суббота 19

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

вторник, 23 октября 2007

Рынок душевных ран

нет фото

По статистике, каждый пятый житель России хотя бы раз в жизни попадает в ситуацию, когда ему требуется помощь психолога. А примерно каждый двадцатый нуждается в ней постоянно. Но, как правило, к психологам не обращается ни «пятый», ни «двадцатый». Как говорится, «живут и умирают, не приходя в сознание». Почему? Есть ли возможность что-то изменить и как? Лучше, чем кто-либо, на эти вопросы могут ответить профессионалы. Например, заведующая кафедрой консультационной психологии ЯрГУ, профессор, доктор психологических наук, директор центра корпоративного обучения и консультирования при ЯрГУ имени Демидова Надежда Клюева.

автор Евгений АВЕНИР

 

ОДНО НЕПАХАНОЕ ПОЛЕ

– Вам не кажется, что наши люди, ярославцы, обращаются к психологам несколько реже, чем следовало? Может, в этом отчасти виноват Михаил Задорнов с его вечной репризой «ну-у американцы, такие тупые!» Ведь общение с психотерпевтом – западный обычай, а у нас сейчас принято все великорусское, особая ментальность и прочее...

– Наши люди действительно не привыкли общаться с психологами. Я не думаю, что виноваты Задорнов, славянофильство или политическая антизападная пропаганда. Есть твердые традиции. Как в старой песне Игоря Николаева: «И у меня на это пять причин...» Я их просто перечислю, а о том, хороши они или плохи, пусть каждый судит сам. Первая – религиозность. Вторая – алкоголизация. Третья – люди элементарно не понимают разницы между психологом и психиатром. Четвертая – назревающий конфликт между психологией и псевдонауками. Пятая – закрытость самого сообщества психологов. Откроешь книгу по теории коммуникативности, сиречь общения, а там: «трансакция», «постфрейдистский трансцендентализм» и прочие истинно народные слова.

– Стоп, стоп, стоп! Все-таки, если можно, уточните. Начнем с религиозности. Психология, кажется, занимается изучением личности, а не бессмертной души... Значит ли это, что священник – это оппонент психолога?

– Отнюдь! В научной терминологии нет точного и окончательного определения понятия «душа» – это так. Мне симпатичны не все «киты», на которых стоит вера – это да. Например, я не согласна с христианским отношением к смерти – это некая точка противоречия. Но именно противоречия, а не противостояния! То, что делает с людьми церковь, можно назвать христианской психотерапией. Молитва как средство решения внутренних проблем личности гораздо обоснованнее, чем неисчислимое множество иных, более распространенных способов. Я не испытываю ни малейшей потребности дискутировать со священниками, у меня стойкое впечатление, что мы работаем на одном поле. И судя по атмосфере, царящей в обществе, поле это пока непаханое. И паствы у них, и клиентов у нас должно быть в десятки, если не в сотни, раз больше, чем сегодня.

ТРУП СЫНА И ВЕДРОЗАРЯЖЕННОЙ ВОДЫ

– Значит, дух науке не помеха? Экстрасенсы – тоже на одном поле с психологами?

– Категорически нет. Именно трехсоттысячную армию российских «целителей» я и имела в виду, говоря о конфликте псевдонауки и психологии. Образно выражаясь, тучи сгущаются. Я не отрицаю, что существует энергетика. Возможно, где-то в «прекрасном далеко», как говаривал Владимир Маяковский, «в Венецуэле», живут экстрасенсы, способные кого-то исцелить. Но я таких что-то не встречала и из заслуживающих доверия источников ни разу об истинных целителях не слышала! Зато последствия их «работы» могла «пощупать» лично. За последние три года – дважды. Случаи тяжелейшие.

Женщина, у которой пропал сын, долгое время платила экстрасенсу приличные деньги, ей подавали надежды. Финал – обнаруженный (не экстрасенсами) в лесу под Переславлем труп. У матери – полная утрата веры во что бы то ни было, тяжелая депрессия.

У мужчины были проблемы с сыном – он заплатил за «исцеление» 43 тысячи мелкими порциями. Результат – мальчик жадно пьет «заряженную» воду и день и ночь сидит за компьютером, отыскивая, где бы найти дополнительное «зарядное устройство». Больше ничем в жизни не интересуется. Отец понял, что это зависимость, принципиально не отличающаяся от игровой или наркотической, и теперь разбираться придется нам. А насколько все было бы радостнее и проще, если бы мальчика вообще не водили к «заряжателям». Почему далекий от любой науки, но выучивший пять слов на санскрите, или без ошибки пишущий имя «Гермес Трисмегист», или верящий не в Христа, а в Сварога, имеет право вторгаться в чью-то личность, кого-то лечить? При этом не отвечая за конечный результат. Я хотела бы это понять.

Ярославль пока не становился площадкой дискуссий между экстрасенсами и психологами. Но я надеюсь, что дискуссии будут, и готова к диалогу. Он будет острым. Экстрасенсы в силу того, что люди к ним привыкли, стали наносить слишком заметный вред. А ведь работают еще и «черные» психотерапевты, в Рыбинске сейчас настоящий пик их активности...

– «Черные» психотерапевты? А как их отличить от «белых»?

– Прежде чем обратиться к психологу, наведите о нем справки. Психолог не должен кудряво рассуждать о мотивациях и подсознании и в то же время «растекаться» перед собственной несчастной любовью... Проблемы есть у всех. Я недавно вернулась из сытой и уютной Голландии – там тоже стрессы, одиночество. В общем, все как у людей. Но психолог – это человек, не только имеющий проблемы, но и умеющий их решать. Любую проблему он принимает как повод для развития, для внесения в жизнь изменений. И умеет убедить в верности такого подхода и своего клиента.

При встрече с психотерапевтом не стесняйтесь банально попросить взглянуть на диплом, лицензию, сертификат. «Черные» работают либо без лицензий, либо с сомнительными документами, выданными «в беспорядочные времена» – в начале 90-х.

– Как-то все пугающе... Начинает казаться, что за психологической помощью обращаться просто опасно – кругом враги...

– Кругом враги, и «куды крестьянину с депрессией податься...» Вы не правы. Предостаточно и друзей. Каждая школа, где учится более 400 детей, по закону должна иметь ставку психолога. В каждом районе есть психотерапевтическая служба, в Заволжье – центр брака и семьи, в третьей больнице принимает психолог. Обратиться есть куда, я сразу, навскидку, и не вспомню, но любой ярославец может позвонить в наш центр. И мы не корысти ради, а помощи для дадим полный список служб психологической поддержки – пусть человек выбирает. Но государственная поддержка, богатство выбора – это не главное. Самое важное – то, что ярославский, не сочтите за резкость, я просто называю вещи своими именами, рынок душевных ран поделен на сектора узкими и потому очень сильными специалистами. Психологическая школа Ярослав-ского университета настолько сильна, что наши выпускники могут себе позволить не заниматься «общей теорией всего». Кто-то работает только с подростками, кто-то, еще будучи студентом, был волонтёром в геронтологическом центре и продолжает заниматься исключительно проблемами пожилых людей. Есть специалисты в области только семейных проблем, только коммуникативности, только бизнеса и так далее. У каждого своя тема, «психотерапевтов вообще» все меньше.

– Кстати, бывает бесплатная психотерапевтическая помощь?

– Я думаю, что бесплатная психотерапевтическая помощь – это неправильно. Она есть, так решило государство, я уже говорила о районных службах психологической помощи... Но, понимаете, готовность платить – это показатель того, что человек осознает серьезность своей проблемы и действительно хочет ее решить. Другой вопрос, что размер платы у коммерческих психологов может варьироваться вплоть до символического. Наша «Школа практической психологии и психотерапии» хотя и коммерческая, но цены – на уровне необходимости оплачивать людям среднюю зарплату. Они мизерны даже не по сравнению со стоимостью аренды помещения. Свое право занимать его мы оплачиваем участием в программах университета.

Я – ПУТИН!

– Чем все-таки отличается психолог от психиатра?

– Приходит ко мне человек и заявляет: «Я – Путин!» Это – к психиатру. Второй: «Я хочу быть Путиным!» – это повод задуматься и интересный случай. А если человек говорит: «Я – это я и хочу того-то, но как-то не получается!» – это и есть мой родной клиент. Психиатр лечит или сдерживает глубинные нарушения личности, поведение которой представляет опасность. Психолог занимается теми же проблемами, но в слабой, не развитой до «психиатрии» форме. Эти же повреждения в еще более слабой форме называются личностными качествами, характером, натурой. Видите ли, понятие «психическое нездоровье» – очень размытый, неточный термин. Человек, абсолютно невосприимчивый эмоционально – это, извините, слепоглухонемой. От эмоциональной восприимчивости – один шаг до акцентуированной личности, еще один – до гениальности, а от гениальности – один шаг до шизофрении. Так вот, чтобы человек имел право сделать предпоследний шаг из этой цепочки и не сделал последнего, и существуют психологи.

У нас же запросто обращаются к врачу с больным зубом или ногой, но затрудняются пойти к психологу, если болит душа. Особенно часто таким ложным самолюбием грешат мужчины. Лучше – напиться, лучше – пойти по дамам, проще стать агрессивным и кидаться на людей, но только не признать, что требуется помощь психолога, которого не отличают от психиатра. Я думаю, что это пережиток эпохи вульгарного материализма – убеждение, что тело требует внимания и лечения, а душа обойдется и так. Как все темные пережитки, он, конечно, отомрет. Но очень хочется, чтобы поскорее!

НЕ ЗАСТАВЛЯЙТЕПСИХОЛОГА РУГАТЬСЯ

– Сейчас модно критиковать телевидение, мол, оно вредно влияет на сознание, оглупляет и чуть ли не зомбирует людей. Какие передачи, на ваш профессиональный взгляд, могут нанести вред психическому здоровью и личностному росту человека, если такие, конечно, есть вообще?

– Все до единой, кроме передач телеканала «Культура». По негласному кодексу профессиональной этики я не могу и не хочу выдавать резко негативные оценки. Однако все, что я думаю о телевидении в его нынешнем состоянии, заключено в первой фразе моего ответа.

– Но как источник профессиональных знаний, повышения общего уровня эрудиции, «ТВ made in Russia» хоть на что-то годится?

– Есть книги, Интернет, личное общение с коллегами или специалистами в любой интересующей вас области знаний. Закроем телетему, не заставляйте психолога ругаться. У меня есть веские основания говорить то, что я уже сказала, но подробно рассказать о них в одном интервью невозможно.

– Многие люди стремятся к психологическому самообразованию. Им нет нужды обращаться к психологу, они просто хотят почитать умную книгу «с психологическим уклоном». Каких авторов посоветуете?

– Я бы порекомендовала старого, доброго, известного еще советскому читателю Владимира Леви. Из последних – очень хорошая книга Марии Мелия «Бизнес и психология», но это в основном для людей, близких к бизнесу. Сейчас появилось новое направление – художественная психотерапевтическая литература. Француженка Анна Говальди – «Просто вместе»: на первый взгляд – роман, а по сути – книга по психологии отношений. Из старых неплох Эрик Берн – «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры». Эта книга хороша для людей, жаждущих новых, крупных открытий, для молодых, которым хочется поставить привычный мир с ног на голову. Правда, у Берна, как и у Фрейда, Юнга и других серьезных ученых, есть подводные камни – наукообразные термины, глубокие рассуждения, понятные только профессионалам. Их надо просто «обплывать», извлекая суть – и будет интересно.

КОСМОС ВАС ЖДЕТ!

– Юнг, Берн, прекрасный мир умных книг... Вы не находите, что люди в массе своей не готовы воспринять все это? Как вы относитесь к мнению, что сейчас страна переживает новый застой, отличающийся от брежневского только отсутствием дефицита?

– К застою, прогрессу, выборным технологиям, коррупции и прочей возне я не отношусь никак. Для меня жизнь – это точка приложения сил. Она коротка и полна страданий, но ее можно изменять и улучшать до немыслимых пределов. Я этим занимаюсь, мои коллеги – тоже, и любой может делать нечто подобное. Надо только правильно строить свой микромир – маленький личный космос, вроде семьи, любви или работы. Там и жить. И тогда политика, инфляция, мировая скорбь и прочие мнимости растеряют всю свою важность. Растеряют, несмотря на то, что ее у них на самом деле и нет...

Читайте также
  • 31.01.2013 Ярославские журналисты отметили юбилейСегодня в Ярославле в концертно-зрелищном центре "Миллениум" ярославские журналисты отметили 55-летие Союза журналистов Ярославской области.
  • 18.12.2012 Вся правда о Ярославской ГубЧКДвум юбилейным датам – 95-летию образования органов ВЧК (20 декабря 2012 г.) и 95-летию создания Ярославской губернской чрезвычайной комиссии (29 марта 2013 г.
  • 06.12.2012 Профессия о человеке и для человекаЛюди, в одиночку несущие свет в тёмном царстве информационного негатива, – так поэтично охарактеризовал суть профессии педагога-психолога член жюри
  • 05.12.2012 Важно подружиться с самим собойВ Ярославле создана региональная Ассоциация психологов-консультантов. Кто это такие и зачем они объединились в организацию, какие цели и задачи та перед
  • 21.11.2012 Новый взгляд на старые книги Как выгодно представить старинную книгу в современной музейной экспозиции, чтобы привлечь внимание избалованного яркими зрелищами и новыми технологиям
  • 17.07.2008 О психологии свободно и легкоЗавершилась Всероссий­ская летняя психологическая школа «Много голосов – один мир», проходившая под Ярославлем. Её гостеприимным хозяином для гостей из
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают