среда 28

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

суббота, 19 апреля 2008

Тайны старой Суздалки­2

нет фото

Этот старый запущенный дом в Новосёлках, недавно вошедших в черту города и ставших частью Суздальского посёлка, окружён преданиями. Он утопает в зелени когда-то великолепного парка, рядом с ним каскад из трёх прудов с плавающими в них дикими утками – несмотря на все превратности времени, ландшафтная архитектура, которой так славился XVIII век, тут во всей красе.

автор Татьяна ЕГОРОВА

 

О том, что удалось узнать об этом доме, «Северный край» рассказал в очерке «Тайны старой Суздалки» (19 сентября 2006 г.). По данным архитектора Ольги Островской и историка Натальи Рождественской, он, как и всё имение, принадлежал дворянскому роду Коковцевых (иногда пишут Коковцовых). Один из них – Николай Иванович Коковцев – известен в екатерининские времена как председатель Ярославской палаты гражданского суда. И как один из трёх чиновников, при участии которых в Ярославле начал печататься первый провинциальный журнал в России «Уединённый пошехонец».

Его сын Николай Николаевич, запись о рождении которого есть в метрической книге церкви соседнего села Лучинского, – участник войны 1812-го и французских походов 1814 года.

А граф Владимир Николаевич Коковцев после убийства Столыпина с сентября 1911-го по январь 1914 года был председателем Совета Министров и одновременно министром финансов России.

Мы расспросили местных жителей, осмотрели дом, другие сохранившиеся рядом с ним постройки и окрестности: всё, что удалось выяснить, напечатано в газете. И вдруг через четыре года – продолжение. Кто бы мог подумать!

ЗВОНОК ИЗ МОЛДАВИИ

Однажды вечером у меня дома раздался телефонный звонок.

– С вами говорит Герман Алексеевич Козлов из Кишинёва. Я изучаю свою родословную и нашёл в Интернете ваш очерк. Четыре поколения моих предков жили в имении Коковцевых, арендовали у них землю, вели хозяйство. Я получил документы из архива, но кое-что прояснить пока не удалось. Может быть, газета мне поможет?

Началась наша переписка с Германом Алексеевичем, новые и новые телефонные переговоры. Человек он оказался очень интересный. Бывший лётчик. Родился в 1936 году, окончил 3-ю Ивановскую специальную школу ВВС и Даугавпилское военно-авиационное училище. Служил в дальнем бомбардировочном полку в Новгородской области. Потом в гарнизоне под Семипалатинском, где в том числе его полком проводились воздушные и наземные ядерные испытания. Получил назначение в город Спасск-Дальний Приморского края. Два года отдал Чукотке – аэродром находился севернее Анадыря, они дежурили экипажами, вели воздушную разведку вдоль границ Аляски. Во время службы встречался с космонавтами – Гагариным, Титовым, Леоновым, другими.

В 1975 году уволился в запас с должности начальника парашютно-десантной (аварийно-спасательной) службы полка. Имеет 31 год выслуги, летал в общей сложности 20 лет. На его счету около тысячи прыжков с парашютом, несколько сот воспитанных им молодых летчиков.

Странная всё-таки штука – жизнь! Сколько прожито, а воспоминания детства остаются самыми дорогими.

Вырос он в селе Медягине у бабушки. Отец, мать и сёстры жили в Ярославле. Помнит, как перед самой войной, когда было ему лет пять, отец повёз его в Новосёлки посмотреть то самое имение. Нынешней Суздалки тогда ещё не было. «Отец вёз меня на тарантасе, запряжённом парой лошадей, и был кучер на облучке. Ехали мы долго лесом, затем полями и подъехали через деревню не к фасаду дома, а к тыльной его части, не оштукатуренной, а из красного кирпича. Зашли по лестнице на второй этаж, дальше была веранда. Пройдя её, мы вошли в комнату. Там была печь, покрытая кафелем то ли бело-зеленого, то ли бело-голубого цвета. Меня покормили, затем отец повёл на конюшню.

Она оказалась рядом с домом, крепкая, из свежеструганых брёвен. Слева – стойла. Лошади узнавали отца, вставали на задние ноги, отец трепал их по головам, называя по именам».

Отец его, Алексей Иванович Козлов 1914 года рождения, тоже отмечен в уже упомянутой метрической книге церкви села Лучинского. По запросу специалисты Государственного архива Ярославской области установили предков бывшего лётчика по отцовской линии вплоть до пра­прапрадеда. Тот оказался, можно сказать, ровесником барского дома – появился на свет ещё в 1796 году.

ВИНОВАТА... КАПУСТА

Козловы происходят из Ростовского уезда, но, как значится в материалах Первой всеобщей переписи населения России 1897 года, постоянно проживали в родовом имении Коковцевых «Новосёлки». Записаны огородниками.

В давние времена выращенное ими шло, видимо, к барскому столу. Позже, в течение шестидесяти лет, Козловы арендовали у Коковцевых землю, жили и вели там свое хозяйство. Перед революцией Козловы уже – состоятельная семья с усадьбой в несколько гектаров. Занятие то же – овощеводство (не зря ростовские огородники считались лучшими в России).

По рассказам родных, выращивали в основном капусту, которую солили в больших чанах. Кроме неё продавали свежие и солёные огурцы, помидоры, другие овощи. В базарные дни горожане с нетерпением ждали продукцию Козловых из Новосёлок.

Хозяйство росло, без наёмных работников было уже не обойтись. Что и обернулось в первые послереволюционные годы большой бедой. Дед, Иван Константинович Козлов, был за это лишен избирательных прав. В сельсовете хозяйство значилось как кулацкое. Сведений о раскулачивании, изъятии имущества и прочем таком в документах архива, правда, нет. Но о том, что пережито, можно догадываться по двум фактам: дед, не выдержав нажима, покончил жизнь самоубийством, а бабушку Екатерину Алексеевну посадили в тюрьму. Она ведь тоже значилась в списке «лишенцев», в те годы это считалось синонимом неблагонадежности, хотя она всего лишь была женой человека, использовавшего наёмный труд, и матерью его троих детей.

Из Коровников её вызволил тюремный врач Алексей Демьянович Борисенко. Позже он женился на ней, оставив первую жену и сына. Вместе они прожили в Медягине до старости, и бывший лётчик, и нынешний житель Кишинёва Герман Алексе­евич Козлов сохранил о нём самые теплые детские воспоминания. Бабушка держала внука в строгости, а неродной дед – в ласке.

Война прокатилась по семье Козловых, как и по большинству других, тяжёлым катком. Погиб младший бабушкин сын Шура. Усыновленный отчимом, он стал Александром Алексеевичем Борисенко, и именно это имя стоит сегодня пятым на памятнике погибшим в селе Медягине. Другой ее сын, Алексей, будущий отец летчика, закончил войну в Дрездене командиром взвода танков Т-34. Воевал и награждён орденом Славы третий сын – Владимир. «Вот вам и сыновья «кулака» и «лишенца», – читаю я в письме из Кишинёва.

ЭТО БЫЛ Я

Возвращаясь к тексту публикации в «Северном крае», Герман Алексеевич находит любопытные объяснения некоторым приведённым там фактам. В очерке цитируются, например, слова местной жительницы о том, что уже в наше время перед домом однажды появился незнакомый пожилой человек с женщиной. Сказал, что тут жил его прадед и он тоже бывал маленьким.

Логичнее всего было решить, что это кто-то из Коковцевых. Но оказалось, бывший лётчик.

– В 1999 году мы с женой приезжали в Ярославль и, конечно, поехали навестить Новосёлки, – рассказывает он. – Сели на 13-й автобус, доехали до конечной остановки. Осмотрелись, я всё вспомнил и быстро нашёл.

В газете упоминалась легенда, до сих пор бытующая в Новосёлках, о якобы утонувшей в пруду дочери графа, тело которой так и не нашли. Герман Алексеевич, изучающий не только свою родословную, но и родословную Коковцевых, считает, что это была дочь графа Владимира Николаевича Коковцева (министра финансов и премьера России после убийства Столыпина). «Её звали Ольга (род. в 1881 г.). Если это действительно произошло, то где-то летом 1918 года, когда Владимир Николаевич арестовывался ЧК в Петрограде, был отпущен, опасаясь нового ареста, вместе с женой в ноябре 1918 года перешёл границу с Финляндией, позже они перебрались в Париж. Искать тело дочери, видимо, не было возможности».

А вот ещё один факт из той давней публикации оброс подробностями благодаря усилиям ярославских исследователей. В очерке рассказывалось о моей встрече с тогдашним священником церкви села Лучинского отцом Михаилом Смирновым. Показывая примыкающее к ней старое кладбище, он упомянул о вросшем в землю каменном надгробии, обнаруженном им недавно. Разобрать можно было только фамилию «Коковцева». Обозначив место, он отложил дальнейшие работы до лучших времен: нужно было прежде всего спасать храм, находившийся в аварийном состоянии.

Сейчас о. Михаил служит в Брагине, а здесь другой батюшка. Побывавшая нынешней зимой в Лучинском эксперт комитета историко-культурного наследия Татьяна Львовна Васильева, увидела две тяжёлые плиты у южной стены церкви – надгробия супругов Н. Х. и Л. Н. Лео. На одном из них надпись: «Лидия Николаевна Лео, рожденная Коковцова. Родилась 1841 г. марта 10 дня. Преставилась 1863 г. марта 12 дня. И цвела роза, что цветут розы лишь утро одно».

Были ли надгробия частью фамильного захоронения Коковцевых, как предполагал о. Михаил, – пока не установлено.

БАБУШКИНЫ СЕКРЕТЫ

Между тем Герман Алексе­евич Козлов продолжает свои генеалогические изыскания. По его данным, семейные линии Козловых и Коковцевых когда-то пересеклись. Та самая Лидия Николаевна, дочь Николая Николаевича Коковцева, по его данным, почему-то в замужестве Звонарева. Первым браком? А бабушка лётчика, Екатерина Алексеевна, у которой он воспитывался, была Звонарева в девичестве.

По справке из архива, бабушка родилась в селе Рождест­вене Шулецкой волости Ростовского уезда. Герман Алексеевич пробовал узнать, кто были её родители и родители её родителей, но это пока не удалось. Он пытается зайти с другой стороны: выяснить подробности о замужестве Лидии Николаевны точно, кто её дети и внуки, но и это не получилось. «Может быть, читатели вашей газеты помогут?» – пишет он.

В доме у бабушки часто говорили о каком-то Володе. «И ещё в детстве я помню фуражку, хранившуюся у бабушки. Она берегла её как реликвию и очень ругала меня, когда я её надевал. Посмотрев фильм «Столыпин. Невыученные уроки», я увидел такую же на голове Владимира Николаевича Коковцева...»

Случайно или нет бабушка назвала своего второго сына Владимиром, а третьего Александром? Не в память ли братьев Коковцевых, возможно, совсем не чужих?

Внуку она ничего не рассказывала – время было такое, что путешествие в прошлое могло серьёзно испортить жизнь в настоящем.

Бывший лётчик надеется, что запутанный клубок семейной истории всё-таки удастся размотать сейчас. Может быть, с помощью наших читателей.

Читайте также
  • 30.08.2006 Война и мир Георгия ЭльнатановаЯркой вспышкой в судьбе Рыбинского драматического театра стала горинская «Поминальная молитва», которую в прошлом году поставил ярославский режиссер Александр Кузин.
  • 21.08.2004 Дело отца Николая Таинственная незнакомка
  • 02.07.2003 Герберт Кемоклидзе. "Тихая должность" Накануне 85-летия со дня начала Ярославского восстания (или мятежа - на этот счет существуют разные мнения) ярославский писатель Герберт Кемоклидзе завершил
  • 27.12.2002 Что писал "Северный край" 100 лет назад 27 декабря 1902 года в Ярославле проводился Некрасовский день, приуроченный к 25-летию со дня кончины великого поэта, нашего земляка. Весь номер газеты
  • 04.10.2002 Чтобы помнили Вот уже десять лет в первые дни октября областная комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий проводит у мемориала в
  • 02.10.2002 Многая лета Сегодня исполняется 50 лет ректору Ярославского духовного училища протоиерею Николаю Лихоманову.
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают