среда 20

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

Тележки для перевозки грузов складные. Тележки для перевозки грузов до 500 кг .

sklad52.ru


на печать

Комментировать

четверг, 14 августа 2008

Ярославль зазвучит Моцартом

нет фото

Почти таким же традиционным знаком фестиваля «Преображение», как колокол, только современным и живым, становится дирижёр театра «Новая опера» Дмитрий Волосников. В десятый раз вместе с бессменными организаторами праздника Еленой Анкудиновой и Светланой Блажевской дирижёр творит чудо «Преображения» – придумывает и воплощает оригинальный театрально-музыкальный проект с участием известных музыкантов, певцов и артистов из столицы и провинциальных городов. Только для этого фестиваля, только для того, чтобы один раз выйти с ним на сцену. Фестиваль «привязал» его к Ярославлю 10 лет назад, и теперь уже можно смело утверждать, что город принял его в «свои». Ярославский зритель Волосникова знает, любит и ценит.

автор Марина ШИМАНСКАЯ

 

– Дмитрий Георгиевич, музыкант, наверное, не только видит город, но и слышит его. Какой мелодией для вас звучит Ярославль?

– Могу сказать, что все годы, что я приезжаю в Ярославль, здесь подстраиваются под мою мелодию. В этом году он зазвучит Моцартом.

– Как вы думаете, зачем в вашей судьбе появился Ярославль?

– Я жил на Урале. Там совсем другие города, другая атмосфера, другие люди. Духа Древней Руси нет и близко. Такое ощущение, что туда людей привезли насильно, и они вынуждены были там зацепиться, как мох. Если вспоминать историю, почти так и было. Меня интересовало – есть ли другая Россия, исконная, подлинная? Когда я приехал в Ярославль, то убедился – есть.

– Как получилось, что фестиваль «Преображение» как-то «прирос» к «Новой опере» да и к вам?

– Я оказался здесь десять лет назад. Одним из основателей этого фестиваля был Евгений Колобов, мой учитель. Он очень любил Ярославль, всегда с большим удовольствием сюда приезжал, жил в гостинице «Юбилейная» и даже писал романсы, которые мы теперь исполняем. Но последние годы у него были проблемы со здоровьем, и когда его в очередной раз пригласили на фестиваль, он не смог поехать, сказал, что устал и что у него есть ученик, который приедет. Мне сказал: «Дуй в Ярославль». Он, правда, тогда тоже приехал со мной, как бы передал мне город. И теперь, что бы ни случилось, я буду приезжать в Ярославль.

– Каждый год мы гадаем: чем в очередной раз порадует и удивит фестиваль, что будет его «изюминкой»? И в этом году такой подарок – Моцарт! Пушкин! Как возникла идея постановки «Амадея»?

– Проследите линию музыкальных и философских тем фестивалей – от Блока к Жанне Д’Арк, от неё – к Борису Годунову. Не хотелось бы проводить прямых аналогий, но ведь и Колобов сгорел. На этот раз нас привлекла глубинная тема бытия – как человек реализует данные ему Творцом возможности. В продолжение главной линии фестивалей и возникла идея «Амадея». В сентябре прошлого года мы наметили состав участников, и так всё хорошо сложилось, что почти все они остались. Зимой была «примерка» – думали, по какому источнику ставить. Решили, что лучше Пушкина всё равно никто не написал. Два гения – сильный эффект. Но мы не забыли и о Сальери. Его музыка тоже будет звучать.

– Каждый год, наблюдая за очередным «Преображением», радуюсь – вот он, настоящий ярославский праздник, отражающий суть нашей древней, намолённой земли. С колоколами, классической музыкой, с патриотической (в лучшем смысле слова) идеей. Не Баба-Яга, не Водяной – духовное «Преображение». Казалось бы, идея праздника настолько хороша, что ему просто обеспечена сильная поддержка власти. Но в этом году на пресс-конференции – опять лишь знакомые «музейные» лица...

– Фестиваль держится только на том, что в вашем музее работают настоящие подвижники. Вместе с ними и мы тоже становимся немного альт­руистами. Но в своём Отечестве, как известно, нет пророков. Случись, уйдут люди – тогда и вспомнят: а где же фестиваль? Это проблема не только нашей страны.

– Вспоминается Окуджава: «Чего не потеряешь, того, брат, не найдёшь». Не хотелось бы терять ни масштаб праздника, ни его высокий уровень. А что бы вы пожелали тем нашим руководителям, от которых зависит жизнь фестиваля?

– Помните анекдот, где на вопрос: «Кто такой Брежнев», дают ответ: «Брежнев – это мелкий политический деятель эпохи Аллы Пугачёвой». Никто не вспомнит тех, кто был у власти, если они не оставили после себя добрых, настоящих дел. Вспоминают только тех, кто помогает. Мне недавно в Москве рассказали, как самоотверженно один человек в 20-е годы здесь отреставрировал разрушенные храмы.

– Это был Барановский...

– Так вот, надо, чтобы все руководители были такие, как Барановский...

– Каждый раз специально для фестиваля создаётся проект, объединяющий музыкантов, артистов из разных театров, оркестров, городов. Наверное, чтобы только познакомиться, узнавать друг друга, им нужна неделя. Не мало ли вам времени для подготовки такого сложного, масштабного проекта?

– В Москве – неделя репетиций. И теперь в Ярославле и Костроме – восемь репетиций. Это нормально. Это как раз хороший срок, чтобы музыка не перегорела. Она во мне уже звучит, ей пора на свет.

– А артисты «Новой оперы» разделяют вашу привязанность к городу и фестивалю, без напряжения едут сюда каждый год?

– Это их работа. У нас за прошедший месяц было шесть гастрольных поездок. Я стал сам заниматься гастролями по России – поедем после Ярославля в Пермь, Кострому. Такого благодарного зрителя, как в провинции, нигде нет. Да и патриотизм – для меня это не громкое слово. Мы получаем удовольствие от работы в российских городах. В любом самом маленьком городке есть люди, которые ждут этого духовного глотка – и надо им его дать.

– А не лучше поехать на гастроли за рубеж – и оплата, и условия жизни, наверное, другие?

– У музыканта должна быть подпитка. Получить её можно только в России. У себя дома – ты дома. Каждый человек со мной согласится: отдохнуть душой можно только дома – пришёл, надел свои тапочки, сел в своё кресло, слушаешь музыку, которую любишь – и отдыхаешь. И никакие чужие хоромы не заменят дом. Я недавно был десять дней в Италии, там предоставили шикарную виллу с выходом к морю. Но прошло несколько дней – и пицца в горло не лезла. В свободное время ходил на рынок, на вилле картошечку варил.

– И на прощание – как всё-таки для себя решил музыкант Дмитрий Волосников: гений и злодейство – несовместны?

– К сожалению, совместны. Я думал: может ли человек, который читает хорошие книги, слушает хорошую музыку, совершить злодейство? И пришёл к выводу – может. Только тогда он перестаёт быть гением.

– Я не согласна с вами. В Писании есть такая фраза – «Совершенна любы борет страх». Мне кажется, гений, а это и есть совершенная любовь, «борет» не только страх, но и любые человеческие пороки. Иначе это не «совершенна любы», не гений. Значит, всё-таки несовместны...

* * *

Это был единственный момент беседы, где наши мнения не совпали. Но теперь я точно пойду на «Амадея», чтобы услышать и увидеть, как дирижёр и руководитель проекта Дмитрий Волосников, призвав на помощь Пушкина и Моцарта, будет отстаивать свою точку зрения на природу человеческой гениальности.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают