понедельник 18

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментарии: 4

вторник, 25 декабря 2012

Юрий КАЗАКОВ:«В Ярославле снижается уровень культуры»

Тратить миллионы на футболистов, по мнению художника, не надо. Необходимо срочно строить новый музей

Знаете, что мне кажется удивительным? Практически на каждый день календаря приходится чей-то профессиональный праздник – есть день работников Сбербанка и день фрилансера, международный день КВН и день кадровика, день сотрудников фельдъегерской службы России.., – выбирай на вкус. И только дня, когда бы официально чествовали художников, в России нет. Художники – есть, а профессионального праздника у них нет. Несправедливо! Вот президент Украины издал указ, согласно которому «жовто-блакитные» живописцы принимают поздравления 14 октября. В некоторых российских городах художники проявили инициативу снизу: в Курске день художника назначили на 9 августа, в Москве – на 8 декабря. Художники города Липецка отмечают свой профессиональный праздник 25 декабря. В преддверии дня художника по липецкому календарю праздничных дат мы встретились с известным представителем ярославского творческого цеха Юрием Казаковым, чтобы поговорить с ним о буднях и праздниках мастеров палитры.

автор Беседовала Лариса ДРАЧ.

 

– Ваш путь в профессию был непрост. Как он начался?

– Как это обычно бывает, с появления в нашей сельской школе новой учительницы рисования, которая организовала кружок и увлекла творчеством многих ребят. Вскоре мои рисунки стали отмечаться на школьных выставках, их хвалили. По окончании восьмого класса решил было поступать в Ярославское художественное училище, да не прошёл по конкурсу: другие абитуриенты имели за плечами худшколу, рука у них была набита, не то что у меня. По окончании школы замахнулся аж на Академию художеств в Питере, но меня там сразу поставили на место, сказали, что подготовка слабая, надо походить в течение года на подготовительные курсы. Вместо курсов я год проработал кочегаром в родной Курбе, а потом, поразмыслив, что лучше синица в руке, чем журавль в небе, поступил в Костромской педагогический институт. Там нам сразу сказали: мы готовим не художников, а учителей рисования и черчения. В соответствии с установкой и подготовка была. Но мне посчастливилось, моим преподавателем по живописи был Михаил Сергеевич Колесов, ученик великого Кардовского, и он щедро делился с нами секретами мастерства. Так что диплом – эскиз картины «Костромское заволжье» – я защитил на «отлично».

– Меня давно мучит вопрос: каждый ли может стать художником? Судя по вашему рассказу, на старте вы отнюдь не блистали талантами...

– Конечно, нужны определённые условия. Во-первых, необходима мастерская...

– Так уж сразу и мастер­ская!? Почему для вас профессия художника начинается не с таланта, не с непреодолимого желания и по­требности рисовать, а непременно с мастерской?

– Тут вы правы. На первом месте, конечно, должно стоять желание работать. Но и место для работы тоже должно быть. Например, в молодости я с семьёй жил в общежитии, под ногами маленькие дети вертятся, теснота. Где поставить мольберт? Я работал художником в бюро эстетики при заводе. Оттуда много хороших профессионалов вышло: Олег Отрошко, Виталий Антипин, Валерий Зуб... Конечно, приходилось писать на заказ – партийные лозунги, политические плакаты, но при этом царила удивительно творческая атмосфера. Тогда, в 1981 году, я впервые принял участие в областной выставке, у меня отобрали две работы, я был ужасно горд этим. Обозначил себе цель – обязательно стать членом Союза художников. Но это было ох как непросто! Нужно было участие в зональных, республиканских выставках. И даже при таком активе сначала брали кандидатом...

– Процедура сродни приёму в члены КПСС в совет­скую эпоху! Кандидаты, испытательный срок, характеристики. А нельзя быть просто художником, без всякого членства?

– Союз художников – это добровольная организация, и в неё вступают люди, которые хотят серьёзно заниматься искусством. В Ярославле художников, наверное, тысяча человек, а то и больше, но только 70 являются членами Союза.

– Как 70? А вот председатель Ярославского регионального отделения художников Александр Александров называл другую цифру – двести человек.

– Это по области. А в Ярославле – 70, да и то творчески из них работает не больше половины.

– Значит, всё-таки можно быть художником, не будучи членом Союза. К чему тогда сам Союз? Или, как в романе «Золотой телёнок», «пиво отпускается только членам профсоюза»? У членов Союза есть какие-то преимущест­ва перед «не членами»?

– Когда мы все жили в другой стране, в Советском Союзе, преимущества, конечно, были. Как только ты становился кандидатом в члены Союза художников, тебя отправляли в творческую командировку – на академические дачи, на дачу Кардовского. Ездили на Байкал, на Дальний Восток. Командировка длилась месяца два. Художнику предоставляли жильё, кормили-поили, выдавали краски, холсты...

– Правомерен вопрос: за чей счёт банкет?

– Союз художников оплачивал. От художника требовалось только одно – писать, работать. По окончании творческой поездки он представлял отчётную выставку, которую оценивали члены выставкома. Но, главное, это была потрясающая творческая среда, в которой «варились» художники с разных уголков страны. Ты не только сам писал, но и смотрел, как это делают другие, сравнивал, что-то перенимал, учился. Творческие дачи создавали атмосферу, в которой художник... не знаю, как точнее выразить мысль, «дозревал» в своей среде.

– Как сыр дозревает в благоприятных условиях.

– Точно, как сыр. Творческая среда необходима как воздух. Можно писать картины, продавать их на улице и считать себя художником. Но такой подход губителен для профессионального роста. Есть, конечно, яркие индивидуальности, которые сумели пробиться, состояться в профессии, не будучи членами Союза художников. Но таких единицы. Навскидку назову лишь одно имя – Герман Блинов. А ещё, если уж мы говорим о материальных преимуществах членства в Союзе, то это влияет на зарплату, что немаловажно, допустим, если художник преподаёт в каком-то учебном заведении. Потому что член Союза художников – это уже звание.

– А есть в среде художников кастовость? Как члены Союза относятся к тем, кто находится «вне системы»?

– Всё от человека зависит. Кто-то высокомерен, на каждом углу кричит, что он – член Союза, а сам на выставкомы приносит работы, написанные двадцать – тридцать лет назад, считает для себя возможным почивать на лаврах. Я так думаю: главное, чтобы человек постоянно работал, подтверждал своё звание участием в выставках, творчески рос. Вот Геннадий Александрович Дарьин, народный художник России, он каждый день, как на завод, ходил в мастерскую и писал, писал. Или Юрий Жарков, заслуженный художник России, он работает импульсивно, эмоционально, за неделю может три картины написать. Я так не могу, активно и помногу пишу только на пленэрах. Например, съездил в Париж и за полтора месяца сорок работ написал.

– Насколько я знаю, вы являетесь жарким сторонником и пропагандистом пленэров. Сами много ездите. Недавно выступили организатором и куратором выставки «Пленэр по всей России», прошедшей в выставочных залах на Максимова. Что это за времяпрепровождение такое – пленэры?

– Сегодня пленэры взяли на себя функцию творческих дач, некогда существовавших в Советском Союзе. Также художники съезжаются в какой-то город, им обеспечивают проживание, они общаются, пишут картины. По окончании пленэра часть написанных картин художник оставляет организаторам. А в некоторых городах, например в Липецке, у художников даже закупают написанные ими произведения. Цены, конечно, смешные, но всё равно приятно.

– Много ли ежегодно проходит в стране пленэров и, как, кстати, на них попадают художники? Кто хочет, тот и едет?

– Пленэров немало, но на общем фоне выделяются пленэры в Липецке, Белгороде (он уже в статусе «международный»), в Курске. Проводят для своих студентов творческие поездки учебные заведения – так, учащиеся Ярославского художественного училища ездили на пленэры в Италию. Как попадают? Союз художников сообщает региональным отделениям, что в таком-то городе проходит пленэр и от вашего отделения может поехать столько-то человек. Кроме того, в последнее время появилось немало обеспеченных людей, меценатов, которые приглашают в поездки тех художников, чьё творчество им близко.

– А как расплачиваться за такие поездки? «Натурой»?

– Да, работами.

– Я понимаю, чем так привлекательны пленэры для художников. Приехал, погостил на всём готовом, порисовал от души. Да ещё и картины у тебя купят, если повезёт. Но зачем пленэры нужны городам-организаторам? Ведь для хозяев – это одни расходы...

– Я полагаю, что городу, в котором проходит пленэр, это куда нужнее, нежели художнику. Вот, например, в Белгороде построен прекрасный музей современного искусства. Не то, что в Ярославле, небольшой музейчик с более чем скромной экспозицией...

– Это вы какой «музейчик» имеете в виду?

– Наш художественный, на Волжской набережной.

– Считайте, что подписали себе «смертный приговор», музейщики вам такой оценки не простят. У нас же один из богатейших по коллекции провинциальных музеев в России!

– По коллекции – может быть, но кто это видит? Всё находится в запасниках. А в Белгороде в музее экспонируется около пятисот произведений современных художников, все картины на виду. И в этом музее постоянно есть народ. Где в Ярославле можно посмотреть современную живопись? «Ярославль – город художников» – вот бренд, на который нужно делать ставку, ведь здесь писали Кустодиев, Коровин, Левитан. А мы всё обсуждаем, сколько миллионов футболистам выделить, да торговые центры строим. В то время, как городу жизненно необходим музей современного искусства, в постоянной экспозиции которого были бы работы известных ярославских художников – Владимира Горячева, Леонида Малафеевского, Юрия Жаркова, Ивана Никифорова, мои, в конце концов. Почему сегодня молодёжь не спешит вступать в члены Союза художников? Да потому, что большинство художников работают «в стол», им негде выставляться, выставочных площадей Союза художников явно недостаточно.

– При всей своей любви к художникам возражу: бренд – это штучность, исключительность. Вот первый русский театр – это бренд, потому что он – один-единственный. А художники есть в каждом городе.

– Поймите, это делается не для художников, а для города! Это показатель культуры, а она в Ярославле снижается. Приведу другой пример: по­строили в городе новый современный планетарий, и народ туда пошёл, в то время как старый планетарий пустовал. То же самое произойдёт и с центром современного искусства. Вот увидите, он будет востребован.

– Но сейчас городские власти обратили внимание на ваш творческий цех. Недавно состоялся первый аукцион произведений искусства. Как, кстати, вы его оцениваете?

– Идея неплохая, и, судя по тому, что было приобретено более полутора десятков работ, он оправдал себя. Купили и две моих картины. Художники, к слову, получили только половину от стоимости проданных картин, остальные деньги (что-то порядка 250 – 300 тысяч рублей) пойдут на благоуст­ройство города. Речь шла об организации скульптурного пленэра.

– «Лёд тронулся, господа присяжные заседатели». А во сколько, кстати, обходится организатору проведение пленэров?

– По-разному: белгород­ский, насколько мне известно, обходится тысяч в 600 – 800, липецкий (там, где работает закупочная комиссия) – в 1,5 миллиона рублей. Но не забывайте, что в итоге город получает коллекцию произведений современного искусства. Во многих городах именно с таких коллекций начинались музеи.

– Может ли художник прокормить себя и свою семью своим ремеслом?

– Только в тех случаях, когда есть обеспеченные по­клонники твоей живописи и твои картины постоянно приобретают. В других случаях – нет. Именно поэтому многие художники преподают или имеют какой-то бизнес.

– Сколько картин в год продаёте лично вы?

– Не больше десяти. И, потом, не забывайте, что холст, краски, подрамник, рама – это всё тоже стоит денег.

– Понимаю, «овёс нынче дорог», и всё-таки финансовых вложений в картину – тысячи на три, не больше. Остальное – талант художника, который, ясно дело, ни в какой валюте не оценивается. И тем не менее откуда берётся конечная стоимость картины – 30, 50, а то и 150 тысяч рублей?

– Существуют расценки на произведения искусства для членов Союза художников России. В них учитывается техника, размер, сроки исполнения, тиражирование...; расценки на многофигурные картины одни, сложность постановочного портрета оценивается по-другому. Есть ещё авторский надзор и много других нюансов.

– Это когда речь идёт об официальном заказе. Но когда вы лично продаёте написанный вами пейзаж или натюрморт, от чего отталкиваетесь, устанавливая цену?

– На то, сколько стоят картины у коллег по цеху.

– Как на рынке? Иван, ты почём огурцы продаёшь? – По три рубля. А ты, Фёдор? – По пять. Ну, тогда я по четыре продавать стану. Так?

– Упрощённо, но это дей­ствительно так. Живопись сегодня – это тоже рынок. Надо уметь находить компромиссное решение, которое устраивало бы и тебя, и покупателя. Но далеко не всё можно измерить деньгами. Я считаю, что многие художники сегодня работают «за идею», бескорыстно несут миссию просветителей. Вот наше творческое объединение «Парус», куда входят Владимир Литвинов, Александр Павлов, Александр Кравцов, другие замечательные художники, организовали и провели в разных городах более 20 выставок, ездили в Углич, Данилов, Ростов, Плёс, Палех.

– Раз так непроста жизнь современного художника, почему тогда у многих маститых живописцев дети идут по тому же пути? Ульяновы, Тепловы, Павловы, да и ваш сын тоже собирается стать художником?

– Атавизм советского времени. Тогда действительно художники жили неплохо: творческие дачи, мастерские, госзаказы. Мой сын сам выбрал свой путь, я на этом не настаивал. Если есть искра Божья, пробьётся.

Читайте также
  • 17.11.2012 Оброк картинами Оригинальную форму сотрудничества собираются апробировать региональное отделение Союза художников России и мэрия города Ярославля. Каждый художник, член
  • 14.09.2012 Как я провёл лето... В залах на Максимова проходит выставка произведений ярославских и костромских художников «Пленэр по всей России».
  • 12.07.2012 Микеланджело или будка для собаки? Выставочный зал Союза художников на улице Максимова закрыт. Несмотря на то, что совсем недавно здесь открылись сразу две персональные выставки –
  • 11.07.2012 Живописцы, забирайте ваши кисти!Под ударом оказались 65 живописцев, членов Ярославского регионального отделения Союза художников России. Леонид Малафеевский, заслуженный художник России,
  • 05.05.2011 Климохин нравится всемВ Ярославском выставочном зале Союза художников прошла персональная выставка известного ивановского живописца Александра Климохина.
  • 24.04.2010 «Другая жизнь» – творческий союзЦентр современного искусства «Арс» представляет выставку «Аллея любви». Над созданием экспозиции потрудилась целая группа художников,
Комментарии

Гость | 25.12.2012 в 11:15 | ответить1

Наш «небольшой художественный музейчик» не справляется с потоком художественных произведений малознаменитых художников. Почему бы им не передать свои картины для экспонирования в торговые центры, учебные заведения, общественные организации, лечебные учреждения, государственные организации? Если картины хорошие, их могут и там купить. Или периодически устраивать вернисажи на улицах города. А мольберт всегда можно найти куда поставить. Было бы желание. Нельзя требовать себе преференций, особенно за чужой счёт.

 

Гость | 28.12.2012 в 11:12 | ответить0

Прочитал согромным интересом. Очень точные диагнозы поставлены в интервью.

 

Гость | 30.12.2012 в 17:07 | ответить1

не понравилась статья. И человек с претензиями на избранность. Прием якобы в «общем строю других художников». А я вот полагаю, что художник либо есть, либо нет. И не нужно никакой мастерской, никаких фондов — надо просто БЫТЬ ХУДОЖНИКОМ. Это прежде всего. Тогда Судьба сама даст шанс. На бытовом уровне, конечно, и материалы. и мастерская — важны. Но это не родит ни Гогена, ни Модильяни.

 

Художник | 20.04.2013 в 16:26 | ответить0

Какому уровню культуры соответствует наш современный художник, почему он ставит претензию на избранность? Художник преследующий привилегии, как цель, разве художник? Художник должен идти своим честным путём, иначе, зачем нам такое количество лжи.

 

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают