понедельник 01

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментарии: 1

среда, 11 июля 2012

На всякую беду страха не наберёшься

Новый федеральный закон ответил на многие вопросы. Но не на все

Что общего у строительного крана, автозаправки и котельной? Ничего? А вот специалист скажет: всё это опасные объекты. Чтобы обезопасить окружающих, ещё недавно ограничивались табличками типа «Не стой под стрелой!» и угрозой чисто символических штрафов. Если, не дай Бог, что-то рушится или взрывается, эти штрафы платили организации, в ведении которых был этот кран или котельная, а в конечном счёте наше многострадальное государство, поскольку всё принадлежало ему.

автор Татьяна ЕГОРОВА.    фотограф Фото Анны ЛУКИНОЙ.

 

Чтобы не дойти до полного разорения, государ­ство в какой-то момент сказало: хватит – и переложило ответственность на соб­ственников объектов. Раз уж они у нас теперь появились.

Так родился федеральный закон, вступивший в силу с 1 января 2012 года, «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте».

Количество мест, где что-нибудь эдакое может случиться, вообще-то не поддаётся подсчёту. Но возглавляющий техническую инспекцию труда в областном объединении проф­союзов Валерий Сидоров, которому не раз приходилось работать в составе разных комиссий, объяснил: случай случаю рознь. Если упал кран, это происшествие на опасном объекте – контроль за тем, как работодатель содержит такие объекты, осуществляет Ростехнадзор. А если на кого-то упала болванка в цехе, то это опасный случай на производстве – им будет заниматься государ­ственная инспекция по труду.

Так вот, если говорить не о всех местах, где что-то может свалиться на нас из-за чьего-то головотяпства, а про объекты, официально причисленные к опасным, то их по стране около 300 тысяч. Из них в Ярославской области – 2539.

Компания «Согласие», одна из крупнейших страховщиков России, работающая и в Ярославле, на своём сайте уточняет, о чём собственно речь. Итак: об опасных производственных объектах (ОПО), гидротехнических сооружениях (ГТС) и автозаправочных станциях жидкого моторного топлива (АЗС).

Каково состояние ОПО в Ярославле и области? – поинтересовались мы в Ростехнадзоре. Руководитель Верхне-Волжского управления Ростехнадзора Владимир Криворотов ответил «Северному краю» лаконично: «Состояние опасных производственных объектов в основном соответствует требованиям промышленной безопасности».

Среди ОПО есть по разным причинам наиболее опасные. Какие из них требуют особо пристального внимания и каково их состояние? Владимир Геннадьевич был непоколебим: «Все без исключения ОПО требуют особого внимания, ко всем предъявляются одинаковые требования, касающиеся обеспечения промышленной безопасности».

В случае выявления нарушений руководству предприятий выдаются соответствующие предписания. К нарушителям Ростехнадзор применяет свои меры: от административного штрафа до приостановки деятельности.

Но получается, этого мало. Появился уже упомянутый выше новый федеральный закон об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев опасных объектов. Если нет страхового полиса, теперь даже лицензию на работу на таком объекте не выдают. Мы встретились с директором филиала ООО «РОСГОС­СТРАХ» в Ярославской области Владимиром Пикаловым.

– Владимир Анатольевич, почему возникла необходимость принять такой закон? Ведь раньше уже был закон «О промышленной безопасности».

– Он был и есть, его никто не отменял. И в нём была статья о том, что опасные объекты подлежат обязательному страхованию. Но, во-первых, далеко не все предприятия, обязанные страховать свою ответ­ственность в рамках закона № 116-ФЗ, делали это, во-вторых, обеспечить полноценное страховое покрытие он не мог – максимальная страховая сумма составляла всего 7 млн. рублей.

Вы прекрасно помните крупные аварии, которые произошли в стране, – трагедию на Саяно-Шушенской ГЭС, на шахте Распадская, ущерб там был несоизмеримо выше. Предприятия не то что заплатить за ущерб, а восстановить основные фонды за свой счёт часто не в состоянии. Из бюджета страны отвлекаются огромные государственные деньги. При этом не секрет, что на многих предприятиях процент износа оборудования достигает 40 – 50, а то и 80 процентов. В связи с этим риски причинения вреда просто огромны. А государственный бюджет не резиновый. Поэтому и появилось решение на уровне правительства о том, что нужен новый закон. Он не только многократно увеличил лимит ответственности владельцев опасных предприятий (например, максимальная страховая сумма выросла почти в тысячу раз), но и расширил перечень событий, в результате которых производится страховая выплата. Кроме того, закон увеличил объём обязательств перед гражданами, среди которых наиболее вероятные получатели возмещения – это работники предприятий, где произошла авария, члены их семей. Раньше ущерб работникам не покрывался. Лимит по ущербу жизни и здоровью граждан вообще вырос до 2 млн. рублей.

– Каких организаций и компаний в Ярославле и области касается этот закон?

– Всех, которые эксплуатируют опасные объекты: это вся нефтехимия, строительные компании, имеющие грузоподъёмные механизмы, котельные, автозаправочные станции, газопроводы, гидротехнические сооружения – плотины, они тоже должны быть застрахованы.

– Понятно, если это плотина Рыбинской ГЭС. А какие ещё?

– Если говорить о гидротехнических сооружениях, и на территории страны, и на территории нашей области их много. И тут есть проблема. В совет­ское время возводились не только крупные, но и многочисленные небольшие плотины. На сегодняшний день оказалось, что собственники многих таких гидротехнических сооружений не определены. А любая плотина даже на маленькой речке опасна. В случае аварии, если она разрушится или её смоет, могут быть затоплены огромные территории, населённые пункты, нанесён вред имуществу и здоровью граждан.

– А если собственник не определён, кто их должен страховать?

– Я думаю, именно по этой причине государство сейчас в очередной раз проводит ревизию гидротехнических сооружений, и в результате собст­венники, наверное, будут найдены. Собственник – это либо физическое лицо, либо юридическое, либо государство, представленное органами федерального, областного или муниципального имущества.

– Вы перечислили объекты «в общем и целом». А более конкретно можете их назвать?

– В нашем регионе их более 2,5 тысячи – все не назовёшь. Возьмём предприятия нефтехимии, например наш завод ЯНОС, у него практически каждая установка переработки нефти – отдельный опасный производственный объект. Краны, которые работают в строительстве или в речном порту. Все АЗС. В Ярославле и области очень много котельных, они делятся на газовые и использующие мазут. Котельная, работающая под давлением, относится к категории опасных объектов.

– Ваша компания старейшая в стране и в области, авторитетная, но далеко не единственная. Какое-то разграничение рынка страховых услуг существует? По отраслям или как-то иначе.

– Членами Национального союза страховщиков ответственности сегодня являются 68 компаний, все они имеют право заниматься этим видом страхования. Многие из них представлены и на территории Ярославской области. Обязательное страхование особо опасных объектов, правила страхования едины для всех, тарифы установлены правительством: ни увеличить, ни снизить тариф страховая компания не вправе, а если попытается необоснованно сделать это, к ней будут применяться серьёзные штрафы не только со стороны государства, но и на уровне проф­объединения. Национальный союз страховщиков ответственности (НССО) проводит регулярную выверку тарифов по всем заключённым договорам. Так что критерием выбора для страхователя могут стать только надёжность, финансовая устойчивость компании – компания должна быть способна нести ответ­ственность по застрахованным рискам. Ведь это не ОСАГО,­ лимиты ответственности здесь несоизмеримо выше, и случись авария, пострадать может огромное количество людей.

– Из числа действующих в области опасных и подлежащих обязательному страхованию объектов сколько сейчас застраховано?

– По данным НССО, в Ярославской области за январь – апрель застраховано чуть больше 700 опасных объектов из 2539. То есть на сегодняшний день, мягко говоря, далеко не все предприятия исполнили свою обязанность, возложенную на них государством.

– И как, по-вашему, их можно к этому принудить?

– Все опасные объекты учтены в Ростехнадзоре, и с 1 апреля 2012 года он вправе штрафовать тех, кто не исполняет федеральный закон. И у Ростехнадзора, и у МЧС есть план проверок опасных объектов, до конца года все проверки будут проведены и нарушителей ждут штрафы. Административный штраф на должностных лиц составляет от 15 до 20 тысяч рублей, на организацию – от 300 до 500 тысяч, а в отдельных случаях деятельность предприятия может быть приостановлена.

– Есть ли в вашей практике страховые случаи и какие?

– В Ярославской области с начала года, слава Богу, таких случаев зарегистрировано не было. Но в целом по стране, по данным НССО, произошло 269 аварий на опасных объектах, погибли более 110 человек, причинён вред здоровью более чем 150 пострадавшим, нарушены условия жизнедеятельности почти у 300 тысяч человек. На данный момент пока в страховые компании заявлено о 26 страховых событиях.

– И всё-таки не усложняет ли новый закон работу небольших предприятий? Есть пожелание высшего руководства страны «не кошмарить бизнес»...

– Не надо путать разные вещи – под этим выражением подразумевались различные препоны и рогатки для бизнеса в виде проверок, налоговых нагрузок и т. д. Страхование особо опасных объектов – это, наоборот, защита для бизнеса. Сегодня средняя по стране страховая премия на объект составляет порядка 42,7 тыс. рублей. У нас в Ярославской области и того меньше – 25 тысяч. Скажите, 25 тысяч рублей разорят предприятие? Думаю, нет. А для автозаправочных станций эта сумма составляет всего 15 тысяч. «Кошмаром» для бизнеса, наоборот, может стать авария на опасном объекте. Вот, например, в результате недавнего падения крана в Челябинской области погибли 6 человек (а выплата составляет 2 млн. рублей на каждого погибшего плюс расходы на погребение), 4 человека находятся в больницах (выплата – до 2 млн. рублей на каждого). То есть только по погибшим, без учёта иных пострадавших, выплаты составят не менее 6,15 миллиона, тогда как стоимость полиса для одного крана составляет в среднем порядка 5 – 6 тысяч рублей. Вот и считайте.

Среди потенциально опасных объектов, о которых может идти речь, есть ещё одни, наи­более близкие широкому кругу граждан, – лифты в наших домах. Не коснётся ли их новый федеральный закон и, следовательно, не обернётся ли это повышением тарифов ЖКХ? От ответа на эти вопросы собеседники «Северного края» уклонились.

Из источника, который предпочёл остаться неназванным, стало известно следующее.

Лифты действительно подлежат страхованию с 1 января 2013 года. Хотя войдут ли они в список ОПО или нет, ещё неизвестно. В любом случае расчёты показывают, что в квитанции за квартиру у нас может прибавиться некая сумма, но максимум полтора рубля в месяц. Как говорится, на каждую беду страха не наберёшься. И всё же...

Читайте также
Комментарии

Гость | 11.07.2012 в 11:52 | ответить0

По любому поводу — нам в карман за деньгами…

 

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают