пятница 18

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 04 апреля 2012

Времена не выбирают

Сегодня исполняется 75 лет известному во всей России ярославскому писателю Юрию Бородкину

Юрий Серафимович родился в городе Горьком, но когда отец ушёл в 1941 году на фронт, семья перебралась в костромскую деревню, где и прошло детство будущего писателя. В 1954 году он переехал в Ярославль. После окончания химико-механического техникума работал на заводе СК. Заочно окончил Литературный институт, стал печататься в сборниках, в журналах «Крестьянка» и «Наш современник». По книгам «Ветры над яром» и «Рябиновые бусы» был принят в 1969 году в Союз писателей СССР. С тех пор Юрий Серафимович написал много книг, посвящённых русской деревне. Главная из них – роман «Кологривский волок», удостоенный Главной премии СП СССР и ВЦСПС. Более 20 лет Ю. С. Бородкин был руководителем Ярославской писательской организации. Перед юбилейным днём Юрий Серафимович Бородкин дал интервью для «Северного края», с которым его связывают долгие годы сотрудничества и взаимопонимания.

 

автор Вопросы задавал Герберт КЕМОКЛИДЗЕ    фотограф Фото Ирины ПИЧУГИНОЙ

 

– Юрий Серафимович, как вы стали писателем?

– Творческие люди любят подчёркивать своё раннее увлечение сочинительством стихотворений, музыки и т. п. Некоторые пишут в автобиографиях, что начали в десять лет, а то и раньше. Безусловно, цена такому творчеству нулевая, поскольку, чтобы что-то сказать людям, надо многое знать самому.

У меня даже после окончания школы никакого желания что-либо писать, а тем более помыслить стать писателем, не было, я не знал, куда поступать учиться дальше. Приятель сагитировал послать аттестат в Ленинградский химико-технологический институт, но приехала в отпуск тётя, посоветовала запросить документы обратно и поступать в Ярослав­ское военное училище ВЖУ (о нём напоминает нынешнее название – казармы).

Вот здесь, от тоски по дому, по деревенской вольнице, стал сочинять первые стихи исключительно только для себя, стесняясь показать свою тетрадь даже друзьям. А желание что-нибудь напечатать, начать литературную учёбу пришло позже, когда уволился с военной службы после расформирования училища. Путь к первой маленькой книжечке оказался долгим, она вышла только в 1966 году, когда мне было двадцать девять лет.

– Какой, на ваш взгляд, была роль литературы тогда, и изменилась ли она в современной России?

– Некоторые литературные деятели склонны предавать анафеме советскую литературу, дескать, она была идеологизирована, обслуживала интересы партии. Но дело в том, что интересы эти совпадали с принципами гуманизма, с православными ценностями, с выработанной веками народной моралью. Не зря сказано: обычай старше закона. Несмотря на разговоры о партийности советской литературы, она была и остаётся великой. Какая книга во всём мире может сравниться с «Тихим Доном»? Посмотрите любую антологию советской поэзии – множество замечательных имён.

Советская литература учила добру, воспитывала в людях самые положительные качества, она строила человека, любящего Отечество, трудолюбивого, отзывчивого, нестяжательного. Не случайно тысячи добровольцев ехали на великие стройки Сибири не за длинным рублём, а «за туманом и за запахом тайги», движимые романтикой и патриотизмом.

Этот дух, объединяющий нацию, ныне испарился, и виной всему – культ денег, внедрённый в России вместе с уродливым капитализмом и либеральной демократией. Современная литература, поощряемая предприимчивыми издателями-дельцами, способствует моральному разложению общества, воспитывает не добродетели, а пороки: культ насилия, наживы, низменных страстей, либо совершенно умозрительна, погружена в какой-то авторский эгоцентризм. Дело тут в свободе совести, под которой обыкновенно понимают свободу от совести, считал В. Ключевский.

Особенно удивляет плодовитость в этом направлении «женской литературы». В этой связи хочу привести высказывание Фридриха Клингера, современника Гёте, из его романа о Фаусте, где Сатана рассуждает: «Ради того, чтобы написать книгу, которая может принести славу и богатство, любой из людей будет попирать ногами истину, чистоту и религию. Безумие этого самонадеянного поколения дойдёт до того, что даже женщины будут писать книги… Таким образом писательство станет всеобщим ремеслом». Это пророчество полностью подтвердилось в России только теперь, при полной распущенности нравов, благо сочинителям всё позволено. Не под влиянием ли сюжетов, перекочёвывающих на телеэкраны, сатанисты уже оскверняют святая-святых – храмы?

Следует заметить, что речь здесь не о тех писателях, которые работают в традиционной реалистической манере, но не их книгами завалены полки книжных магазинов. Реализм был и остаётся самым плодотворным направлением литературы, что подтверждает классика, русская и зарубежная. И читатели пишут об этом же.

– Сейчас много говорится о том, что каждый человек должен иметь активную жизненную позицию. А писателям нужно ходить на митинги?

– Это дело индивидуальное: есть желание – участвуй. В начале разрушительной перестройки я тоже ходил на митинги. Тут надо смотреть, кто зазывает на митинги. Скажем, на Болотную площадь я бы не пошёл, потому что организаторы нынешних протестов – далеко не родня трудовому народу, люди амбициозные, потерявшие прежнее влияние, такие, как политический банкрот Немцов, бывший депутат Рыжков, несколько «реставрированный» Явлинский. Не говоря уж о раскрученных молодых Навальном и Удальцове. Примкнувшие к ним деятели культуры тоже поднаторели в демагогических лозунгах, в умении возбудить толпу, но крик – не беседа, здесь не может торжествовать истина. Они добиваются лишь для себя политических преференций, каких-то немыслимых свобод, которые и нынче беспредельны, а, сказать коротко, попросту рвутся к власти. Мотивация у них перед выборами была одна: свалить всеми способами Путина.

Мне кажется, власть перестаралась, приняв закон, предельно упрощающий регистрацию партий, чреватый ещё большей политической неразберихой (уже семьдесят партий подали заявки на регистрацию!). В этой ситуации мне представляется очень актуальным высказывание английского поэта XVIII века Александра Попа: «Партийность – всего лишь безумие многих ради выгоды некоторых».

– Статистика говорит о том, что городские жители читают очень мало. А остался ли читатель на селе?

– На селе читателей не убавилось, здесь, как прежде, сохранилось доверие к книге, к слову писателя. Мне повезло, поскольку основной читатель, которому близка и понятна моя проза, – именно сельский житель (в том числе и бывший). Когда я бываю в районных и сельских библиотеках, вижу, что некоторые мои книги обветшали от частого употребления. У писателя нынче осталось два союзника: читатель и библиотекарь.

– Свобода творчества пошла во благо или во вред?

– О свободе творчества говорят чересчур много. Стало общим местом сетовать на строгость цензуры в прошлом, на цековский контроль и т. п. Я, как, думаю, и большинство писателей, не испытал этой несвободы. Были противники советской власти, были репрессированные, которые до конца сохранили свои обиды, но ни­что не мешало создавать замечательные произведения Евгению Носову, Владимиру Солоухину, Юрию Казакову, Василию Белову, Валентину Распутину и многим другим писателям. Разве не о том же говорит уникальное явление поэзии Николая Рубцова?

Нынче – полная свобода слова. Конечно, это позволило поднять такие темы, о которых раньше нельзя было сказать. С одной стороны, появилось много интересных, содержательных книг, переосмысливающих исторические и политические моменты, с другой – никем и ничем не ограниченный поток псевдолитературы, которая чувствует себя вольготно без всякого рецензирования и редактирования. Не только в больших городах, но в каждом райцентре выходят сборники и альманахи – были бы деньги.

– Что пишете сейчас и для кого?

– Пишу мало, потому что нет стимулов для творчества. Книги выходят редко, печатаюсь в журналах. Но я счастлив тем, что мне довелось жить в замечательное время, когда слово писателя было востребовано и читателями (о чём говорят массовые тиражи книг), и государством, когда Союз писателей являлся самой влиятельной и уважаемой творческой организацией.

 

Читайте также
  • 17.01.2012 Ушёл из жизни русский писатель Отечественная словесность понесла невосполнимую потерю – 14 января на восемьдесят шестом году ушёл из жизни замечательный русский писатель Александр Викторович Коноплин.
  • 30.09.2011 Где, почём и о чём книги для народа? Ещё совсем недавно, лет так двадцать назад, книги были товаром дефицитным. За хорошей книгой гонялись, простаивали в очередях на розыгрыш подписных изданий,
  • 26.08.2011 Судьба и память К жизни и творчеству писателя А. В. Коноплина, на мой взгляд, эпиграфа более точного, чем из Давида Самойлова, и не подберёшь:
  • 19.04.2011 С книгой по жизни С 20 по 27 апреля в Ярославле пройдёт традиционная ежегодная 14-я выставка-ярмарка «Книжная культура Ярославского края». В рамках проекта запланировано
  • 24.11.2010 Борис СУДАРУШКИН: «Зато не участвую в междоусобной суете»Легко ли быть писателем в провинции – такой вопрос мы задали прозаику и краеведу Борису Михайловичу Сударушкину, который сегодня живёт в посёлке
  • 25.08.2010 Российские писатели отправились в народ На два дня, 24 – 25 августа, Ярославская область стала литературной столицей страны. В гости к любителям чтения приехали известные российские писатели,
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают