пятница 30

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

пятница, 02 июня 2006

Иронический и трагический Брехт

нет фото

На сцене Волковского театра идут завершающие репетиции «Трехгрошовой оперы». Премьера состоится 4 июня. Ставит спектакль главный режиссер Калужского драматического театра Александр Плетнев.

автор Маргарита ВАНЯШОВА

 

Спектакли его мы полюбили давно и надолго, со времен Волковских фестивалей, когда довелось видеть решенный в истинно гоголевской манере гротеск «Игроков», мюзикл «Если любишь – найди» (изобретательный и светлый спектакль, где наша история, начиная с 20­х годов, предстала в свете музыкально­песенной мифологии), и народную драму «Лодка», пожалуй, впервые поставленную со знанием всех ее фольклорно­хоровых вариантов и источников. Александр Плетнев – режиссер известный, востребованный, он много ставит в городах России и ближнего зарубежья – его спектакли полюбили зрители Твери и Владимира, Иванова и Тирасполя.

И вот «Трехгрошовая опера» Брехта и Вайля – лучший в мире мюзикл, вечный, на все времена хит снова в Волков­ском. В конце 70­х пьесу Брехта ставил Владимир Воронцов, а Мэкхита играл Феликс Раздьяконов.

Мы побывали на репетиции спектакля и встретились с Александром Плетневым.

– Публика отмечает ваше неравнодушие к Ярославлю и Волковскому театру. Это с чем­то связано в вашей биографии?

– Безусловно. Дело в том, что я – ученик Владимира Георгиевича Боголепова, еще по ГИТИСу. Я учился у него, многим обязан в своей жизни этому прекрасному человеку и художнику. Он когда­то получил первое театральное образование в Ярославле. Именно Владимир Георгиевич пригласил наш театр к участию в Волковском фестивале, ему же – как главному режиссеру Волков­ского театра, принадлежала идея приглашения меня в качестве постановщика «Трехгрошовой оперы» Брехта и Вайля.

– Изменился ли сегодня взгляд на «Трехгрошовую оперу»? Не устарела ли пьеса?

– Если бы пьеса устарела, мы бы жили в ином мире и в другой стране.

– Совсем недавно Михаил Швыдкой в программе «Культурная революция» обсуждал с аудиторией проблемы нравственности. Вспомнили и лозунг Брехта из «Трехгрошовой»: «Сначала хлеб, а нравственность – потом!» Тут же укорили Брехта. Видите, вот, мол, и старик Брехт призывал прежде всего думать о хлебе насущном! До нравственности ли, если человек голоден? И люмпены – люди дна в пьесе и в спектакле – хором заклинают: «Хлеба!»

– И пускаются во все тяжкие! Джонатан Пичем (в премь­ерном спектакле его играет Евгений Мундум) организует корпорацию попрошаек «Друг нищего».

– Сегодня фирма имела бы солидную компьютерную базу данных – на сотрудников корпорации и их солидных клиентов...

– Вы правы, Брехт чрезвычайно ироничен. Лозунг о хлебе и нравственности двусмыслен. Вообще, Брехта нельзя читать однозначно, «лобовым», плакатным способом, как это часто делали. Одни ставят «Трехгрошовую оперу» как жесткую, обличительную сатиру. Других привлекают актуальные политические смыслы, кого­то влекут мотивы «клубнички». Меня же влечет театральная, игровая стихия «Трехгрошовой оперы», за которой скрывается острый трагизм. Игра – всегда катализатор и провокация событий, переживаемых нами не только в театре. Мэкки­Нож (его играет Николай Шрайбер) – своеобразный Анти­Гамлет в преддверии эпохи «третьего рейха» и других времен эпохи перемен. Он знает запах крови, его влечет инстинкт интриг и провокаций, он знает свою тропу войны. Везде двойственность. И чрезвычайно современна мысль о том, что самая респектабельная среда и самая низкопробная – родственны. Главарь воровской шайки, король нищих, банкир и фабрикант ничем не отличаются, везде Ее Величество Нажива во всех видах. Где нажива, там – преступления. И порождаются они ежечасно.

В зонгах – и это самое трудное для актеров – скрыт двойной смысл, есть горечь и человечность. Пьеса объемна, в спектакле мы пытаемся передать богатство образных тем и интонаций, а потому нужны и глубокий лиризм, и тонкая ирония, и сарказм, и единство скрытых трагических смыслов. Вместе с художниками из Петербурга Николаем Слободяником и Марией Лука мы попытались создать «театр в театре».

Режиссерский принцип Плетнева идет от Брехта и от кинематографа Эйзенштейна. В замысле – «монтаж аттракционов», кинематографически точных, подчиненных быстрой смене ритмов.

...Своеобразная призма установлена посредине сцены – она отражает и одновременно преобразовывает «картинки». Каждая из 9 картин обернется чертами знакомого живописного полотна. Диапазон – от импрессионистов до соц­арта, тоталитарного искусства и бытописи Александра Лактионова. Вот в призме оживают знаменитые «Голубые танцовщицы» Эдгара Дега с их волшебными экзерсисами. Мгновенье – и идиллия обращается в пародию. Танцкласс превращается в модный салон белошвеек, еще мгновенье – перед нами бордель. Зрителя будут ждать парадоксальные трансформации, переодевания, перевоплощения. Пародии на претенциозность и помпезность искусства. В спектакле сочетаются элементы драмы, кабаре, развлекательного шоу. Хореограф­постановщик – Татьяна Борисова (Москва). Хореограф – Ирина Новикова. В спектакле занята молодежная часть труппы, в роли Полли Пичем – Александра Чилин­Гири. Заслуженная артистка России Татьяна Малькова играет Селию Пичем, заслуженная артистка России Ирина Волкова – Дженни Малину.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают