суббота 17

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

Корпус sata usb

com китайский магазин / Внешний корпус для ssd. Купите сейчас

entrast.ru

Банкетный стол купить

форме, цене, цвету! Стол банкетный круглый купите! Звоните

promotek.su

Denia boat hire

denia boat hire

boatforrent.biz


на печать

Комментировать

четверг, 03 ноября 2011

Николай МУХИН: «Скоро Россия выздоровеет окончательно»

На протяжении шести лет народный художник России Николай Мухин в России был лишь краткими – в один-два дня – наездами;

и те были связаны либо с его неотложным присутствием

на заседании в Российской академии художеств, либо с участием

в Президентском совете по культуре и искусству, членом которого Николай Александрович является уже одиннадцать лет. Эти шесть лет ярославец художник Николай Мухин расписывал храмы в Сербии

и Хорватии, за что первым из иностранцев был удостоен высшей награды Сербской православной церкви, учреждённой для художников и архитекторов, – ордена Святого Милутина, короля Сербского.

 

автор Лариса ДРАЧ    фотограф Сергей МЕТЕЛИЦА

 

Едва вернувшись, Николай Александрович с головой погрузился в новый проект: он готовится к большой персональной выставке в Яро­славском художественном музее. Это событие значимо для художника – ведь «персоналки» в родном городе, где у него много поклонников, не было у Мухина последние шестнадцать лет. К этому же событию приурочен и выпуск книги, которую художник с юмором называет «дембельским альбомом».

В таком режиме, когда хронически не хватает времени – будь в сутках 48 часов, и тех не хватило бы – Николай Мухин встретился с корреспондентом «Северного края», чтобы поговорить о жизни и творчестве, о том, что сейчас его волнует.

– Я планирую включить в книгу свои работы, которые были созданы в период начиная с 1977 года (чудом сохранился небольшой этюд) и вплоть до последней, юбилейной выставки, которая состоялась в прошлом году в Москве в музее современного искусства – у меня там были видеоинсталляции, другие сложные вещи – то, что сейчас называется актуальным искусством… Дайте-ка подсчитать… 34 года, ничего себе временной диапазон! Обычно художники делают альбомы так: живопись, графика, скульптура, а я решил составлять по годам, мне так показалось интереснее.

– Получается целое собрание сочинений. Многие альбомы сопровождаются либо авторским текстом, либо комментариями искусствоведов. В вашей книге они тоже будут?

– Обо мне много писали на протяжении этих трёх с лишним десятилетий. Я для себя придумал ироничное название для таких текстов – «реагирование на искусство». Но какой смысл о живописи рассказывать? На живопись надо смотреть, и я хочу сделать так, чтобы это было интересно. Потому мы с сотрудниками музея придумали проект «Социальная зависимость», согласно которому выставка начнётся …с улицы.

– Вы на протяжении нескольких лет расписывали храмы в Сербии. Почему именно в этой стране?

– В 1999 году мы с моими учениками закончили расписывать храм Христа Спасителя в Москве. А до этого я выиграл конкурс, победив 36 авторских коллективов, был буквально чемпионом мира по рисованию, и, естественно, меня распирало от счастья. На тот момент казалось, что была взята главная в жизни высота… Через некоторое время пришло приглашение от настоятеля русского подворья в Сербии отца Виталия (Тарасьева) расписать храм Вознесения Господнего в городе Уб. Приехав, я был потрясён красотой этого храма, воссозданного в точных традициях архитектуры XIV века. Я почувствовал очень серьёзное отношение к этому месту людей, которые хотят, чтобы здесь был храм. И я согласился. В качестве «вступительного экзамена» за три месяца расписал маленькую часовенку, входящую в комплекс этого храма, и по сей день считаю, что это – одна из лучших моих работ. Недавно, присутствуя на освящении храма Вознесения Господня, я посмотрел на эту часовенку шесть лет спустя после окончания своей работы. Она безупречна, поверьте мне, я в этом понимаю. В декабре 2005-го, едва закончив роспись храма в Убе (помимо монументальной живописи я делал ещё и проект художественного убранства этого храма – полов, осветительных приборов, иконостаса), я переехал в Загреб и уже с другой бригадой работал там.

– В Сербии, Польше, других странах храмы рекон­струируют, воссоздавая утраченное в годы лишений до мельчайших подробностей. Как в этой связи вы относитесь к внешнему виду кафедрального Успенского собора в Ярославле? Его строительству предшествовали, помнится, большие споры…

– Я безмерно счастлив, что этот храм находится в Ярославле. Будет здесь храм или нет – это решается на небесах. Город будет расти, видоизменяться, и через сто лет уже никто не вспомнит о тех сиюминутных спорах, большой храм или маленький, в каких традициях построен – люди будут просто приходить сюда молиться, ставить свечи – и это главное.

Когда я работал над фигурой Троицы, она давалась нелегко, меня поддержал тогда святейший Патриарх Москов­ский Алексий II, который сказал: ставьте, Николай Александрович, потому что будет возрождаться храм. Храм вернулся, и мы просто должны привыкнуть к мысли, что он – такой. Об этом я говорил и со специалистами в штаб-квартире ЮНЕСКО, которые, живя в Париже, обсуждают Ярославль, что само по себе нелепо, на мой взгляд.

– Вам не предлагали сделать росписи в Успенском соборе?

– Я встречался с Виктором Тырышкиным, благодетелем этого собора, знаю, как трепетно он к нему относится. Я хотел бы расписать этот храм. Без ложной скромности скажу: я умею это делать. Это мой город. Поэтому, если Бог даст, я буду писать этот храм. Если не даст – не буду. Мне сейчас 56 лет, пока ещё я могу бегать по лесам… В храме, чтобы добраться до купола, мне надо пробежать не меньше 50 метров, и так много раз в день – поверьте, это непросто. Велик и объём: это порядка пяти тысяч квадратных метров стен, которые надо по­крыть живописным ковром. В сербском храме Вознесения Господня общая площадь росписи составила две тысячи четыреста квадратных метров. В Успенском соборе в два раза больше. Паче чаяния, решат, как у нас зачастую случается, сделать росписи к какой-нибудь дате, и останется на всё про всё два-три года. Я и это умею делать, поверьте. Раньше была такая фраза: если вам надо «вчера», обратитесь к Мухину, он успеет. Думаю, время всё расставит на свои места… Я не люблю толкаться локтями, форсировать события. Я заметный специалист в этой «отрасли народного хозяйства», всегда есть несколько проектов в стадии обсуждения. Сейчас я закончил один хороший проект, счастлив этим безмерно – Господь подарил мне праздник расписывать часовню святителя Николая в городе Рыбинске. Из совершенно убитого здания я сделал красивую часовню, теперь она есть у жителей Рыбинска, и это хорошо. Готовлюсь к тому, чтобы расписать в этой часовне купол, я должен это сделать… Сейчас работаю так, как будто каждая работа для меня – последняя. Потому что 56 – это возраст.

– Вы так муссируете эту цифру…

– Один мой друг, очень остроумный человек, заметил, что после 50 идёт уже дополнительное время. Надо многое успеть.

– Исходя из вашей профессиональной занятости можно предположить, что на работу в Президентском совете по культуре и искусству остаётся не так уж много времени?

– Нет, я как раз честно выполняю всё, что мне поручено. Сам факт того, что я на протяжении одиннадцати лет вхожу в этот совет, свидетельствует о том, что моё присутствие там небесполезно. В статусе члена Президентского совета мне удалось кое-что сделать. Этот статус позволяет мне обратиться в любое министерство, если у меня дело «государевой важности». В этом качестве я возил письмо святейшего Патриарха Алексия II, касающееся возвращения в монастырь иконы Толгской Богоматери, министру культуры Швыдкому, и решить эту проблему нам удалось. Многое сделано для реализации проекта в селе Вятском, здесь мы провели выездное заседание Президентского совета по культуре, касающееся охранных зон, – это дало дополнительный импульс для развития этого места. Мне нравится проект, который придумал и продвигает Олег Жаров: из практически руинированного села он сделал потрясающее музейное пространство, и я чем могу ему помогаю. Сделал там крестильную, оформил живоносный источник… Почему бы не помогать проектам?

– Есть ли другие проекты, родившиеся на Ярославской земле, которым вы в качестве члена Президентского совета по культуре помогли реализоваться?

– Я не Ленин, ко мне ходоки не ходят. Здесь другая ситуация. На своих заседаниях мы обсуждаем различные темы. Например, будущий год богат на знаковые для всей страны даты – 1150-летие российской государственности, двести лет войне 1812 года, юбилей Ростова Великого… Мы все вместе обсуждаем, как бы эти даты превратить в красивые, интересные проекты, я могу высказать своё мнение и знаю, что оно будет услышано. Я искренне рад, что не без моего содействия в Президентский совет по культуре входит ещё один ярославец – аниматор Александр Петров, и у нас теперь два голоса от «ярославской диаспоры» в решении важных вопросов. Недавно по просьбе администрации президента изложил своё видение того, что необходимо сделать, чтобы театрам, художникам, библио­текам стало жить хоть чуточку лучше.

– Каковы ваши предложения?

– Вот теперь есть Сколково, и тем самым спрогнозировано будущее отечественной науки. А такого «питомника» для культуры и искусства нет. Центром, где были бы аккумулированы эти идеи, может стать Пречистенка, 21, – Российская академия художеств с её богатейшими ресурсами.

– Не будет ли это центром для элиты? Ведь провинциальным учёным, занимающимся наукой в провинциальных городах, пока мало пользы от Сколково…

– Это разные проблемы: одна – социального статуса, другая – научного. Есть люди, которые сочиняют новую формулу, пытаются что-то изобрести; потом это войдёт в производство, чтобы стало жить удобнее. Социальный статус того же художника или библиотекаря в провинции решают другие ведом­ства. Но важен сам факт – президент страны может услышать точку зрения людей искусства на ту или иную проблему и сделать свои выводы. Мы не придумываем формулу всеобщего счастья, мы пытаемся использовать малейшую возможность помочь людям в качестве деятелей культуры и искусства. Вот, например, Зураб Церетели провёл мастер-класс для учащихся художественной школы в Рыбинске – за 45 минут написал натюрморт. Тишина стояла – это надо было слышать! Глаза детей так восторженно сияли, и я уверен, что они получили такой заряд счастья, что ещё неделю не будут помнить о том, что где-то что-то не так. Это задача художника – принести толику счастья в чью-то жизнь.

– Что сегодня волнует Мухина-художника, Мухина – крупного общественного деятеля, Мухина-гражданина?

– Да никакой я не крупный общественный деятель, просто так получилось, что я этим занимаюсь и делаю порученное мне так, как привык – честно и от души. Вот и всё. Что волнует? Трудно поверить, но опять болит душа о скульптуре Троицы, за которую в своё время меня поливали так, что другой бы художник сломался… Теперь Википедия транслирует какую-то совершенно кривую информацию о том, что памятник устанавливался не к 985-летию Ярославля, а к 1000-летию Христианства. Что памятник стоит на алтарной части разрушенного кафедрального Успенского собора. И уж совсем нелепость, что памятник во время строительства нынешнего Успенского собора перенесли на другое место. Всё это чушь несусветная. Многих напрягает, что сложилась традиция бросать туда монетки. Что плохого? В Сербии, когда люди входят в храм, они кладут монеты – это традиция. Люди общаются с Богом так, как они умеют, – не надо этому мешать. А камень гранит всё выдержит, и то, что дети ходят по нему – тоже. Когда в 1995 году я говорил о том, что будет возрождён храм, меня считали город­ским сумасшедшим. Мы тогда лепили памятник из глины, и из ста опрошенных мною людей лишь четверо припомнили, что когда-то здесь была какая-то церковь. Чтобы это место обо­значить, и была поставлена эта скульптура. Бог привёл на нашу землю Виктора Тырышкина – теперь построен храм, всё замкнулось – сторожка, храм, Митрополичьи палаты, скульптура… Есть такое понятие – иеротопия, пространственная икона, сакральное пространство. Это сказано как раз про это место, и люди соучастны в этом живоначальном пространстве.

– Многие люди искусства сегодня активно включились в политику, другие, наоборот, стараются максимально дистанцироваться от этого. Что вам ближе?

– Любой человек занимается политикой, хочет он того или не хочет. Даже тот, кто утром встал и пошёл на своё рабочее место, к станку или мольберту, а мог бы пойти на демонстрацию. Все люди политизированы, у нас есть социальная зависимость. Я не состою ни в какой партии и не хожу на демонстрации, я художник и честно делаю своё дело, и несу за него ответственность перед обществом.

– Разве можно занимать такие должности, быть членом Президентского совета и при этом не быть членом правящей партии?

– Почему нет? Это моя гражданская позиция, и кому я симпатизирую – это моё личное дело. Я считаю, что сейчас России нужна просто стабильность. Если кто-то позабыл, то пусть вспомнит факты вековой давности, когда определённые люди старались сделать то, что случилось впоследствии с нашей страной. Сейчас как раз та ситуация, когда надо вспомнить, а не раскачивать лодку. Мы медленно, но уверенно выздоравливаем, с нами начинают считаться. Нас с удовольствием критикуют, а это признак того, что мы делаем что-то правильное. Сейчас люди спокойно планируют свою жизнь, планируют жизнь своих детей, и никто этого уже не замечает. Это ли не уровень нашей свободы и стабильности? В 1985 году за написание иконы тебя запросто могли упечь в тюрьму. За анекдот, чтение сам­издата ты в два счёта мог оказаться в местах не столь отдалённых. Не надо вновь наступать на те же грабли…. У нас слишком короткая память. Дайте нам ещё немного времени, и мы выздоровеем окончательно.

 

Читайте также
  • 09.12.2011 Мы зависим друг от друга Ярославский художественный музей представляет персональную выставку народного художника России Николая Мухина «Социальная зависимость». &n
  • 01.12.2011 «России нужна стабильность. Не надо раскачивать лодку» На протяжении шести лет народный художник России Николай Мухин в России был лишь краткими – в один-два дня – наездами, и те были связаны либо с
  • 27.09.2011 Живописный дар братьям-сербам Три года над росписью Вознесенского собора в небольшом сербском городке Убе, что в 60 километрах от Белграда, работали ярославские живописцы под руководством
  • 21.07.2009 Фрески к праздникуК празднику Явления иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани, который отмечает сегодня Русская православная церковь, в Казанском соборе Ярославля завершена
  • 15.05.2008 Николай МУХИН: «В мире есть настоящая красота»В этой школе нет ни классов, ни парт. Тем не менее она – визитная карточка Ярославля не только в России, но и во многих странах мира. 12 мая исполнилось
  • 10.03.2006 Свет невечернийВ здании Православного центра Ярославской епархии на Богоявленской площади открылась выставка работ художника Леонида Кузьмова. Уроженец московского Арбата,
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают