суббота 06

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментарии: 1

среда, 16 ноября 2011

Полицейский вестник: Участковая профилактика

«Лучше предотвратить, чем расследовать» – таков важнейший принцип работы полицейских

Несколько лет назад щиты наружной рекламы в Ярославле (да и

не только в нём) были обклеены плакатами со слоганом: «Участковый – от слова «участие». Филологически грамотные ярославцы при виде сего шедевра лишь иронично хмыкали: понятно, что должность «участковый» образовалась от слова «участок» и ни от какого другого. Сами же милиционеры не только хмыкали. Уж им-то, как никому, известно, что «участие» живёт в психологической службе доверия, а у них – «понимание». Понимание того, что лучше не допустить совершение преступления, чем потом его расследовать. О главном направлении работы участковых – профилактике – редакция «ПВ» беседует с начальником отдела организации работы участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних УМВД России по Ярославской области майором полиции Михаилом БУГРЕЦОВЫМ.

 

автор Беседовал Олег ТАТАРЧЕНКОВ

 

Михаил Александрович, при беседах с участковыми уполномоченными часто приходится слышать, что процент раскрываемости преступлений в их подразделениях традиционно высок. Мол, тот, кто хорошо знает свою «землю», просто обязан быть в курсе, где у него что-то происходит, и кто может быть к этому «чему-то» причастен. В то же время, по вашим словам, эта работа не является основной среди ваших подчинённых...

– Да, наша работа – это профилактика преступлений и правонарушений на конкретном обслуживаемом административном участке.

На какие направления она делится?

– Летом этого года вступил в силу закон об административном надзоре за лицами, освободившимися из мест лишения свободы. Вы, наверное, знаете, что в обязательном порядке проведению профилактической работы подлежат лица, условно-досрочно освобождённые из мест лишения свободы, а также осуждённые к мерам наказания без изоляции от общества. Согласно законодательству, они обязаны соблюдать возложенные на них ограничения, такие как не покидать пределы своего жилища в период с 22 часов до 6 утра. Не посещать распивочные заведения, устроиться на работу. В том случае, если они будут несколько раз задержаны за правонарушения в рамках Административного кодекса даже за нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения, условный срок им может быть заменён на вполне реальный.

Однако, как я уже сказал, с июля 2011 года круг «контролируемых» лиц, состоящих на профилактическом учёте, существенно расширился. В него попали граждане, осуждённые и отбывшие наказание по так называемым «педофильским статьям», совершившие повторные тяжкие и особо тяжкие преступления, а также освободившиеся из мест лишения свободы, но не вставшие на путь исправления.

О последней категории можно подробнее?

– То есть это люди, отсидевшие «от звонка до звонка», однако в местах лишения свободы зарекомендовавшие себя не с лучшей стороны: не желающие работать и нарушающие дисциплину.

– «Отрицалово» на уголовном жаргоне?

– Можно сказать и так. После того как такой гражданин освобождается, вслед за ним к участковому направляется информация из системы ФСИН (Федеральной службы исполнения наказаний) со всеми характеристиками. Мы со своей стороны тоже собираем материалы на него уже по месту постоянного жительства. Все материалы идут на рассмотрение в суд.

То есть административный надзор над гражданином накладывается судебным решением?

– У нас сейчас всё идёт в судебном порядке... И суд уже решает, ограничивать человека в правах и свободах или нет. На данный момент под административным надзором в Ярославской области находятся двадцать два человека. Материалы ещё на шестьдесят кандидатур сейчас рассматриваются в судах. Причём рассматриваются они неформально. Если первые такие «дела» проходили довольно легко, то сейчас судьи во всё вникают. Сотрудникам полиции нужно доказать, что данный гражданин является опасным для общества и поэтому на него должна распространяться эта мера.

Что же касается «педофилов», то наша служба также обязана следить, чтобы они не имели контактов с детьми и в первую очередь не могли устроиться на работу по «своему профилю». Мы обязаны максимально исключить такую возможность для этих лиц. Да и не только для них, но и для всех, имеющих судимость. Участковыми уполномоченными и инспекторами по делам несовершеннолетних (которые тоже входят в наши подразделения, как следует из его названия) были «перелопачены» все дет­ские учреждения области.

Нашли?

– И довольно много. Люди работали завхозами, дворниками и даже... преподавателями!

Михаил Александрович, какие направления профилактической работы есть ещё?

– Профилактика злоупотребления алкоголем. Сейчас нет правовых норм, позволяющих направлять граждан на принудительное лечение в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий) за антисоциальное поведение, как это было в Советском Союзе, – только в отношении совершивших преступление и по решению суда. Остальных приходится уговаривать.

С трудом верится, что кого-то можно уговорить. Тем более полицейскому-участковому...

– Конечно, приходится подключать и членов семьи к этому процессу, и даже соседей. Однако результат есть: несколько сот человек по нашим представлениям лечатся в наркологических диспансерах. Конечно, никто не даст гарантии, что после возвращения оттуда они не возьмутся за старое, но хоть какое-то движение есть. Во всяком случае мы можем быть спокойными, что за то время, пока эти алкоголики лежат в палатах, они не изобьют жену, не зарежут соседа или сами не пострадают подобным образом.

Здесь мы подходим к ещё одному направлению нашей профилактической работы – выявление и раскрытие преступлений превентивной направленности (преступления, выявление которых может предотвратить в свою очередь более серьёзные последствия). Это так называемые «тяжкие бытовые» преступления – те, что совершаются близкими людьми, родственниками, знакомыми или соседями.

Ситуации бывают самые разные: муж регулярно в подпитии бьёт жену, она не выдерживает и убивает его. Чтобы этого не произошло, лучше осудить дебошира за хулиган­ство и нанесение лёгких телесных повреждений. Пусть даже на условный для начала срок – может, задумается, для своего же блага. Или конфликт между соседями: собака одного из них регулярно гадит в подъезде, возникла ссора. Один мужчина пообещал другого изувечить. Лучше полиции вовремя вмешаться, пока слова и лёгкие толчки в грудь не закончились тяжкими телесными повреждениями и тюрьмой для одного из них.

То есть как ни крути, но от раскрытия преступлений никуда не уйдёшь. В одном из выпусков «Полицейского вестника» мы рассказывали об участковом уполномоченном Сергее Голякове, работающем в Ленинском районе Ярославля. За успехи этого полицейского в раскрытии целого ряда преступлений среди мигрантов, пользовавшихся подделанными документами ФМС (Федеральная миграционная служба), его портрет был помещён на Доску почёта областного управления. На самом деле стоящие результаты?

– Сергей Анатольевич у нас фигура известная, можно сказать, «распиаренная»... Однако справедливости ради следует сказать, что известен он в полицейской среде заслуженно. В этом году у него уже свыше пятидесяти раскрытых преступлений, а в прошлом году их было более восьмидесяти. Это лучший показатель чуть ли не в стране. И не только по линии Федеральной миграционной службы. Это и кражи, и грабежи...

Но, конечно, основные его лавры связаны с мигрантами. Голяков первый в области разработал методику документирования преступлений, связанных с подделкой миграционных карт. Известно, что в документах государственного образца есть определённые условные символы, позволяющие отличить истинную бумагу от фальшивки. В ходе работы выяснилось, что у работников Федеральной миграционной службы не существовало методики по их выявлению. А Голяков её создал! И теперь ею пользуются все, и не только у нас в Ярославской области.

Классический сыщик?

– К сожалению, уже не классический. Таких людей, работающих «на земле» творчески, с выдумкой и инициативой, становится всё меньше. В этом смысле молодым сотрудникам, работающим рядом с Голяковым, очень сильно повезло. Он делится опытом, а они видят, что и участковым можно работать с интересом, как раньше говорили, с огоньком.

Здесь нужно ещё вот что сказать... Требования к работе участковых сейчас сильно меняются. Если раньше достаточно было быть классическим «Анискиным», работающим в плотном контакте с населением, всевозможными бабульками у подъездов, то теперь героем дня становятся такие, как Голяков. Умеющие не только с «источниками» пообщаться, но и преступления раскрывать с помощью информационных массивов и документов. А «Анискины», к сожалению, уходят...

Куда?

– На пенсию. Времена изменились. Народ предпочитает не откровенничать с сотрудниками правоохранительных органов. Последние двадцать лет нашей истории научили его никому не доверять. Поэтому нужно искать и другие способы получения информации, но про работу с общественностью всё же забывать не следует. Что же касается героев нашей профессии, то у нас есть не только Голяков.

Знаете, чем отличается работа участкового на селе и в городе? Количеством намотанных на спидометр километров. Стандартный административный участок составляет, к примеру, три с половиной тысячи жителей. В среднем городе – это несколько домов в микрорайоне. А в селе, где плотность населения в десятки раз меньше, попробуй давать такие же результаты! И ведь дают! Например, участковый Дмитрий Румянцев из Ярославского района. У него раскрываемость преступлений на обслуживаемом участке самая высокая – доходила до ста процентов. И есть сотрудники, которые с ними соревнуются. Например, участковый Казакова. Она спуску не даёт: мол, у тебя девяносто, а у меня будет девяносто два процента.

Среди участковых уполномоченных есть женщины?

– У нас их до двадцати процентов. Пятнадцать – двадцать тысяч для женщины очень хорошая зарплата. Идут с удовольствием.

Но приходится общаться с контингентом, который и мужчину в форме не воспринимает, а уж прекрасный пол...

– Конечно, не все смогут работать здесь...

Михаил Александрович, на должности участкового уполномоченного молодёжь из милицейских учебных заведений рвётся несильно. Как решаете кадровый голод?

– А кадрового голода у нас сейчас нет. В связи с реформированием хронически незаполняемые вакансии были сокращены. В этом году указанием генерала Н. И. Трифонова все ярославские выпускники выс­ших учебных заведений си­стемы МВД России были распределены к нам – набираться опыта. Потому что у нас сталкиваешься со всеми видами преступлений, которые существуют в природе. Впоследст­вии сотрудник сможет определиться, какое направление ему ближе, и выбрать ту или иную службу. Тем более, что участковых у нас берут везде с большим удовольствием: опыт практической работы «на земле» ценится превыше всего.

 

Читайте также
Комментарии

Гость | 16.07.2015 в 19:02 | ответить0

«Например, участковый Казакова.» Да у нее в деревне где она живет все свои наши и всех ворьев и хулиганов крышует, сейчас в деревне бесчинствует группа подростков, лазая по огородам, домам. Но руководит этой группой сын ее подруги. И кто бы не обращался никакого воздействия на этих отморозков. Непонятно как вы эти показатели определяете. Говорят она их зарабатывает на бесчувственных пьяных, а более менее серъезные дела остаются либо вообще без рассмотрения, либо заканчиваются отпиской, а еще хуже начинает «наезжать» на тех кто жалуется на ее крышуемых?

 

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают