четверг 28

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

суббота, 20 октября 2007

Ярослав Смирнов идет по следу

нет фото

«Когда я готовил к изданию эту книгу, – признался историк Ярослав Смирнов (на снимке), – то иногда чувствовал себя детективом». События, связанные с ней, и в самом деле полны неразгаданных тайн, неожиданных совпадений и всплывающих одна за другой подробностей.

автор Татьяна ЕГОРОВА

 

В 1955 году доцент Ярославского педагогического института, неутомимый исследователь родного края Павел Ильич Козлов познакомился в деревне Юдино бывшего Владыченского района со своим однофамильцем, учителем Юдинской школы С. П. Козловым и приобрёл у него старинную рукопись. Как выяснилось, учителю она досталась от некоего местного крестьянина, фамилия которого осталась неизвестна.

Бог знает, как попала она в руки неведомого нам земледельца и почему он хранил её много лет, ведь название для несведущего человека не выглядело привлекательным: «Топографическое описание Ярославской губернии». Возможно, сказалось уважение к возрасту: рукопись датирована 1800 годом.

Топографические описания как «жанр» конца XVIII века были известны. Больше того, они входили в круг научных интересов другого ярославского учёного, географа Андрея Борисовича Дитмара. После того, как Козлов передал свою находку в пединститутскую библиотеку, Дитмар занялся её изучением и через несколько лет опубликовал. Самая поздняя из всех ему известных, она оказалась и самой полной.

Находка представляла собой отнюдь не узкоспециальный интерес, как может показаться. Это сейчас слово «топография» означает науку об измерениях поверхности земли и изображениях её на планах и картах. Раньше это слово переводилось с греческого буквально – как описание местности. Имелись в виду природа, хозяйство, исторические сведения, население и т. д. По сути это был краеведческий труд. А краеведами, как выяснилось, были... уездные землемеры.

Как удивился и обрадовался бы Андрей Борисович Дитмар, если бы дожил до наших дней и узнал, что теперь, казалось бы, из небытия возник ещё один текст «Топографических описаний», иначе говоря, ещё один краеведческий труд, написанный на три года позднее «его» текста – в 1803 году. И что в нём масса новых сведений из жизни и событий губернии, до того не известных, а главное, около двухсот (!) имён конкретных людей, связанных с этими событиями, что делает этот труд по истории нашего края просто уникальным.

Самое поразительное, что в течение многих лет тот самый текст находился у всех перед глазами. В трудах некоторых историков можно встретить даже ссылки на отдельные его положения. Но по большому счёту никто не знал, с чем имеет дело.

Ярослава Евгеньевича Смирнова заставило задуматься сначала чисто формальное обстоятельство: газета «Ярославские губернские ведомости» (единственная тогда в регионе) публиковала его из номера в номер в течение трёх лет!

Упорное обращение редакции с 1853 по 1855 год к одному и тому же огромному тексту выглядело не просто странным – загадочным. Заголовок – «Современные записки 1802 года» – не только не вносил ясности, а ещё больше запутывал дело, потому что совершенно не соответствовал содержанию.

Чтобы разобраться, Ярослав Смирнов решил, что надо собрать весь текст воедино. Комплект «Ярославских губернских ведомостей» в Государственном архиве Ярославской области не полный, недостающие номера искал в других библиотеках. Когда публикации за все три года были наконец собраны, они сложились во впечатляющую картину: история всех уездных городов, экономико-статистические данные, хозяйство, образ жизни местного населения... Куски из «дитмаровского» текста, встречающиеся в некоторых местах практически без изменений, не оставляли сомнений: перед ним очередное «Топографическое описание Ярославской губернии», расширенное и дополненное, а в значительной части представляющее из себя совершенно новое для своего времени, более глубокое исследование. В числе прочего в нём, например, содержались сведения о без малого двухстах купцах и предпринимателях Ярославля и всех уездных городов: их имена, какое дело или производство имеют, каков товарооборот и т. д.

Кому и зачем потребовался в 1803 году такой опус? Да и другие, более ранние «Описания»? Это был следующий вопрос, на который надо было ответить.

В труде известного дореволюционного историка Барщев-ского Ярослав Смирнов наткнулся на цитату из того самого безразмерного газетного бестселлера со ссылкой, что он составлен для Вольного экономического общества. Так появилась первая зацепка.

Углубившись в документы, касающиеся этого забытого сейчас, а когда-то могущественного общества, он установил, что всё идёт от него. Созданное ещё при Екатерине Великой для содействия рациональному производству, возглавляемое академиками и находившееся под неусыпным наблюдением самой государыни, это общество раз в несколько лет рассылало по губерниям экономические анкеты: императрица хотела знать, какой всё-таки страной она правит. В мельчайших деталях.

Ответственность за надлежащую подготовку сведений по этим анкетам возлагалась лично на губернаторов. Но царствование Екатерины близилось к концу, со всей России пришло всего несколько «Описаний» (в том числе из Ярославля). Её преемника, Павла I, затеи матушки, мягко говоря, не интересовали. Зато когда на трон вступил Александр I, стремящийся к тому, чтобы всё было, «как у бабки», понадобился всего год, чтобы реанимировать анкету времён Екатерины. Царь издал специальный указ, обязывающий губернаторов возглавить работу по составлению и представлению «Описаний».

Анкета была разослана на места и попала в том числе в руки ярославского губернатора – деятельного и умного Михаила Николаевича Голицына, который стал куратором всей этой работы. Был создан специальный комитет, дабы не ударить в грязь лицом. В результате Яро-славская губерния уже в 1803 году представила своё «Описание» – первой в России.

Всего же, по данным Яро-слава Смирнова, с ответственным заданием справились не больше пяти губерний. Для многих работа оказалась не по силам. Другие проявили традиционную российскую манеру выждать пока наверху «уляжется», им и царский указ не указ. Третьи справились лишь частично: из Костромы, например, пришло описание только губернского города и Галичского уезда.

На этом фоне глубокий и обширный труд, присланный яро-славцами, не мог пройти незамеченным. Губернатору высочайше было приказано представить всех причастных к награде. Ярослав Смирнов нашёл в архиве документы, связанные с награждением. Кого и чем наградили, конечно, интересно. Но главное – мы теперь знаем, кто авторы, иначе говоря, кто те самые краеведы александровских времён.

Ярославский губернский землемер Иван Иванович Сергеев (он получил золотую табакерку). Остальные – это были уездные землемеры – отмечены золотыми часами: Андрей Алексеевич Постников из Углича, Дмитрий Михайлович Аладьин из Рыбинска, Семён Антипьевич Антипьев из Мологи, Михаил Васильевич Янышов из Ростова, Василий Иванович Янцырев из Мышкина.

По сравнению с «дитмаровским» текстом во вновь найденном – целая россыпь действующих лиц истории того времени. При поддержке директора областного архива Евгения Леонидовича Гузанова и ведущего научного сотрудника Светланы Викторовны Севрюковой удалось мобилизовать весь богатейший арсенал архива для того, чтобы прокомментировать каждую встречающуюся фамилию, установить прежде неизвестные имена и отчества, уточнить буквально каждое. Так вышеупомянутый Янцырев на поверку оказался Анцыревым. Выяснив полное имя некоторых купцов, получили представление о складывающихся династиях – об Оловянишниковых, например, которые тогда ещё не были так известны. По ходу дела даже поправили недавно переизданный труд историка К. Д. Головщикова – там указаны два владельца кирпичных заводов – Апитин и Апищин. Оказалось, на самом деле был один – Апитин.

Удалось отыскать автографы ярославцев того времени, портреты некоторых из них. А вот оригинала «Описаний» 1803 года найти не удалось. В книге, подготовка которой только что закончена, будет приведён собранный воедино «газетный» текст.

Уникальность его очевидна. Он – вершина жанра «Описаний», своеобразных краеведче-ских трудов конца XVIII – начала XIX веков, созданных в Ярославской губернии. Самый полный из них и самый последний.

Ни одна российская губерния подобным сочинением похвастаться не может. В его основе единственная в своём роде традиция таких «Описаний». И беззаветный труд глубоко образованных людей своего времени, в большинстве своём занимавших скромные должности, но честно трудившихся на благо Отечества. Первых губерн-ских интеллигентов, если можно так выразиться.

Исключительность этого издания будет подчёркнута оформлением. В нём предусмотрена цветная вкладка с изображением всех гербов Ярославской губернии. Разработанные в 1778 году по указу Екатерины II и присланные из Санкт-Петербург-ской герольдии, они до сих пор не были опубликованы. Для книги предусмотрен футляр. В нём вместе с ней на отдельных листах – двенадцать планов: городов, самой губернии и отдельно Ярославского уезда, взятых из роскошного, выполненного вручную «Атласа Ярославской губернии 1817 года», хранящегося в нашем архиве.

Как полагает Я. Е. Смирнов, дата неслучайная: в 1817 году губернатор М. Н. Голицын ушёл в отставку и, возможно, «Атлас» был изготовлен в память о его просвещённом губернаторстве.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают