запущенной земли, нужно потратить около 100 тысяч долларов. Потому что мало ведь просто вырубить, выкорчевать тот же березняк, надо ещё немало вложить, чтобы заставить землю работать на сельхозпроизводителя.

Если к земле относиться бережно, с умом, по-государ­ственному, она не только накормит, напоит, но и даст кров, порадует душу и сердце. Разве эстетическое наслаждение окружающей природы можно сбрасывать со счетов? Источником красоты, вдохновения, очарования могут служить не только городские музеи, но и обыкновенные деревенские просторы, исконные сельские «буколики»...

– Но для этого надо сначала комфортно, в своё удовольствие поселиться на этой земле, пустить, так сказать, корни, – считает глава Угличского поселения Отрадное Владимир Абрамов. – Правительство Ярославской области, на мой взгляд, заняло неправильную позицию в вопросе перевода земель сельхозназначения. Мы без конца на сходах глав поселений твердили одно и то же: «Надо строить жильё!» А сейчас на законодательном (и каком угодно другом) уровне прекращён перевод земель из одной категории в другую и тем самым элементарно нарушаются права собственников, попираются основополагающие законы РФ, которыми изначально предусмотрены пере­воды.

И вот конкретно в нашем сельском поселении по десяти или чуть больше собственникам прекращён этот самый перевод. И уже больше года без движения лежат документы в областных инстанциях. Но это же не дело! Из-за этого замедлены многие процессы: мы не можем строить для людей добротное, достойное жильё, хотя уже в этом году наметили возведение примерно ста коттеджей. Через два дня у нас будет (после инаугурации) новый президент страны. И ведь именно Дмитрий Медведев озвучил призыв повсеместно вести малоэтажное строительство и начать хотя бы на селе решать пресловутую жилищную проблему. Мы в отдельно взятом поселении Угличского района готовы выполнить наказ нового Президента РФ. Но наш доморощенный (посконный, домотканый, как говаривали Ильф и Петров) бюрократический аппарат дружно, в едином монолитном порыве ставит на нашем пути всевозможные хитроумные ежи, рогатки, надолбы – я уже и не знаю, как всё это безобразие, упрямое противодействие собственному народу и назвать...

А ведь мы в границах нашего сельского поселения в своих мечтах и проектах по­шли гораздо дальше чисто житейских запросов, а именно: задумали соорудить на прекрасной нашей природе несколько современных баз отдыха, чтобы привлечь, как это парадно декларируется на высоком уровне, людей в сельский туризм. Это и приезжим понравится, и район станет более интенсивно развиваться. Но либо по чьей-то злой воле, либо по недомыслию всё это не получается. Не получается динамичное развитие нашего конкретного сельского поселения. Если похожие ситуации имеют место быть и во многих других поселениях России, то, выходит, искусственно тормозится развитие целой страны. Кому это надо, кто конкретно жмёт на тормоза, непонятно.

У нас всегда так: гадят, саботируют в масштабе государства, а «чисто конкретных» виновников-пакостников днём с огнём на сыщешь... Впрочем, как отмечалось на «круглом столе», основной механизм «торможения» состоит в том, что до настоящего времени земля в деревне находится в ведении района, области, а вот сами поселения не могут ею распоряжаться. (Когда с помпой и праздничным блеском в глазах чиновники торжественно провозглашали поселения, то в суматохе и в шампанской тусовке, наделив властью бывшие сельсоветы, забыли дать им деньги. Но, оказывается, не только их. – Авт.)

Неоднократно на сборах, семинарах, сходах глав сельских поселений настойчиво ставится перед областной Думой этот архиважный для селян вопрос.

Прогнозы на текущий год и вовсе малоутешительные, что продиктовано резким повышением цен на ГСМ, на энергоносители, удобрения. Это приведёт к тому, что большинство хозяйств попросту не получат намеченные урожаи. А откуда им взяться, если в обсуждаемой программе запланированный уровень внесения минеральных удобрений просто смехотворен. И никого, похоже, это не беспокоит.Не совсем правильно, когда деньги в основном вкладываются только в крупные гиперпроекты – те же животноводческие комплексы. А вот личные подсобные и кресть­янские фермерские хозяйства остаются по существу вне зоны внимания. То есть мы как бы акцент делаем на «точечном» развитии области, а в результате большая часть Ярославщины с её немалым ещё деревенским населением остаётся безработной.
– Нам бы очень хотелось, чтобы депутаты встрепенулись и наконец вышли бы на Москву с жизненно важной для нас законодательной инициативой, – гнёт свою линию Владимир Александрович. – Именно на Москву, поскольку в местной, областной программе, о которой у нас сейчас идёт речь, как её ни листай – всё равно не прочтёшь ничего про нашу крестьянскую надежду и боль. То есть нам бы хотелось, чтобы землю опустили на уровень поселения, чтобы истинные хозяева, те, кто реально проживает и трудится в поте лица на этой земле, ею и распоряжались бы. А то ведь хозяева у нас – абст­рактная «область». То есть я хочу сказать, что из высоких чиновничьих кабинетов, расположенных в центре Ярославля, вряд ли хорошо видно, как у нас в глубинке запускается земля, что на ней на самом деле происходит...

Ведущий редакционного «круглого стола» Василий Егоров дал малость перевести дух главе сельского поселения из Отрадного и предложил высказаться одному из первых в области и до сих пор вполне успешному фермеру – главе фермерского хозяйства «Бурмасово» Евгению ШИБАЕВУ, производящему в крупных размерах в пригороде Ярославля картофель, капусту, морковь, свёклу...

– Я не так давно, – начал Евгений Викторович, – проехал, будучи в командировке, по сути дела всю Польшу, от Калининграда до границ Чехии. Меня как земледельца чисто визуально поразило то, как относятся к труду на земле тамошние крестьяне. В каком-нибудь метре от кромки шоссе сразу же начинается пашня. Всё аккуратно высеяно, тщательно обработано. Просто душа за польских коллег радуется, настолько они со вкусом, с искренней любовью к земле работают.

До Чехии я не доехал по трассе всего 200 километров. Изредка останавливался, и если кто из польских крестьян «разумел» по-русски, завязывалась беседа с тамошними коллегами по сельхозбизнесу. «Как работается?» – задавал я простой вопрос. «Нормально!» – обычно отвечали мне.

И это не было, считает ярославский фермер, народной дипломатией или элементарным проявлением чувства квасного патриотизма. Это была чистая правда.

– Судите сами, – делился впечатлениями с участниками «круглого стола» Шибаев. – Там, в Польше, стране, когда-то тоже социалистической ориентации, произошла, как и у нас, реорганизация форм соб­ственности. Только немножко по-другому. К примеру, у них крестьянам государство выделяет дотацию из расчёта 300 евро на гектар пашни! Вы представляете?! Конечно, кто-то там отхватил тысячу гектаров, кто-то пять, а иной и с пятью гектарами остался. Если их ,польских крестьян, взаимоотношения с государством мысленно перенести на нашу российскую почву, то выходит, например, что наш глава агрофирмы «Пахма» Сергей Дмитриевич Иванов с его пятью тысячами гектаров получил бы на свой коллектив пять миллионов (!) рублей в виде дотаций от родного государства.

– А в Польше, – продолжал без злого умысла дразнить коллег фермер Шибаев, – плюс к этим евро ихним сельхозпроизводителям полагается «по штату» при покупке новой сельхозтехники 50-процентная скидка от Евросоюза. Ещё что меня удивило: едешь вдоль их деревень, почти у каждого сельского дома трактор стоит. Или плужок, или косилка. Восемь вечера – пашут, десять вечера – пашут. И ночью кое-где работают. А как при таком отношении не работать... Вот куда надо отправлять наших чиновников ума-разума набираться, учиться на заграничном опыте бережному отношению к своим родным землепашцам и скотоводам. Я теперь хорошо понимаю, почему то же польское правительство пытается протолкнуть сельхозпродукцию на российский рынок. Оно о благополучии своих крестьян заботится. Не так давно случился у Польши с Россией «мясной скандал», когда наши «онищенки» не пускали их мясные окорока через границу российскую. Запрещать, конечно, проще, чем предоставлять нормальные, цивилизованные условия работы собственным сельхозпроизводителям. А эту нашу программу я вообще не хочу читать. Цифры там нереальные, надуманные, заботы искренней не видно о нас, сельских тружениках.

Шибаев посетовал на повышение цен, в частности, на удобрения:

– Если в октябре прошлого года диаммофоска, например, стоила девять тысяч рублей, то сейчас – уже 21 тысячу за тонну. В два с лишним раза! Естественно, и я вынужден поднимать цену на тот же картофель – с 6 – 7 до 10 – 11 рублей за кило.

Вряд ли цены на этом остановятся. Кому это нужно? Ещё один, вытекающий из сказанного вопрос. Вот я упомянул о дотациях польским крестьянам. А как у нас? А вот как: в прошлом году дотация на удобрения была 40 процентов, а нынче – 30. Абсурд! Как такое назвать? Очень просто – фактически это отказ государства от управления сельским хозяйством.

Вот Сергей Дмитриевич Иванов затронул больной для него (да разве только для него?!) вопрос о жилье. Даже такое сильное хозяйство, как «Пахма», не в состоянии, оказывается, решить свою жилищную проблему. Что уж тогда говорить о других, более слабых сельхозпредприятиях? Я считаю, что здесь вообще всё по­ставлено с ног на голову. Хозяй­ство, на мой взгляд, должно в первую голову стремиться наладить высокотехнологичное производство, а о жилье голова должна болеть у поселений.

Сергей Иванов:

– Я не помню, чтобы ко мне пришёл глава поселения, поинтересовался, мол, как тебе живётся? Какие заботы одолевают? Никто из властных структур – местных или областных – не интересуется всерьёз нашими проблемами. Сами, дескать, должны свои проблемы решать.

Евгений Шибаев:

– Решаем. Мы, то есть более или менее крепкие хозяй­ства, ещё барахтаемся как-то, цепляемся за жизнь. Частный сектор – тот давно, считай, умер. И до нас при таком отношении скоро очередь дойдёт. Без ложной скромности скажу, что таких упёртых, одержимых ( подобно 25-тысячникам 20-х и 60-х годов), как я, скажем, или Михаил Ёжиков, или Сергей Иванов, мало осталось. Если мы уйдём из этого бизнеса, брешь та ещё образуется! На наше место «дураков», как мы, вряд ли найдётся. Молодёжь не хочет даже смотреть в сторону поля и трудиться в деревню не пойдёт даже при более бережном отношении государства к труженикам села. А при таком, как сейчас – сто­процентная гарантия, что не пойдёт.

Выходит, мы – последние из могикан. Нам в спину уже никто не дышит. Конкурентов, «бегунов», способных подхватить эстафетную палочку из наших рук, на горизонте не видать. Московские структуры, которые всё яростнее покушаются на нашу землю, вряд ли будут её реально осваивать в целях сельхозпроизводства. В целях охоты на медведей и кабанов, ловли рыбы, строительства навороченных теремов – это да! А на земле от зари до зари пахать – шалишь!

С подачи Шибаева было обсуждено и принято к сведению участниками заседания «круглого стола» предложение: в 2008 году постараться составить мониторинг предприятий всех форм собственности – коллективных, подсобных, фермерских, садоводческих. Цель углублённого мониторинга – после детального анализа как бы сказать селянам-товаропроизводителям: дескать, ребята, это выгодно производить, а это – нет. Значит, надо пересмотреть какие-то приоритеты, перестроиться. Вроде бы всё тот же нацпроект «Развитие АПК» дружно обсуждали, с чем-то соглашались, с чем-то нет. Но когда всё более или менее устаканилось – грянули свинцовой пулемётной очередью «по площадям» сельхоз­угодий взбесившиеся цены и все переворотили.

Сергей Иванов сокрушался, что палки в колёса при строительстве жилья вставляют чиновники. Но у «Пахмы» всё-таки миллионы на возведение «квадратов» есть. А где взять деньги даже такому сравнительно благополучному фермеру, как Шибаев, реши он что-то построить для себя или своих работников?

– У нас в Карабихе скромный дом с землёй стоит 6 млн. рублей, – говорит Евгений Викторович.– И никто не может или не хочет сдержать цены ни на железнодорожный, ни на автотранспорт, ни на удобрения, энергетику – ни на что! Получается, мы все – сами по себе, а государство – само по себе. Такова, видимо, политика государства – не соприкасаться с народом.

Александр Ремизов, бывший депутат облдумы:

– Целевую программу, которую мы сейчас обсуждаем, я бы назвал фантастическим рассказом. Чего в ней только нет: какие-то намёки-полунамёки на «светлое будущее» вместо конкретных предложений – положения и предположения, а одна из главных фишек, оказывается, в том, что «общее руководство и контроль за ходом реализации программы осуществляет… Кто бы вы думали? Правильно, сам заказчик и осуществляет. Ясно, что контроль обещает быть суровым и беспристрастным. Наверное, не случайно поэтому раз сто повторяется слово «предполагается», а это значит, что можно выполнить намеченное, а можно и не выполнить. Кстати, это не единственная в нашей области программа. Предыдущие «сказки» так и не были досказаны. К примеру, в бытность свою депутатом облдумы я принимал участие в составлении нескольких программ по развитию льноводческого комплекса, молочного животноводства. Они оказались в мусорном ящике. Затем год разрабатывали программу поддержки сельского хозяй­ства – оказалась там же. Далее… программа поддержки малого бизнеса – тоже на свалке. Теперь вот сочинили новый опус. Идёт очередной разговор слепого с глухим. Составители программы отстали от жизни лет на пятьдесят. Такое впечатление, что им неведома реальная обстановка в стране, в обществе в целом и на селе в частности. Взято за основу село 60-х годов прошлого века. Эта программа при наличии бывших колхозов и совхозов, возможно, как-то работала бы. Впрочем, критиковать легче, чем что-либо предлагать. Если бы меня допустили к составлению данной программы, я бы за основу взял три важных момента: развитие территорий (причём на одинаковых для всех требованиях и условиях); поддержка сельского производства; чёткая программа организации, чтобы уйти от абсурда, когда все действуют вразнобой: область не зависит от района, район от области, а поселение – и от района, и от области. Извините, не удержусь, чтобы не сослаться на Сталина, утверждавшего: «Чтобы вытащить цепь проб­лем, надо ухватиться за главное звено». Важнейшее звено в сельском хозяйстве – сбыт продукции. В обсуждаемой программе слово «сбыт» я не нашёл...

Примерно таких же мыслей придерживается профессор Алексей АЛЕКСЕЕВ, как учёный активно занимающийся кадровой политикой на селе.

– Программа действительно оторвана от поселений, от конкретного сельского собственника, – заявил Алексей Алексеевич. – Поддержка малых форм хозяйствования должна происходить именно на этих конкретных территориях. Когда власти от этого ушли, то получилось, что кадровый вопрос на селе решается в основном за счёт выпускников вузов и техникумов, хотя основную работу у нас на селе выполняют механизаторы и доярки. Достаточно заглянуть в текст программы на странице восьмой, чтобы понять, что у нас худо-бедно думают (хотя бы в плане обеспечения жильём селян) лишь о руководителях сельхозпредприятий и специалистах. Словно селяне массовых профессий не нуждаются в крыше над головой. Не случайно на местах хоть какой-то разговор ведётся о закреплении на селе молодых специалистов после сельхозинститутов и техникумов. А после профессиональных училищ? Молчок.

Строим на селе сейчас действительно немало. Это и молочно-товарные комплексы, и механизированные фермы. И в то же время у нас в области нет ни одного пункта, где бы готовили нормальных, квалифицированных доярок. А вот в Саратовской области, где мне довелось побывать, на образцовых (голландских) фермах, тщательно обучают именно доярок. Да, и у нас бывают конкурсы и доярок, и механизаторов. Но, извините, их участники и без того мастера своего дела, это самые лучшие кадры, да к тому же их специально натаскивают ради того, чтобы раз в году они покрасовались друг перед другом на глазах членов комиссии. Но основная масса доярок и механизаторов всё же варится в собственном соку.

У молодого фермера Василия Панкратова из Угличского района своя головная боль – проблема, связанная с кредитованием малых хозяйств.

– К сожалению, многие желающие, в том числе и сравнительно недавно пришедшие в фермерство, как я, например, в Программу, связанную с нац­проектом «Развитие АПК», попасть не могут. А значит, и к льготным кредитам нам доступа нет. Выходит, мы гарантированно останемся за бортом. У нас в поселении было собрание, присутствовал представитель «Россельхозбанка». Ему задавали вопросы. Четыре хозяйства топчутся вокруг этого банка, им позарез нужна техника в кредит. Но они не могут его взять , так как нет поручителей (их нужно три), да и залог не могут обеспечить, а под залог приобретаемой техники кредит даётся только крестьянским хозяйствам. На личные подсобные хозяйства это правило не распространяется. Извините, какой лично я, недавний шофёр, могу обеспечить залог…

То есть куда ни кинь – везде клин. Словно в игрушки какие-то играют с крестьянами, как будто бы сельское хозяйство у нас – нечто второстепенное в масштабе экономики страны. А между тем сельское хозяйство – это ведь не только продовольствие, не просто одно из звеньев экономики, но и системообразующая отрасль для 80 процентов территории, например, той же Ярославской области. Надо раз и навсегда решить: или это будут ухоженные цветущие поля, идеально содержащиеся дороги, наши благоустроенные сёла и деревни, либо это – покосившиеся домишки с запущенными, заросшими, захламлёнными дворами и полями, разбитыми дорогами.

Либо мы будем иметь свой натуральный, свежий, полезный для организма продукт, либо станем питаться западными суррогатами. Всё больше и больше приходит к людям понимание того, что здоровая, натуральная, свежая пища и умеренный физический труд – это лучшее лекарство – эффективнее всяких так называемых «кремлёвских» таблеток для человека.

Словом, сельское хозяй­ство – это серьёзно. Соответ­ственно и относиться к сельхозтруду в целом и к селянам в частности нужно тоже серьёзно. А не рассказывать друг другу сказки и делать вид, что ничего страшного вокруг не происходит. Пока не происходит...

Участники «круглого стола» надеются, что поднятые ими в ходе разговора в редакции вопросы станут поводом для обсуждения на одном из ближайших заседаний аграрной комиссии областной Думы...

Читайте также
  • 28.12.2012 Теперь здесь будет тепло всегдаПриродный газ пришёл в Вощажниковское сельское поселение Борисоглебского района. Он заменит уголь и дрова, которыми до сих пор отапливались местные котельные и дома жителей.
  • 23.07.2010 Колодец даст воды напиться Успешно вступило в областную целевую программу «Чистая вода» Рязанцевское сельское поселение Переславского района. Документы для участия
  • 22.05.2009 Землемер превратился в зрителяБурные споры вокруг продажи и сдачи в долгосрочную аренду земли не утихают. И неудивительно - вся собственность в России уже поделена... кроме земли. Криминальные
  • 03.04.2009 На землю предков взглянуть из космосаСегодня в Борисоглебском – день «Северного края», встреча журналистов с читателями. Подробности о ней – в ближайших номерах газеты. А накануне наш корреспондент
  • 31.01.2009 Некоузские депутаты обустраивают свой районВ четверг депутаты Собрания представителей Некоузского района собрались на очередное заседание.
  • 21.03.2008 Вернуть земли в оборотВо время своего визита в Ростовский район губернатор Ярославской области Сергей Вахруков встретился с жителями посёлков Шурскол и Петровское, а также побывал
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают