вторник 04

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

суббота, 12 ноября 2005

Хранитель великих тайн

нет фото

Наш земляк Борис Сударушкин исторические детективы начал писать раньше своего знаменитого тезки Акунина. Факт требовал бы проверки, но не это важно. Еще в конце 80-х автор популярного журнала «Молодая гвардия» с ласковой русской фамилией Сударушкин до того удивил столичную критику повестью-расследованием «Уединенный памятник» об открытии и гибели списка «Слова о полку Игореве», что один из рецензентов не счел некорректным сравнить дебютанта молодежного журнала с Жюлем Верном.

автор Юлиан НАДЕЖДИН

 

Оба соединили под пером то, что прежде в искусстве словесности мыслилось порознь: великий француз – приключения и научную фантастику, никому не известный литератор с Верхней Волги – исторические загадки, расследование с участием криминалиста и литературоведческую полемику.

Кто бы мог подумать тогда, что Борис Сударушкин верным своему выбору останется и в новом столетии. Сегодня ему исполняется шестьдесят лет. Он автор читаемый. Все его книги, а их больше десятка, – о загадочных событиях, исчезнувших сокровищах, нераскрытых преступлениях былых времен, а датированное 2005 годом избранное «Тайны Золотого кольца» вышло под рубрикой «Исторический детектив».

Наш корреспондент съездил в Семибратово в гости к юбиляру – поговорить о загадках, старых, более поздних и совсем новых.

К ОТВЕТУ, ГРАФ!

По числу жгучих тайностей нет равных «Игоревой песне», с нее и начали. Прямо к нам на кухню вызвали «на ковер» самого первооткрывателя «Слова» – сиятельного графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. Договорились наш следственный эксперимент вести строго на языке логики и без излишних эмоций.

Для Сударушкина до сих пор загадка из загадок – гибель в московском пожаре 1812 года коллекции графа, где хранилось «Слово» – его единственный найденный в Ярославле древний список.

– Такую коллекцию – и не спасти, как же так, Алексей Иванович? – вопрос сняли мы с языка реального героя повести Сударушкина «Исчезнувшее свидетельство» археографа Калайдовича.

– Не имел возможности, ибо в Москве меня тогда не было, – ответил за графа Борис Михайлович.

Чем, кстати, он был занят? А ополчение собирал, что нетрудно установить по документальным источникам. Вот и первое для графа смягчающее обстоятельство. Как истинный и потому несколько самоуверенный патриот, Алексей Иванович до самого последнего момента не верил, что Наполеон войдет в Москву, а потому и не побеспокоился о коллекции заранее. Может, и спохватился, но было уже поздно.

О том, что бесценный манускрипт сгорел, известно откуда? Со слов самого Мусина-Пушкина. Кто-то видел, что список сгорел? Не нашлось такого человека, а значит, нет и доказательств, что погиб в огне. Пожар в Москве бушевал не одну неделю, доблестные французские воины превратились в обыкновенных мародеров, Наполеон пытался против этого что-то предпринять – не добился ничего. Наверняка побывали незваные гости и в богатом доме графа на Разгуляе, где сейчас МИСИ на Спартаковской.

Почему просто-напросто не предположить, что собрание российских древностей заинтересовало какого-то образованного француза? Список в офицерском сундуке или солдатском ранце прибыл во Францию и до сих пор лежит на чердаке среди рухляди и старых бумаг. Тому, что манускрипт не погиб в горящей Москве, есть и конкретные свидетельства. Писатель напоминает об известном высказывании внучки графа – Мещерской: список не мог сгореть, потому что в это время находился у Карамзина. Почему же рукопись в таком случае не объявилась позже? Борис Михайлович философствовать на эту тему не любит: да, может, просто затерялась и ждет своего следующего открывателя?

Не потеряны шансы найти и еще более древний список «Слова» – так думает и Сударушкин. Где искать? В легендарной библиотеке Ивана Грозного, тоже бесследно исчезнувшей. Юбиляр дает такую информацию к размышлению. Когда Москву захватил хан Девлет-Гирей, царь вместе со своим двором некоторое время спасался в ярославском Спасском монастыре.

Была с ним и казна, куда вместе с деньгами, драгоценностями упаковали грамоты, иконы, книги. Что-то Грозный имел под рукой, что-то прятал в тайниках. Борис Михайлович слышал о каком-то подземном ходе, который будто бы ведет из монастыря к другому берегу Которосли.

– Слухи давние и упорные, – писатель ставит точку в нашем блицрозыске.

– Это не слухи, – настал черед и нам сказать свое слово в «следственном эксперименте». – Когда работал в музее-заповеднике, мы у прикрытого фанерой и досками лаза сено косили. Три ступеньки вниз, а дальше стоп – завалено. Хотите, как-нибудь покажу?

Глаза юбиляра заискрились мальчишеским азартом:

– Как не сходить, спасибо за предложение.

ПОСМЕРТНАЯ СЛАВА ФАННИ

В том же духе, накоротке и без беллетристики, провели мы с Борисом Михайловичем кухонное дознание с участием тех персонажей русской истории, о каждом из которых можно сказать и сегодня: находятся в розыске.

«Жизнь показывает, что история не терпит вопросов, оставшихся без ответа», – так заканчивал Сударушкин свой давний очерк «Фанни Каплан: я стреляла в Ленина», выпущенный отдельной книгой полтора десятка лет назад. Одним из первых писатель из Семибратова всерьез задался вопросом: кто же стоял за спиной террористки, ставшей в свой час жертвой террора? Официальная версия с расстрелом Фанни Каплан комендантом Московского Кремля Мальковым как нельзя лучше вписывалась в программу объявленного Яковом Свердловым «красного террора».

Все было бы гладко, если бы не народная молва о том, что Каплан расстреляна не была, а много позже умерла в неволе. О тюремной жизни террористки после расстрела довелось в юности слышать и Сударушкину. Жил на квартире у пожилой женщины, много лет проработавшей надзирательницей в ярославских «Коровниках». С тех пор с особым вниманием относится к слухам о «чудесном исцелении» Фанни. Что за ними кроется? Нормальная потребность людей верить в добро? Или слухи распространялись специально, чтобы возвысить гуманность Ленина: она стреляла, а он-то простил?

Гораздо серьезнее кажется нашему собеседнику третья версия: нет дыма без огня. Фанни Каплан не расстреляли, поскольку убедились, что она – подставное лицо в большой политической игре и невиновна. Но репутация у нее уже была такая, что отпустить ее на свободу не рискнули – отправили туда, где раки зимуют, под чужой фамилией.

– В любом случае, – подводит наш полемист итог краткому экскурсу в кремлевские тайны, – мне кажется важнее найти ответ на вопрос не о том, кто в Ленина стрелял, а кто заказал убийство.

Сам он все больше склоняется к мысли, что без верного ленинского соратника Свердлова тут не обошлось.

С НАЗВАНЬЕМ КРАТКИМ «РУСЬ»

Отвечая на несерьезный вопрос о самой жгучей для него загадке начала нового тысячелетия, юбиляр попробовал отшутиться: она, дескать, в том, почему никого не волнует закрытие четыре года назад журнала с названьем кратким «Русь», где «от и до» все десять лет Борис Михайлович пахал замом главного редактора.

Новинку напутствовал из Штатов Александр Солженицын: «Название журнала и место его издания ко многому обязывают». Предлагал: «А не включить ли в темы современные болезни и нужды? Это ведь тоже Русь». Учрежденный писателями четырех областей средней полосы России журнал выписывали библиотеки по всей стране, государственная Историческая, Эрмитажа, конгресса США. «Такому журналу надо помогать», – обнадежил, приехав в Ростов, патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

На третьем году наступившего тысячелетия областная администрация по неясным для Сударушкина причинам прекратила финансирование издания. Писатели-учредители сразу ретировались, новые арендаторы последнего помещения редакции безжалостно выбросили во двор и сожгли деловой архив. Чтобы расплатиться с долгами по зарплате, пришлось продать гараж и редакционное авто. Полностью рассчитаться с государством не удалось по сей день. Экс-зам показал очередное требование налоговой службы – погасить долг в 117 тысяч целковых.

Журнал, оказывается, закрыт вовсе и не был, только «временно приостановлен до возобновления финансирования». В силе остается свидетельство о его регистрации (от 5 мая 2000 года); есть и печать, и даже готовый к работе в любое время коллектив ООО в составе трех человек – и. о. главного редактора Б. М. Сударушкина, корректора и бухгалтера. В кабинете хозяина семибратовской квартиры видели мы две полки с папками неопубликованных рукописей.

– Чтобы возобновить журнал, – говорит юбиляр, – всего-то и надо, что долги по налогам заплатить.

МИШИНА КОМНАТА

В год, когда вышел последний номер «Руси», по роковому стечению обстоятельств семью Сударушкиных захлестнуло горе. Сахарный диабет скосил единственного сына Бориса Михайловича и Натальи Евгеньевны. По оригинальной методике Михаил преподавал в школе родиноведение, выпустил несколько книг о полной тайн древнейшей истории Ростовской земли. Задумал школьный музей в Семибратове, но открыть его не успел. Отец дал зарок – начатое сыном довести до конца. Нашел деньги, доделал экспозицию, принял отсутствующую в штатном расписании школы должность музейного гида.

Чем Сударушкин-старший душу спасает? На эту тему предпочел он никаких самоободряющих речей не произносить. Просто открыл дверь комнаты, которая так и остается «Мишиной». Там все на своих местах, как было у него. Компьютер, многотомный словарь Граната, музыкальный центр, штук двести кассет. Музыку Миша любил современную, но не импортную. Ему важно было не только слышать мелодию, но и понимать текст.

– Конечно, для меня сын больше здесь, чем там, – Борис Михайлович кивает куда-то за окно, в сторону берез, высеребренных изморозью.

Показал сигнальный экземпляр новой книги. Вместе со спонсорами, отыскавшимися в Твери, спешили к дню рождения и вроде успевают. «Потаенное и сокровенное» – исторические детективы, материалы к размышлению. Последний раздел «Талантливый был парень» и весь сборник автор посвящает светлой памяти сына.

Читайте также
  • 06.01.2013 В Рыбинске вышел первый номер журнала "Рыбная слобода"В канун Рождества в Рыбинске увидел свет первый номер нового журнала "Рыбная слобода". Этот историко-культурный журнал Рыбинской и Угличской епархии начал
  • 19.12.2012 Встретимся на Углече ПолеВ Художественном музее состоялась презентация журнала «Углече Поле». Полноценный толстый краеведческий журнал выглядит по-столичному, и трудно
  • 17.11.2012 Мышкинским лоцманам нужна подмога Вышел новый журнал «Мышкинская лоция». Почему он так назван, догадаться нетрудно: лоцманский промысел издавна был на Верхней Волге и особенно
  • 03.11.2012 «Углече поле» в стране кацкарей В четверг вышел в свет очередной номер журнала «Углече поле».Угличские журналисты, которые его выпускают, затрагивают интересные страницы местной
  • 01.11.2012 «Борис Годунов» открывает новый сезон 4 ноября кинотеатр «Родина» открывает новый сезон программы «Великие оперы на сценах театров мира». Именно к Дню народного единства
  • 12.11.2010 В своём Отечестве пророков нет?Сегодня, 12 ноября, нашему земляку, известному писателю Борису Михайловичу Сударушкину исполняется 65 лет. В круглые даты принято вспоминать: где родился
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Парку «Молога» бытьПосле длительной процедуры подготовки экономических и экологических обоснований наконец-то появились
  • Постимся благоразумно В жизни природы началась новая пора – весна. Замечательный русский писатель, тонкий знаток природы
  • Жизнь как война «Северный край» уже писал о боевом офицере Александре Т., всю жизнь проработавшем в правоохранительных