понедельник 22

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

суббота, 11 августа 2007

И по фиалкам – сапожищем...

нет фото

Всего сто лет назад на территории нашей области существовало более 150 усадебных парков XVIII – XIX веков. Cегодня от них остались лишь некоторые элементы. Единственный сохранившийся – парк в музее Н. А. Некрасова, в Карабихе.

автор Наталья ВИНОГРАДОВА

 

ЛЕГЕНДА О ФИАЛКОВОЙ ГОРЕ

Этот уникальный живописный островок – настоящая музейная экспозиция под открытым небом, в которой представлены особенные «экспонаты».

Обязательные элементы любого парка – каскады прудов. В Карабихе Верхний и Нижний пруды соединены небольшой речушкой Гремихой. На склоне Нижнего раскинулась Фиалковая гора, она служила естественным амфитеатром. Здесь устраивали дёрновые скамейки, а на воде на деревянных плотах крепостные крестьяне показывали спектакли.

Прежде склон тонул в фиалках. Теперь стараниями местных жителей их число значительно убавилось. Но всё же музейщикам удалось сохранить несколько уникальных разновидностей этих цветов, к примеру, опушённую фиалку, занесённую в Красную книгу Ярославской области.

Есть в Карабихском парке «Парнас» – насыпной холм со специальной площадкой, именуемой «бельвю», что в переводе с французского означает «милый вид». Отсюда открывается прекрасный обзор почти на 20 километров. В парковой зоне сохранено около 600 уникальных мемориальных деревьев, чей возраст более двухсот лет.

ДЕНЕГ НЕ ХВАТАЕТ

Заботой о «живой» экспозиции в музее занимается ландшафтно­экологический отдел.

– Обычному посетителю не особо заметна наша работа, – говорит заведующая отделом Наталья Ерофеева, – парк, мол, он и есть парк. Мы же стараемся его не только привести в порядок, но и приблизить к исторической действительности конфигурацию полян, видовой состав деревьев и кустарников, даже иногда и надпочвенный покров. Нужно сохранить замысел садовника, основные черты английского парка XIX века. Берём за основу воспоминания, архивные документы. Конечно, точно воссоздать парк, каким он был много лет назад, невозможно. Не в наших силах, к примеру, заново построить разрушенную оранжерею, где хозяева усадьбы любовались диковинными заморскими растениями. А ведь она была частью парковых сооружений, которые вместе с архитектурой составляли единый усадебный комплекс.

Увы, не только время беспощадно к историческому наследию. Нередко сотрудникам ланд­шафтно­экологического отдела приходится сталкиваться и с откровенным вандализмом, и, как это ни печально, с чиновничьим безразличием.

– Парадоксально, – говорит Наталья Юрьевна, – на реставрацию архитектурных памятников и коллекционных фондов по линии ведомств культуры постоянно выделяются немалые средства, а на поддержание уникального паркового комплекса финансирование идёт с большим трудом. Нельзя сказать, что нам совсем не выделяют денег, однако их недостаточно, чтобы провести все необходимые охранные мероприятия. Три года назад нам дали 95 тысяч на лечебно­оздоровительный комплекс. Деньги мы использовали, деревья подлечили, но чтобы сохранить парк, такую работу нужно проводить постоянно. Вот ещё пример – Верхний пруд находится в плохом состоянии, береговая линия рушится. На его рекон­струкцию нам перечислялись средства, но не полностью, а дозированно. В результате комплексного восстановления не получилось, освоение проходило в режиме аварийных работ.

ВСЁ ОБЩЕЕ, А ЗНАЧИТ – ВСЁ МОЁ

Усилия специалистов отдела сохранить памятник природы кроме финансовых проблем наталкиваются и на бездумное, потребительское отношение со стороны местного населения.

Два года назад в сорока метрах от Верхнего пруда началось строительство большого коттеджа. За забором частника оказалось несколько мемориальных деревьев. Возведение здания привело к нарушению существующей планировочной структуры. Охранная зона музея­усадьбы – около 350 метров, территория старого парка должна гармонично переходить в лесной массив. Но такие «мелочи» мало волновали новосёлов. Попытки специалистов­экологов противостоять самовольному возведению дома и сохранить уникальный природный уголок оказались безрезультатными.

Представители музея не имеют права запретить строительство, даже если оно начато практически на заповедной территории. От лица музейщиков в защиту памятника федерального значения выступила прокуратура Ярославского района. Но и ей пришлось отозвать свой иск. Всё дело в том, что территориальные границы музея пока не закреплены юридически. Точнее, раньше существовала охранная зона, которая была утверждена облисполкомом. Сменилась власть, утратили силу многие нормативные документы, а в результате музей оказался без защиты.

– Зимой этот уже выстроенный дом горел, – рассказывает Наталья Юрьевна. – Чудом огонь не перекинулся на парк. Теперь здание снова восстанавливают.

Почему­то музейный парк не воспринимается людьми, в том числе и жителями ближайших домов, как неповторимый памятник истории. Для них это просто «соседний лесок», где всё общее, а значит – всё мое. Чистую питьевую воду они предпочитают брать из паркового родника. Тропинки к нему прокладывают там, где ближе и удобней, прямо по ухоженным парковым лужайкам. По склону Верхнего пруда проложены трубы от частных домов. Отсюда насосы качают воду для жителей. Людей понять можно: негде им больше брать воду. Но и музейщики тоже не боги, при таком потребительском отношении им вряд ли удастся сохранить водоём. Да и не только его.

СКАЗКА О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ

Выписка из протокола заседания комиссии по охране окружающей среды от 27 мая 1986 (!) года, на котором рассматривалась ситуация с сохранностью заповедных некрасовских парков и окружающей среды музея­усадьбы Н. А. Некрасова: «Отметить, что состояние с сохранностью заповедных некрасовских парков и окружающей среды вызывает серьёзную тревогу. Пришла в ветхость и нуждается в восстановлении ограда парков, загрязнены пруды нижнего парка и пруд, находящийся рядом со школой им. Некрасова… Населением ломаются в парках деревья, кустарники, ограждения, прокладываются транзитные пути, вытаптывается растительность, охранная зона застраивается, охрана парков не организована. Под влиянием выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух гибнут парковые насаждения».

Проходят годы, а время для Карабихского парка словно остановилось. На дворе 2007 год, но можно смело взять приведённый отрывок и без поправок вставлять в современный отчёт об охране заповедных парков и окружающей среды музея.

Впрочем, справедливости ради нужно признать, что одно изменение есть. С марта этого года организована охрана парка – по его территории гуляет милиционер. Точнее, он здесь дежурит, вот только непонятно, как ему удаётся охранять парковую зону, которая открыта для любого желающего. Нормального ограждения вокруг музея как не было, так и нет.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают