вторник 26

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 19 мая 2010

По просьбе нашей внучки Саши

Юбилей Великой Победы отпраздновали, и снова газеты заполнены новостями политики, производст­ва, ЖКХ... Время беспощадно. Ветераны уходят, а мы, их потомки, заботимся о хлебе насущном. Справедливо ли это? Только ли в «красные дни календаря» нужно вспоминать о великой войне и людях, на долю которых она выпала? Нет, нет
и ещё раз нет!

автор Евгений АВЕНИР

 

ДЕДУШКА, РАССКАЖИ...

Ярославская школьница Саша написала дедушке и бабушке письмо и попросила рассказать о войне. Михаил Александрович Данилов и его супруга Валентина Михайловна от всей души откликнулись на просьбу внучки. Из Новороссий­ска, где в тот момент жила семья Даниловых, на родину Михаила Александровича, в Ярославль, пришло подробное письмо – Даниловы вспоминали свою фронтовую молодость, делились с внучкой своими размышлениями о войне.
Прошли годы, Саша выросла, а супруги Даниловы ушли от нас, не дожив до 65-летия Победы, которую они приближали, как могли. Их нет с нами, но память о них должна жить – в ярославских школах учатся новые школьники, и если для этих детей мирного времени Великая Отечественная останется лишь страничкой в учебнике истории, то вряд ли добьёмся мы чего-нибудь путного в новой России, несмотря на самые хорошие новости в политике, производстве и ЖКХ.

НИЧЕГО ГЕРОИЧЕСКОГО...

«Как из снежинок и маленьких капель образуются потоки воды, так из участия сотен тысяч людей и сложилась Великая Победа, – пишет внучке Михаил Александрович Данилов. – А в моей фронтовой биографии ничего героического или заслуживающего особого внимания не было...»
Видимо, у крестьянского паренька из села Кувакина, что неподалёку от Бурмакина, были свои представления о героизме, если он не находил «ничего героического» в своей службе Родине. Весной 1941-го девятнадцатилетний юноша поступил в Московское военно-инженерное училище, а завершить свой путь военного довелось ему в звании полковника, в должности коман­дира части. «Не совершивший ничего героического» советский воин удостоен двух орденов Красной Звезды, ордена Отечественной войны II степени, медалей «За боевые заслуги», «За освобождение Сталинграда», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».
Война застала его курсантом военного училища, где он успел проучиться 16 дней. Комсомольское собрание 22 июня, прерванное выступлением Молотова по радио, превратило учёбу в службу.
Днём – военная подготовка, ночью – бессонное сидение в укрытии под гул немецких самолётов, идущих на Москву. Затем была учёба в Татарии, в 50-градусные морозы, на голодном пайке, а с 1942-го – фронт.
Лейтенант Данилов минировал аэродромы при отступлении наших из Донбасса, терял свою часть при перемене места дислокации. Под Сталинградом при внезапном контрнаступлении пришлось сутки сидеть в ничейной зоне, не зная, где наши, где немцы, каждую минуту ожидая появления немецких танков. После разгрома гитлеровцев под Сталинградом вновь был Донбасс, потом Крым, Польша, Германия. Ярославец Данилов обезвредил более 20 тысяч мин и фугасов! Обгорал при извлечении термитного снаряда. Уже после победы расчищал нашпигованные минами и неразорвавшимися снарядами и бомбами завалы.
Вот о чём рассказал своей внучке Саше Михаил Данилов, выбирая самое, на его взгляд, важное.
А случай, когда в День Победы пришлось в Берлине зайти в длинный бункер, полный нем­цев, он не счёл достойным упоминания. Тогда русский офицер Данилов шёл вдоль длинного ряда гитлеровцев. Они сидели молча, отрешённо глядя в пространство, с автоматами на коленях и гранатами в руках. Русского они словно и не видели, смотрели сквозь него в пространст­во. Позже выяснилось, что Михаил видел солдат элитных частей, шокированных известием о капитуляции, но всё же ожидавших приказа «К бою!», тянувших время. Почему они не расстреляли Данилова на месте, теперь уже не узнать.
Неужели и впрямь ничего героического нет в этой фронтовой судьбе? Наверное, у нас много таких людей было. Поэтому и победили. И вот это уже не наверное, а абсолютно точно.

ТИХАЯ ШТАБНАЯ СЛУЖБА

А Сашина бабушка Валентина могла бы и не воевать.
Отец её был кузнецом такой квалификации, что на фронт его не то что не взяли – запретили идти. Но когда завод эвакуировался из Новороссийска, шестнадцатилетняя Валя заявила: «Я на фронте больше пользы принесу». И ушла.
Сегодня, в мирное время, немало появилось любителей порассуждать о том, что одни участники войны в окопах Родину защищали, а другие, мол, всего-то в штабах... Валя и служила в штабе. Только это был штаб БАО (батальона аэродромного обеспечения) – соединения, постоянно находившегося у самой передовой, там, откуда взлетали в дымное небо войны штурмовики и истребители. И много чего выпало на долю юной Вали кроме составления оперативных сводок и накладных на боеприпасы, много такого, что у людей гражданских никак не ассоциируется с представлением о штабах.
Было Туапсинское шоссе, забитое людьми и машинами, пылающее как костёр. По нему отступал батальон после начала знаменитой операции «Эдельвейс» – попытки немецкого прорыва к бакинской нефти и черноморским портам. Команда «Воздух!» раздавалась над тем шоссе поминутно, пылали бензовозы и просто грузовики, после каждого очередного налёта кто-то из прятавшихся в кювете уже не вставал.
В тяжёлых боях (всё это время весь Валин батальон жил в лесу, под открытым небом, с которого ежедневно сыпались бомбы) немцев отбросили от Новороссийска, но это было лишь начало. Девочке Вале предстояло пройти дорогами Северо-Кавказского, Закавказского, 4-го Украинского, Степного и 2-го Украинского фронтов – через Кубань, Бессарабию, Румынию и Венгрию, и встретить День Победы в Австрии, в окружении сражавшихся с упорством обречённых частей вермахта.
Смерть всю войну ходила рядом – бомбёжки, обстрелы. Дважды случалось, что человек, шедший вслед за Валей Даниловой по дороге, подрывался на мине, рядом с которой она прошла. Но навсегда, крепче, чем фамилии на мемориальных досках, в память врезалась не угроза собственной жизни, а боль за погибших сослуживцев.
В первую очередь и подробнее всего рассказывала Валентина Михайловна внучке о том, как во время ожесточённых боёв в Румынии девчонки батальона выбегали считать возвращающиеся с задания самолёты – все ли? О Будапеште, где кипела такая битва, что, бывало, и немцы, и наши путали свои окопы с чужими, а однажды гитлеровцы «вернули» батальону экипаж сбитого самолёта с отрезанными головами. О том, как уже после победы на Украине оформила Валя девушкам-лётчицам документы на демобилизацию, а по дороге домой тех расстреляли бандеровцы. И после всей этой крови и гари вернулась она домой прямо под день рождения – 21 год, кудрявая, живая, полная надежд.
Хочется сказать отдельное спасибо дочерям Михаила и Валентины Даниловых, поделившихся воспоминаниями своих родителей.
Каждое слово, сказанное фронтовиками, уже на вес золота. Эти слова нужны нам, потому что ветераны уходят, а нам жить в нашей непобеждённой стране. А как именно жить – напрямую зависит от того, насколько крепка наша память. И дело тут не в юбилейных датах.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Хозяйка голубой волны Индивидуальный предприниматель из села Гаютина Светлана Валентиновна Барсукова награждена грамотой,
  • Кусочек моста на память Необычными экспонатами пополнился музей истории Ярославского вагоноремонтного завода. По просьбе директора
  • Татьяна ЕГОРОВАВ «Северном крае» с 1972 по 2013 год. НАГРАДЫ в журналистских конкурсах: Победитель