воскресенье 26

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 26 ноября 2008

Продолжение следует

нет фото

Сегодня главному архитектору Ярославля Аркадию Романовичу Бобовичу исполняется 60 лет. Мы решили присоединиться не к официальной части юбилея, а к неофициальной – той, которая продолжается обычно в семейном кругу. Вспомнить вместе с юбиляром его родителей, то, как он рос. Услышанное оказалось полно интереснейших подробностей не только о себе и близких, но и о времени, которое осталось далеко позади.

автор Татьяна ЕГОРОВА

 

– Отец мой родился на Украине, мама – в Сибири, встретились они в Казани, где учились в авиационном институте, поженились, и в 1948 году родился я.

Отец воевал, лётчик-истребитель, с 1943-го до конца войны – на фронте. Мама из маленького посёлка в Краснояр­ском крае: папа у неё был маляр, мама – домохозяйка, четверо братьев и сестёр. Но авиация была в моде, услышала где-то, что есть такой институт в Казани – и поехала.

Родители работали на авиационном заводе, выпускавшем туполевские самолёты. Самые ранние воспоминания Аркадия Романовича: Казань, двухэтажный барак, семнадцать семей на одной кухне и длиннущий коридор, в котором он учится кататься на велосипеде. И ещё военная форма лётчика, сшитая для него мамой из чего-то отцовского – в ней он с гордостью щеголял по двору.

Во дворе много друзей, самых закадычных двое, к мальчишкам обычно пристраивалась сестра младше Аркадия на два года. Зимой вчетвером они катались на коньках, летом играли на реке Казанке. Прямо на их глазах там создавался пляж: в один год посадили крошечные саженцы, а на следующий по берегам уже шевелились на ветру раскидистые кусты ивы. Казань казалась очень красивой: кремль, большие дома, хотя сами Бобовичи жили на окраине.

Запомнилось ощущение счастья, когда переехали из своей коммуналки в трёхкомнатную квартиру: кухня уже не на семнадцать семей, а только на три. Одна семья оказалась татарская, там была чудная бабушка, которая угощала потрясающе вкусными национальными сладостями собственного приготовления. Перед глазами и сейчас её руки с длинными плетями теста, которые она опускает в горячий мёд.

– Но лучше всех была, конечно, мама. Мама у всех самая лучшая. Пока мы не пошли в школу, она не работала. Подрабатывала немного шитьём, обшивала всех нас. Отец? Он очень любил рисовать, и я от него научился. Из-за этого, наверное, и пошёл в архитектуру. Он даже маслом писал. Сразу после войны написал огромную картину, где были изображены все маршалы, на перед­нем плане товарищ Сталин в белом кителе.

В 1962 году мы переехали на Урал: отца с мамой направили в создававшийся там институт для испытаний двигателей космических ракет. Потом такой же институт был создан в Подмосковье, и директор забрал нескольких инженеров с собой туда. Там они проработали многие годы. На пенсии отец увлёкся живописью снова: сделал галерею портретов космонавтов всех стран и подарил её Центру подготовки космонавтов. В этом году в Ярославле была выставка, по­свящённая 45-летию полёта Валентины Владимировны Терешковой, и из Центра подготовки космонавтов наряду с другими экспонатами привезли и эту серию. С надписью: автор – Роман Евгеньевич Бобович. Мне, конечно, было приятно.

Аркадий оканчивал школу на Урале. С будущей профессией определился года за два до выпуска: он хорошо рисовал, и слово «архитектор» звучало красиво. К счастью, не ошибся. Несмотря на большой конкурс, успешно поступил на строительный факультет Уральского политехнического института. Потом кафедра архитектуры выделилась и превратилась в Свердловский архитектурный институт, который он и окончил с красным дипломом.

Аркадий должен был остаться на кафедре, но случилось непредвиденное. В одном из свердловских кинотеатров с оглушительным успехом шёл фильм, недавно показанный на престижном зарубежном фестивале. Знакомые ребята подделали билеты, поставив изготовление фальшивок чуть ли не на поток. Попались, разразился громкий скандал. «Фальшивобилетчиков» с треском исключили из института. Покарали и тех, кто воспользовался их «продукцией»: в их числе оказался Бобович, лишённый за это права остаться на кафедре.

Его распределили в проектный институт и через полгода забрали в армию. Так в жизни открылась ещё одна незабываемая страница.

– Я не жалею. Никогда бы не попал туда, где оказался.

Служить выпало на Дальнем Востоке – на самом дальнем его краю. Страна предстала во всей своей необъятности. Их везли на поезде полторы недели. Только мимо Байкала ехали полдня. Пункт назначения – Охотск: от Комсомольска-на-Амуре ещё четыре часа самолётом. Отдель­ный полярный батальон ПВО. В основном служба проходила под землёй. Задача состояла в том, чтобы отслеживать полёты американских самолётов. Границу те не нарушали, летали по направлению к Японии вдоль нейтральных вод, но наши локаторы следили за ними зорко. Сложнее было с американскими воздушными шарами, зондирующими окружающее пространство, локаторы их не улавливали, тут уж, как говорится, кто кого.

А вокруг дикая тундра. От их части до Охотска километров сорок необитаемой земли и болот, преодолеть которые способна была только «амфибия».

Марина училась в том же институте несколькими курсами младше. Они поженились перед его уходом в армию, и, пока он служил, у них родилась дочка. Удивительно, но ему даже дали по этому случаю отпуск, и Аркадий, преодолев все эти необъятные пространства в обратном порядке, предстал перед своей молодой семьёй.

После демобилизации Бобовичи обосновались на своём родном Урале в городе Верхняя Салда. Там был единственный в стране завод по производству титана, а на нём замечательный директор. Предприятие градообразующее, и директор энергично строил жильё, причём искал и находил для этого самые прогрессивные технологии. В числе прочего здесь началось так называемое объёмно-блочное домостроение, когда на комбинате ЖБК делают не отдельные панели, а сразу целые комнаты. При заводе создали архитектурное бюро – в нём и начали самостоятельный профессиональный путь Аркадий и Марина Бобович.

А ещё через два года Аркадий Романович был приглашён в Ярославль. 10 мая 1977 года он сел за стол заместителя главного архитектора города. Ещё через девять лет был назначен главным архитектором.

Город при нём строился и строится очень активно. Что удалось, что нет, разберутся потомки. Сам он называет всего несколько объектов и решений, которые считает для себя и для города принципиально важными. С его участием строились ТЮЗ и речной вокзал. Появился ярославский градостроительный договор, связавший чёткими обязательствами всех участников строитель­ства. Начали строиться дома и микрорайоны, которые при всех своих недостатках стали определённым прорывом после времени сплошных запретов. В 2005 году исторический центр Ярославля был включён в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Итогом большой со­вместной работы со многими организациями стал генеральный план развития города на 2006 – 2020 годы.

Всё это время рядом рос не только город, но и семья. Дочь Ольга, сын Роман (на снимке), внук Саша. Продолжение следует.

Читайте также
  • 28.12.2012 Три четверти века курсом созидания 75 лет исполняется в наступающем году проектному институту ОАО «Ярославский проектный институт «Резиноасбопроект». Рассказываем о его
  • 26.12.2012 Олеся МИХЕЙКО: «Я хочу быть звёздочкой в декабре…» «Родилась. Росла. Писала. Училась. Побеждала. Боялась. Пробовала. Стирала. Бросала. Приходила. Уходила. Пыталась. Писала. Стирала. Сдавала. Поступила.
  • 20.12.2012 Беатриса Васильевна ОКУЛОВАНа 75-м году жизни ушла из жизни Беатриса Васильевна Окулова, профессор кафедры музыкального воспитания Ярославского государ­ственного театрального
  • 17.11.2012 Мы – одна большая театральная семьяВыбор площадки для празднования – первые русские подмостки – не случаен: ведь именно при Волковском театре в далёком 1945 году была образована театральная студия.
  • 27.10.2012 Матушка Анна и её дети В селе Великом Гаврилов-Ямского района рядом с Боголюбским храмом находится скромная могила, в которой покоится моя мать Анна Петровна Жилкина. Она прожила
  • 17.10.2012 Может собственных Курчатовых земля ярославская рождать В конце минувшей недели в Москве между правительством Ярославской области и научно-исследовательским центром «Курчатовский институт» подписано
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • День без зла...Мироточивая и кровоточивая чудотворная икона «Умягчение злых сердец» уже не раз гостила на Ярославской
  • Ямы нынче дорогиДевятнадцать сельхозпредприятий Тутаевского, Гаврилов-Ямского и Ярославского районов, занимающихся разведением
  • Им любые дороги дороги...Мы продолжаем следить за передвижениями по белому свету четырёх отважных путешественников, участников