воскресенье 22

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

пятница, 24 декабря 2004

Музей – АУ, театр – ГАНО

АУ и ГАНО – это не название индийского фильма, а очередные аббревиатуры, талантливо придуманные родными российскими чиновниками. По красоте и изяществу они вполне могут соревноваться с уже живущей – МРОТ. Обычно, услышав это слово, наши граждане вздрагивают. И немудрено: уж очень оно похоже на неправильную старославянскую форму «мрети» или на просторечное «мрёт».

автор Марина ШИМАНСКАЯ.

 

АУ и ГАНО – именно так отныне будут именоваться музеи и театры. Автономное учреждение – это музей, а государ-ственная автономная некоммерческая организация – театр. В первом квартале 2005 года закон, призванный реформировать жизнь этих «государственных нахлебников», будет принят окончательно, так что с 2006-го АУ и ГАНО войдут в нашу жизнь.

Директора всех крупных российских музеев – от Камчатки до Калининграда – были ознакомлены с законопроектом, по которому им скоро придется жить всем без исключения. Вернувшись с общероссийского сбора, директор Ярославского музея-заповедника Елена Анкудинова (на снимке) с присущим ей юмором и оптимизмом выразила свои впечатления одной фразой: «Слепой сказал – посмотрим».

Что сегодня видит в музейном деле зрячий? Только то, что находится оно в состоянии умирания. Талантливые молодые сотрудники, получающие ежемесячно две тысячи рублей, отработав в храме науки год-два, уходят на более высокооплачиваемую работу. Буквально недавно сотрудница музея-заповедника, подающая большие надежды, ушла на мебельную фабрику клеить стулья. Там зарплата в четыре раза выше. Женщине надо помогать больным родителям, поэтому выбора у нее нет. Ушла со слезами. «Из молодых в музее остаются те, которые больше нигде не нужны», – печально констатирует директор. Пока музей держится на тех, кто проработал в нем всю жизнь и просто сросся с ним душой.

Финансирование культуры в России всегда велось по остаточному принципу, но сегодня даже эти небольшие расходы для нашего государства стали обременительными. Конечно, что-то из федерального бюджета для АУ выделят. Однако, чтобы получить эти деньги, государство надо будет убедить в важности программ. Но мы-то знаем, что убедить в чем-то наши власти очень сложно, граждан своих они слышат плохо. Заработанные музеем средства, которые шли на разные нужды – и на премии, и на обустройство выставок, иногда и на закупку, мало ли у музея потребностей, – теперь будут распределяться попечительским советом.

– Чтобы ты не делал долгов, а АУ не обанкротилось, над директором поставлен попечительский совет. Но это не то образование, что есть в западных учреждениях, там в попечительский совет входят люди, желающие помогать музею, главным образом материально. У нас в него войдут все те же знакомые лица – представители департамента культуры, госкомимущества и прочие чиновники. Они и будут смотреть, на что директор тратит заработанные сред-ства.

ГАНО, то есть театрам, будет жить еще сложнее. Все заработанные ими деньги поступят в казну, и каждую очередную порцию, необходимую театру, его директор должен будет «обоснованно запрашивать», иначе ничего не получит. Правда, после чаепития деятелей культуры с Германом Грефом было получено высочайшее обещание, что заработанные средства им разрешат оставлять у себя. Но обещание ведь не закон.

Правительству не дают спать спокойно доходы учреждений культуры. Попытка сделать прозрачным бюджет понятна. Непонятно только, почему эксперимент с прозрачностью начинают с самых нищих?

– Да ведь и зарабатываем мы относительно небольшие деньги, – говорит Елена Анкудинова. – Наш бюджет прозрачней воды. Вообще не случайно, наверное, говорят: библиотекари и музейщики – последние святые на Руси. В результате административной реформы жить стало невыносимо тяжело. Сейчас мы существуем по принципу «слоны трутся – комары пищат». Слоны делают деньги. Создают одно министерство из двух. В результате мы в родное министерство уже с трудом попадаем. Все усложнилось до невозможности.

Музею исполняется 140 лет. Многие сотрудники десятки лет работают на совесть и преданы своему учреждению, но грамот министерских до сих пор не имеют. На все просьбы в Минкульте отвечают: «Отстаньте. Подавайте бумаги на заслуженных работников». Но без этой грамоты документы на «заслуженного» не рассматривают. Свои планы на будущий год музей сдал 1 мая – их до сих пор даже не обсудили, и директор в полном неведении относительно того, кто будет их финансировать и когда.

Чем еще грозит музеям их превращение в АУ? Научные сотрудники будут переведены в специалисты. Зарплату обещают повысить к 2006 году. Хорошие отношения директора с учредителем – департаментом культуры и коллегами, которые войдут в попечительский совет, – непременное условие нормальной работы. Будет неугоден директор – его работу с помощью совета заблокировать полностью не составит труда. В жизни крупных музеев, возможно, никаких изменений не произойдет. Небольшие же АУ окажутся совершенно нежизнеспособными и, если им на помощь никто не придет, погибнут.

– На совещании нас уверили, что крупные музеи, директора которых не занимались незаконными финансовыми делами, жить будут лучше, – замечает Елена Анкудинова. – Но как бы нас в очередной раз не обманули...

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают