пятница 31

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

четверг, 13 сентября 2007

Фантастика – в книгах, в жизни – жизнь

нет фото

Сегодня старейшему и известнейшему журналисту области, более сорока лет проработавшему в газете «Северный край», Виктору Кирилловичу Храпченкову исполняется 75. Подписчики со стажем прекрасно помнят его интереснейшие статьи по истории, краеведению, о спорте и интересных людях. Даже в, казалось бы, хорошо известном сюжете умеет Виктор Кириллович найти неожиданный поворот. А ещё он – автор нескольких книг. Первым, ещё в 60­е годы, выпустил книгу о Терешковой. А совсем недавно вышла его книга о маршале Толбухине.

автор Лариса ДРАЧ

 

«ПРЕДАНЬЯ СТАРИНЫ – НЕ ПРО МЕНЯ»

Это только кажется, что пожилым людям вспомнить дела давно минувших дней – хлебом не корми, были бы только слушатели. Ан нет, наш герой – не из таких. Будучи настоящим газетчиком, Виктор Кириллович живёт днём сегодняшним, полагая, что «преданья старины глубокой», особенно касающиеся лично его скромной биографии, вряд ли могут быть кому­то интересны. И всё­таки...

Родился Виктор Кириллович в Москве 13 сентября 1932 года. И хоть жизнь его сложилась достаточно счастливо, число, на которое пришлось его рождение, – тринадцать – он нет­нет, да и отметит мысленно, особенно когда что­нибудь не складывается. Хотя пустяки всё это, суеверие.

Родители юного москвича Виктора Храпченкова коренными столичными жителями не были (оба – уроженцы Смоленской губернии), однако в Москве обжились быстро. Мама, Любовь Алексеевна, была из семьи деревенского учителя, родители отца, Кирилла Борисовича, крестьянствовали.

– Мои родители были, как теперь принято говорить, интеллигенты в первом поколении, – рассказывает Виктор Кириллович. – Мама была научным сотрудником в Академии медицинских наук, имела много научных работ. Но по­скольку во время войны многие документы были уничтожены из­за опасения, что нашими научными наработками смогут воспользоваться фашисты, сейчас я даже не могу сказать, в какой сфере медицины она специализировалась. Отец работал в военной промышленности.

«Я ПОВЕДУ ТЕБЯ В МУЗЕЙ»

– Я прекрасно помню день, когда началась война, – рассказывает Виктор Кириллович, – на этот день у нас был запланирован первый в моей жизни культпоход в Третьяковскую галерею. Наш дом стоял на окраине, рядом располагалось трамвайное депо (что «депо» – это все так думали, а потом выяснилось, что на самом деле это был какой­то гараж метрополитена, но это почему­то держалось в тайне). Так вот, сели мы с отцом в трамвай и поехали в «третьяковку», предвкушая моё знакомство с шишкинскими медведями и васнецовскими богатырями. Но уже на второй или третьей остановке пассажиры в трамвае тревожно зашушукались, потом заговорили громко, во весь голос – «война!» Однако отец – по инерции ли, намеренно ли – когда ещё доведётся? – все­таки привёл меня в музей. В тот день мы были единственными посетителями Третьяковской галереи.

Практически сразу после запомнившегося на всю жизнь культпохода в музей семья отправилась в эвакуацию.

ПРОСНУЛСЯ, А РЯДОМ – СКЕЛЕТ

В эвакуации, в городе Ижевске, семья Храпченковых прожила чуть больше двух лет. Родители практически круглые сутки пропадали на работе, а Любовь Алексеевна, мать Виктора Кирилловича, которого в те годы, понятно, по отчеству еще никто не величал, умудрялась ещё брать работу на дом.

– Как правило, студенты – а мама преподавала сразу на нескольких медицинских курсах – приходили к нам домой поздним вечером, когда я уже спал. Комната у нас была одна, поэтому взрослые разговаривали шёпотом, чтобы меня не разбудить. Но однажды, проснувшись ночью, я увидел среди склонившихся над тетрадями студентов... самый настоящий скелет! Он сидел в компании, как живой.

– Представляю, как вы испугались!

– Ничего подобного! Повернулся на другой бок и уснул, как ни в чём не бывало. Я, как оказалось впоследствии, настолько привык к этим ночным медицинским лекциям, что мог безошибочно сказать, где у человека какая мышца расположена и как какой нерв называется. А по поводу детских страхов, так это надо было знать мою маму. Однажды я пришёл навестить её на работе (раз уж она сутками дома не появлялась), а она оперирует собаку (что была за операция – не могу сказать, не знаю). Так вот, моя мама вместо того, чтобы сказать «сынок, подожди, я сейчас освобожусь», протягивает мне какие­то инструменты и просит пережать пару кровеносных сосудов. Вот и посудите сами, станешь ли тут каких­то скелетов пугаться?

НАХОДЧИВОСТЬ – ПЕРВОЕ ДЕЛО

В Ижевске семья Храпченковых поселилась в двухэтажном доме старой постройки: хозяева дома перебрались на второй этаж, а эвакуированным москвичам предоставили комнату на первом. Школа, в которой продолжил учёбу маленький Витя Храпченков, работала в три смены и, отучившись в последнюю, третью смену, можно было сразу же по возвращении домой ложиться спать: так поздно занятия заканчивались. И вот однажды, вернувшись поздним вечером из школы домой, мальчик обнаружил, что дома­то никого и нет. А дело было зимой.

– Зима в Ижевске – не то, что у нас, в средней полосе. Холодно было – просто жуть. Ну, и что мне, пацану, делать у закрытой двери? Либо ложись и сразу замерзай, потому что знакомых – никого нет, либо думай, как в дом попасть. А внизу входной двери была прорезана небольшая дырка, чтобы хозяйская собака могла по своему усмотрению забегать в дом и покидать его, не тревожа людей. Надо, думаю, пролезать как­то в этот собачий лаз: другого­то пути все равно нет. Отгрёб руками­ногами снег от дыры, протиснул в лаз одну руку по плечо и голову (помнил ведь откуда­то, что надо именно в такой последовательности пробираться!) и... застрял. Ногами упереться не во что, рукой зацепиться и подтянуться не за что – хоть плачь!

– И как же вы выбрались?

– Поняв, что перспектива меня ожидает невесёлая – замерзну, попросту говоря, до возвращения родителей, я начал ввинчиваться в эту дыру! С трудом, но протиснулся. В коридоре было не намного, но всё­таки теплее, чем на улице. Там и дождался взрослых.

НА САМОМ ИНТЕРЕСНОМ МЕСТЕ!

Сколько себя помнит, всю жизнь, Виктор Кириллович был запойным книжником. Причём, что примечательно, из его памяти совершенно ускользнул момент, как и когда он научился читать. Одно помнит точно – специально грамоте его никто не учил.

– У меня всегда было много книжек, и я обожал их рассматривать, – вспоминает Виктор Кириллович, – а потом вдруг выяснилось, неожиданно даже для меня самого, что я не просто листаю странички, а читаю.

Зато свою первую книгу, прочитанную самостоятельно от корочки до корочки, наш герой помнит по сей день: это был «Гиперболоид инженера Гарина».

– Серьёзное чтение, учитывая, что читать вы научились ещё до школы...

– Да, литературой меня снабжала библиотекарь из института, где работала мама. Специальной детской литературы в научном институте, ясно дело, не было, вот она и подбирала на свой вкус книги, которые могли бы заинтересовать молодого человека моих лет.

Запомнилась на всю жизнь не только сама книга, но и то, к каким ухищрениям пришлось прибегнуть, чтобы её прочесть.

– Электричества почему­то не было. Почему не зажёг ни керосиновой лампы, ни свечей, я сейчас уже не помню – то ли в голову не пришло, то ли просто не нашёл. Не о том разговор... – о чтении. Неумолимо надвигались сумерки, а книга была ещё не дочитана. Чем ниже садилось солнце, тем ближе я перебирался к окошку. Потом встал вплотную к окну – читаю. Солнце ниже – я, читая, залез на подоконник. Когда совсем не стало хватать света, додумался принести зеркало, чтобы ловить последние лучи (вот она где, научная фантастика!) и в таком виде – в одной руке – зеркало, в другой – книга, я стоял на подоконнике и читал, не отрываясь…

– А в школе вы хорошо учились?

Элементарный, казалось бы, вопрос, поверг моего собеседника в глубокую задумчивость.

– Вы знаете, не помню... Наверное, хорошо, если по окончании школы получил серебряную медаль. Но из всей учёбы помню только чтение в начальных классах и литературу – в старших.

КАЛЕЙДОСКОП ВОСПОМИНАНИЙ

Вся остальная школьная десятилетка, за исключением бесконечно долгих часов, посвящённых любимому занятию – чтению, осталась в памяти Виктора Кирилловича кратковременными вспышками воспоминаний.

...Вот он стоит у доски, отвечает урок, и вдруг все ребята в классе начинают перешёптываться, отчаянно жестикулировать, показывать на него пальцами. Недоуменно осмотрев себя и всё вокруг, наш герой обнаруживает рядом с собой на полу спокойно сидящего мышонка, который сосредоточенно смотрит вверх, на мальчика, точно слушает приготовленный им урок. Оказалось, что ребята этого мышонка подкармливали, вот зверёк и пришёл за обычным угощением.

...А однажды в школьном самодеятельном спектакле Вите Храпченкову была поручена роль немца. Какая именно была постановка – за давностью лет уже и не вспомнишь, но вот штаны из крашенной луковой шелухой холстины, с двумя чёрными заплатами на …хм! …сзади, в которые был наряжен тот самый «фриц», почему­то запомнились.

...Остались в памяти и футбольные поединки с консервной банкой вместо мяча (настоящий мяч для мальчишек военного лихолетья был недосягаемой мечтой!). Но и банкой было неплохо послать пас­другой приятелю по дороге в школу, потом (на время занятий) банка тщательно маскировалась где­нибудь в кустах, а уж после уроков такие футбольные баталии закатывались – ого­го!

О ТОМ, ЧТО БЫЛО ПОТОМ

А потом началась долгая и интересная жизнь, о которой можно написать не одну книгу: серебряная медаль по окончании школы, переезд в Ярославль, поступление в педагогический институт, занятия акробатикой под руководством знаменитого на всю страну тренера, профессора акробатики Владимира Коркина, первые публикации в газете «Юность»... – словом, несмотря на нелюбовь Виктора Кирилловича к собственным мемуарам, есть что вспомнить. Только это уже совсем другая история.

Читайте также
  • 31.01.2013 Ярославские журналисты отметили юбилейСегодня в Ярославле в концертно-зрелищном центре "Миллениум" ярославские журналисты отметили 55-летие Союза журналистов Ярославской области.
  • 26.12.2012 Олеся МИХЕЙКО: «Я хочу быть звёздочкой в декабре…» «Родилась. Росла. Писала. Училась. Побеждала. Боялась. Пробовала. Стирала. Бросала. Приходила. Уходила. Пыталась. Писала. Стирала. Сдавала. Поступила.
  • 18.12.2012 Вся правда о Ярославской ГубЧКДвум юбилейным датам – 95-летию образования органов ВЧК (20 декабря 2012 г.) и 95-летию создания Ярославской губернской чрезвычайной комиссии (29 марта 2013 г.
  • 21.11.2012 Новый взгляд на старые книги Как выгодно представить старинную книгу в современной музейной экспозиции, чтобы привлечь внимание избалованного яркими зрелищами и новыми технологиям
  • 08.11.2012 МИР КНИГ"Северный край" представляет книги, изданные в Ярославле и Рыбинске.
  • 31.10.2012 Лекарство от беды В ярославском издатель­стве «Ещё не поздно!» вышла необычная, но весьма полезная книга, где собраны стихи если не о вреде пьянства, то
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают