среда 19

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии








Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 06 декабря 2006

Семейная хроника Вахромеевых

нет фото

Во вчерашнем номере «Северный край» начал публикацию фрагментов воспоминаний Варфоломея Александровича Вахромеева – внука предпринимателя и общественного деятеля Ивана Александровича Вахромеева, который на рубеже XIX – XX веков в течение 14 лет был ярославским городским головой. Рукопись воспоминаний передана митрополитом Минским и Слуцким Филаретом (сыном Варфоломея Александровича) в детскую больницу имени 8 Марта, которая расположена в доме Вахромеевых, и печатается с его разрешения.

автор Татьяна ЕГОРОВА

 

КОНЧИНА ДЕДУШКИ

Зима, декабрь 1908 года. Накануне Николина дня, вечером, в голубой гостиной – молебен с акафистом Николаю Чудотворцу. Служит причт Спасо­Преображенского храма, в котором дедушка, а потом и папа были старостами. Во время службы ввозят дедушку в кресле на колесах. Я давно его не видел и, как сейчас помню, был удивлен его видом. Он очень похудел, бледное лицо в морщинах, впавшие глаза. Никто к нему не подходит, чтобы не беспокоить. Как мне показалось, он даже не реагировал на окружающую обстановку.

Несмотря на мой возраст (неполных пять лет), я сразу почувствовал какое­то тягостное состояние.

Наступает Рождество. Сестра Катя и старшие братья под руководством гувернантки Софии Адольфовны Гертнер готовят самодельные елочные украшения: бумажные цепи, звездочки, плетут бонбоньерки из специально заготовленной стружки. Мама приносит коробки с конфетами, яблоки, мандарины и елочные игрушки, к которым надо подвязать нитки. Работа приятная, и все с увлечением заняты делом. Елка будет в классной комнате, как и всегда. Большой елки в зале для приглашенных гостей в этом году не будет. У всех взрослых настроение тревожное и далеко не праздничное. Дедушка очень плох...

Наступил праздник. В первый день вечером было разрешено зажечь елку, тихо посидеть и поиграть около нее. Встав утром 26 декабря, узнаем, что дедушка скончался.

Вечер 27 декабря. Нас, детей, приводят в голубую гостиную. Мы встаем около двери в зал. Он полон народом. Гроб дедушки стоит на возвышении. Идет заупокойная служба – парастас. С нами кроме мамы и других близких стоит тетя Маша, моя крестная, с заплаканным лицом. Она всегда приезжает к нам на Рождество. Служба длится довольно долго.

После окончания присутст­вовавшие представители города, родственники и служащие нашего предприятия постепенно расходятся, и нам разрешают подойти к гробу. На следующий день утром после краткой панихиды мы, дети, прощаемся с дедушкой. Папа стоит у гроба, а мы подходим с другой стороны, где были сделаны ступеньки. Когда очередь дошла до меня, папа слегка улыбнулся мне. Эта невольная нежность, промелькнувшая на его лице (как я теперь ее понимаю!), относилась к сознанию того, что с дедушкой прощается его крестник, который по воле покойного носит данное им ему имя.

Когда я взобрался на ступеньки, папа говорит мне: «Целуй сюда» – и показывает на венчик на лбу дедушки. Но я не мог дотянуться, поцеловал дедушку в нос и содрогнулся... Он холодный!

После прощания последовал вынос. Гроб установили на катафалк, и вся процессия двинулась мимо дома, огибая его угол. Мы прильнули к окнам в зале и наблюдали. Перед катафалком ехала двуколка с можжевельником, который разбрасывали по пути следования процессии.

Отпевание происходило в нашем приходе – в Благовещенском храме, который находится в переулке около набережной, в районе пристаней. Похоронили дедушку на Леонтьевском кладбище рядом с могилой прадеда.

После смерти дедушки в доме все осталось по­прежнему. Установившийся уклад жизни сохранялся, следуя традициям того времени.

НАШ ДОМ

В помещении нижнего этажа находился кабинет прадеда. В кабинете вся обстановка сохранялась в том виде, как это было при нем.

Комната была слегка продолговатой. У стены против окон стояли большая тахта и мягкие кресла. На этой стене висел писанный маслом большой овальный портрет деда.

Иван Александрович изображен на нем в мундире городского головы, с традиционным знаком отличия – круглой медалью на золотой цепочке поверх мундира.

У противоположной стены вдоль окон, слегка отступая, были размещены застекленные витрины с различным библиографическим материалом. У стены наружного входа стоял большой книжный шкаф почти во всю стенку, в котором находился многотомный энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в полном комплекте и другие книги. Перед шкафом стоял большой письменный стол прадеда со всеми принад­лежностями, которыми он пользовался до последних дней своей жизни. И как уникум того времени – пишущая машинка.

У стены внутреннего входа располагались мебель для посетителей и большой стол для работы технического персонала во время совещаний или приема. Этот кабинет использовался дедом, а по традиции – и моим отцом для совещаний со своими ответственными служащими, руководившими производством и торговлей.

Рядом с кабинетом была небольшая проходная комната; в ней теперь жила бабушкина воспитанница портниха Варя (почти совсем глухая от природы девушка).

Из этой комнаты массивная дверь вела на площадку с закругленной винтовой лестницей в подвальное помещение, приспособленное для книгохранилища; в нем за железной дверью находилась знаменитая дедушкина библиотека. Между прочим, ключи от библиотеки было поручено хранить этой Варе. Вход в библиотеку находился как раз под залом, в центральном углу дома.

В первом этаже, далее от этого угла дома, находилась комната для приезжающих. Ранее это была спальня прадеда, она разделялась в середине драпированной перегородкой от самого потолка и имела вид гостиничного номера: салон и спальня.

Остальная часть первого этажа была занята комнатами прислуги, хозяйственными помещениями (у входа в дом со стороны двора) и двумя кухнями. Одна из них – с плитой, другая – с русской печью, служившая также столовой для прислуги.

ПРЕДВОЕННЫЕ ГОДЫ

Старшая сестра Катя и братья Ваня и Коля до поступления в школу занимались начальными предметами с гувернанткой Софией Адольфовной. Она в свое время окончила институт, владела немецким и французским языками и все необходимые азы успешно прививала своим ученикам. Поэтому, когда мы с Мусей подросли и вышли из младенческого возраста, к нам пригласили бонну, с которой мы должны были учить разговорный немецкий язык по ходу игр, прогулок или каких­либо рукоделий, например вышивания или рисования. Но бонны, которые у нас часто менялись, обычно владели русским языком и по­этому не очень утруждали себя привитием нам немецких разговорных навыков. Забегая вперед, скажу, что позднее у нас два лета подряд жила француженка мадемуазель де Бюррос. Она почти ни слова не знала по­русски. Поэтому за два лета мы довольно быстро освоили язык и могли с ней изъясняться по­французски. Она нам много читала из дет­ских французских книг, гуляла с нами, была разговорчива и умела увлечь каким­либо рассказом о Франции.

Когда старшие поступили в учебные заведения, то мы с Мусей перешли под руковод­ство Софии Адольфовны; она готовила Мусю в гимназию Антиповой, где уже училась Катя, а меня – в приготовительный класс реального училища, в которое я поступил в 1913 году, сдав вступительный экзамен.

Следом за нами подрастали младшие братья: Аля, которому к этому времени исполнилось уже шесть лет, и Володя, родившийся в апреле 1909 года. Старшие братья тоже учились в реальном училище, но Ваню в последние годы перевели в Москву, также в реальное училище. Он жил там в семье студента­гувернера, который руководил его домашними занятиями и вообще следил за его успехами и поведением.

Из детских лет, разумеется, ярче всего запечатлелось время каникул. Прежде всего это рождественские праздники. Кроме елки в классной комнате, о которой я уже говорил, устраивалась большая елка в зале. На эту елку приглашали гостей, родных и иногда наших товарищей по школе.

Танцевали на елке под граммофон, а иногда приглашали тапершу. У мамы когда­то в детстве была учительница музыки, некая Мария Михайловна Кожухова. Последнее время она уже не преподавала, а играла по приглашению на домашних праздниках и балах. Это была старушка в парике с наколкой и почти совсем глухая, но бальные танцы того времени она знала хорошо. Однако играла она их как заведенная шарманка: однообразно, невыразительно, но зато ритмично, что главным образом и требовалось в данном случае. На танцующих она не смотрела и останавливалась только тогда, когда ее об этом просили.

Я с детских лет любил петь все, что слышал, без разбора. У меня было высокое сопрано (дискант, как тогда называли) широкого диапазона, поэтому мне было доступно практически все, что я слышал. Когда к нам приходила мамина сестра тетя Зина (Зинаида Алексеевна Уланова), то всегда просила меня петь, обращаясь ко мне: «Вава, спой дамским голосом».

Музыкой я начал заниматься одиннадцати лет, когда перешел во второй класс реального училища. Наш учитель пения, зная мой голос по приготовительному классу, привлек меня к занятиям в общий хор. В этом же году я начал учиться игре на фортепьяно.

Наша домашняя преподавательница полька Летковская была ученицей Анны Васильевны Саренко­Кучеренко, имевшей со своим мужем Дмитрием Митрофановичем в Ярославле частную музыкальную школу. Летковская преподавала в этой школе и была рекомендована нам Анной Васильевной. (А. В. Саренко­Кучеренко была ученицей А. Н. Скрябина, окончила Москов­скую консерваторию и успешно выступала в сольных концертах. Ее муж Дмитрий Митрофанович – теоретик, тоже окончил Московскую консерваторию.)



* * *
Продолжение следует

Читайте также
  • 18.12.2012 Новогоднее нашествие Дедов Морозов На этот раз к приезду Деда Мороза готовились особенно основательно. Организаторы сделали невозможное, да и идея оказалась настолько заразительной для горожан,
  • 07.11.2012 Мужчина-кошка, женщина-человекЧасы в квартире встали, один только розовый будильник подавал признаки жизни, издавая тиканье, равное секундному интервалу. Помещение наполняли два звука
  • 03.08.2012 Между правовыми жерновами... В редакцию «Северного края» обратился ярославец Олег Каныгин. Вот какую историю он нам рассказал:  
  • 07.06.2012 Трёхсторонняя атака на собственников жильяИменно так можно назвать двухэтажку на Клубной, 34, в Ярославле. За нежилые помещения в ней, что называется, скрестили шпаги собственники квартир, комитет
  • 19.04.2012 Наводнение в посёлке БорисоглебскийВсю ночь с 18 на 19 апреля вода в реке, которая протекает по поселку Борисоглебский, поднималась. К утру были затоплены несколько улиц, здания прокуратуры и налоговой инспекции.
  • 19.01.2012 У мышкинских сирот друзей много Ещё светлее и уютнее стало в Мышкинском дет­ском доме. Обстановку домашнего очага создаёт здесь не только праздничный лоск, наведённый к Новому году
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают