суббота 17

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

Водяной освежитель воздуха HYLA Aera

Водяной освежитель воздуха мини-Hyla. Немецкое качество на службе чистоты

jem-shop.ru

Топливные карты татнефть

Информация по получению карты Лукойл

card-oil.ru

Кузовной ремонт зеленоград

Хороший кузовной ремонт

avto-kush.ru


на печать

Комментарии: 3

вторник, 14 августа 2007

Ирина Скороходова: «Всегда хотела быть лучшей»

нет фото

Сегодня юбилейный день рождения отмечает председатель правительства Ярославской области, первый заместитель губернатора Ирина Ильинична Скороходова. О том, чем ей сегодня приходится заниматься, СМИ пишут много и часто. Мы же накануне юбилея решили рассказать о детских и юношеских годах Ирины Ильиничны. И по просьбе редакции она согласилась поделиться своими воспоминаниями с читателями «Северного края».

автор Лариса ДРАЧ

 

«МЫ ЖИЛИ ПО СОСЕДСТВУ...»

Ирина Ильинична появилась на свет в семье военного офицера. Её отец, Илья Борисович Рабинович, всегда мечтал стать военным. К сожалению, его дет­ская мечта воплотилась в жизнь слишком стремительно. Причиной тому – война. В своей книге «Такими мы были», только что вышедшей в свет в серии «Граждане Ярославля», Илья Борисович пишет: «22 июня 1941 года весь наш выпускной класс пошел фотографироваться по случаю окончания школы. Всем было весело, много смеялись: школа осталась позади, впереди новая счастливая жизнь...»

– Мои родители окончили школу в Витебске, в Белоруссии. Это было как раз то поколение, чьё вступление во взрослую жизнь совпало с началом войны, – дополнила воспоминания отца Ирина Ильинична.

Илья Борисович ушёл в армию добровольцем и его направили на ускоренные курсы заместителей политруков. Полит­работником прошёл всю войну, был награждён орденами и медалями, участвовал в легендарном параде Победы в Берлине.

«На фронте я получал письма от Лили. Очень ждал их. Наша переписка не прерывалась до самой победы. Это были письма друзей, очень близких по духу молодых людей. Но в письмах было нечто большее, чем дружба», – вспоминает Илья Борисович. Поэтому первым событием в мирной жизни для него стала... его собственная свадьба с одноклассницей Лилей.

«ПОЗДРАВЛЯЮ, ПРОДОЛЖАЙ КУРИТЬ»

И сразу началась кочевая жизнь военного офицера. Жить молодой семье приходилось в невыносимо трудных бытовых условиях, а Лиля уже ждала ребёнка... Илья Борисович вспоминает об этом времени так:

«Лиля всегда отрицательно относилась к тому, что я много курил, совершенно не переносила запаха дыма. Как­то я ей сказал: «Вот родишь сына, сразу брошу курить». Я забыл об этом разговоре и вспомнил лишь тогда, когда получил телеграмму: «Поздравляю, продолжай курить. Целую, мама». Значит родилась доченька. Когда меня спросили по телефону, как её назвать, я ответил, что всё равно, только бы в имени не было буквы «р» – ведь я сильно картавил. Но почему­то моя просьба не была принята во внимание, и доченьку назвали Ириной. Я начал упорно тренироваться правильно произносить «р». Вскоре я стал говорить чисто. Спасибо Ирочке».

МОЙ АДРЕС – НЕ ДОМ И НЕ УЛИЦА...

...Первые отчётливые воспоминания маленькой Ирины связаны с железной дорогой.

– Когда уже в зрелом возрасте я стала внимательно прислушиваться к собственной памяти, то первое, что вспомнила чётко, был поезд. Мы стоим с папой в длинном вагонном коридоре, очевидно, это был купейный вагон, и куда­то едем... Это не было неслучайным видением: поскольку папа был военным, мы всё время куда­то ехали.

– А какой город в связи с постоянными переездами стал для вас городом детства? Казань, где вы родились?

– Скорее всего моё более­менее осознанное существование началось, когда я пошла в школу, а это было уже на севере. Сначала это была Соломбала – так назывался район Архангельска, расположенный на отдельном острове. По преданию Петр I давал там бал, а поскольку на острове не было никаких строений, то на землю просто насыпали солому. Вот и получилась солома, на которой был царский бал. По крайней мере так гласит легенда. Затем был Северодвинск – папа служил на Северном флоте, потом снова Архангельск.

Отца Ирина и её младшая сестра Людмила видели редко, по долгу службы он постоянно был в различных поездках, но, несмотря на то, что в его отсутствие командиром в семье была мама, «отец был для нас бог, царь и воинский начальник».

ПРОТИВОПОЖАРНЫЙ ЛИКБЕЗ

– Воспитывали нас достаточно строго, но при этом никогда излишне не опекали и не читали нравоучений. Не помню и того, чтобы нас ставили в угол за какие­то детские провинности… Скорее всего в качестве наказания выступали нелюбимые домашние дела по хозяйству.

– А у вас были обязанности по дому?

– Конечно. И в комнате убрать, и посуду помыть, и еду разогреть для себя и для младшей Люды… Однажды, я училась уже в третьем классе, мне надо было что­то разогреть на керосинке. Я поставила на нее кастрюлю или чайник, уже не помню, и вдруг всё вспыхнуло. А я дома одна! Что делать? Я стала заливать огонь водой, пыталась стащить чайник рукой прямо сквозь языки пламени и только потом, когда очень сильно обожглась, догадалась позвать соседей на помощь. Те прибежали с какой­то телогрейкой и накинули её на пылающую керосинку. Я долгое время ходила с рукой на перевязи, зато на всю жизнь запомнила, как надо правильно тушить бензин или керосин.

ПРО РАЗБИТУЮ ЧАШКУ, МУХУ И АРЕСТ БЕРИИ.

– Когда заходит разговор о детстве, что вы вспоминаете в первую очередь?

– Разное… Вот, например, прекрасно помню послевоенный Витебск, где я гостила летом у бабушки, маминой мамы. Город очень сильно пострадал от бомбёжек. В одном из немногих уцелевших домов жила моя бабушка. Продукты для нас, детей, бабушка покупала только на рынке, при этом всё – масло ли, сметану – обязательно пробовала, обмакивая в товар палец. Однажды бабушка учинила маме настоящий скандал, когда та купила какие­то продукты в магазине. Ты что, кричала бабушка, хочешь отравить детей? Разве можно кормить девочек магазинными продуктами?..

Есть воспоминания московские, они приходятся на то время, когда отец учился в военно­политической академии имени Ленина. Мы жили в самом центре, в коммуналке, в доме на Рождествен­ском бульваре. Однажды бабушка, гостившая в то время у нас, вытирала после мытья чашку и слушала радио, когда вдруг объявили о смерти Сталина. Чашка выпала из бабушкиных рук, и она горько заплакала. А в день похорон Сталина мама нас с сестрой неосмотрительно выпустила погулять. Мы пошли вниз по Рождественскому бульвару, а у Трубной площади вдруг нас закрутило чудовищное столпотворение, была настоящая Ходынка. Мы испугались, спрятались за мусорным ящиками и там нас, перепуганных, зарёванных, и нашла сама насмерть перепуганная мама. Ещё прекрасно помню день, когда арестовали Берию...

– Воля ваша, Ирина Ильинична, но только что­то все дет­ские воспоминания у вас получаются какие­то политизированные…

– Я же ничего не выдумываю, эти события действительно были из ряда вон, а всё остальное – была просто жизнь. День ареста Берии я помню потому, что в городе много стреляли, отца куда­то срочно вызвали, он был очень встревожен... Ладно, если вы так хотите обычных дет­ских историй, вот вам одна из них. Однажды, дело было весной, меж двойных оконных рам, пригретая солнышком, проснулась муха, и уж­ж­жасно там жужжала. Мы с сестрёнкой, запертые в комнате, сидели одни в ожидании родителей, и почему­то эта муха нас напугала до слёз. Так мы и сидели с Людой, прижавшись друг к другу, и плакали до прихода родителей.

ШКОЛЬНЫЕ ГОДЫ ЧУДЕСНЫЕ...

Игрушками детвора в те годы не была избалована. Сёстры Ирина и Людмила всё мастерили сами. Из картонной коробки вырезали домик для кукол, картон служил исходным материалом и для изготовления мебели. Маленькая Ира больше всего любила бумажных кукол, сама их рисовала, вырезала для них разные наряды. Таких кукол у нее было много, у каждой – свои роли: одна была учительницей, другая – дочкой.

– А кем вы хотели быть, когда вырастите?

– Нельзя сказать, что я о чём­то страстно мечтала. Я вообще ко всяким помпезным категориям – мечта, идеал, кумир и тому подобное – отношусь настороженно. Себя я почему­то представляла врачом­рентгенологом. Мне виделся кабинет со сложной аппаратурой, я – в красивом белом халате… Позднее, уже в школьные годы, когда играла в молодёжном театре, хотела быть актрисой. Но поскольку уже тогда, наверное, я была перфекционисткой, то я придумала для себя такой принцип: если быть актрисой – то великой, ни больше и не меньше, или никакой. То, что великой актрисой мне не быть, я поняла достаточно рано, поэтому и не заблуждалась на сей счёт. А в остальном – грех жаловаться, Бог отсыпал мне щедро, по всем предметам я успевала ровно, школу окончила с серебряной медалью.

– Вам так нравилось учиться?

– Я просто не могла себе представить, чтобы я что­то сделала хуже других или просто недостаточно хорошо. Мне надо было быть лучшей. Словом, была послушненькой и умненькой девочкой. Я абсолютно искреннее верила во все те моральные ценности, которые на тот момент в нашем обществе были общепризнанными. Мне никогда в голову не приходило, что у нас что­то может быть не так. Я не была исключением. Так было воспитано большинство детей, и никакого свободомыслия за мной в этом плане не водилось.

– На что­то другое кроме учёбы и общественной работы хватало времени?

– «Драмкружок, кружок по фото, мне ещё и петь охота» – это про меня сказано. В хоре пела, бальными танцами занималась, в драматическом коллективе участвовала. Единственное, что я не любила и от чего увиливала при помощи всяческих справок – это была физкультура. Эти уроки были для меня настоящим мучением. Я не могла прыгать через козла и коня, не умела лазать по канату и не могла допустить, чтобы надо мной по этому поводу смеялись. Самое печальное, что за эти годы методика преподавания физической культуры в школе претерпела мало изменений, и я знаю, что многие сегодняшние девочки также боятся уроков физкультуры, как и я когда­то.

МЕЖДУ НАМИ, ДЕВОЧКАМИ, ГОВОРЯ

– Вы любили наряжаться?

– Конечно, и я не знаю ни одной девочки, которую бы минуло это пристрастие. Мама потакала мне, но в меру. Иногда мне что­то шили на заказ, порой я донашивала вещи за подружкой. Тогда этого никто не стеснялся. Я никогда не одевалась шикарно, но и не чувствовала себя золушкой. Однажды, дело было в старших классах, мы гуляли после танцевального вечера, валялись в сугробах, и я где­то потеряла свои единственные туфли на шпильке. А поскольку признаться родителям в утрате и более того попросить купить новые туфли у меня просто язык не поворачивался, то я целых полгода брала туфли взаймы у соседки. Хотя я была офицерской дочкой, а подружка Татьяна из очень простой семьи, у неё было две пары туфель, а у меня – одни.

– Нельзя сказать, что вы были избалованы…

– Что вы, у нас было всё то же самое, что и у других. И даже меньше. Телевизора, например, не было, и нас отпускали два раза в неделю к соседке по подъезду «посмотреть телевизор». Отец его принципиально не покупал, пока мы с сестрой не окончили школу.

ДУРАЦКИЙ ПРИНЦИП – ТОЖЕ ПРИНЦИП

– В каком классе вы определились с выбором института?

– А ни в каком. Честное слово, все получилось достаточно смешно и сумбурно. В Архангельске, где я окончила школу, было три института: педагогический, медицинский и Архангельский лесотехнический. Среди абитуриентов ходила такая присказка: стыда нет – иди в мед., ума нет – иди в пед., а некуда идти, так идти в АЛТИ. Я окончила школу с единственной четвёркой по химии, у меня просто не сложились отношения с учителем по этому предмету. И я не нашла ничего более умного, как пойти именно на химию, точнее, на химико­технологический факультет в лесотехнический институт. Назло учительнице, так сказать, чтобы доказать ей, что химию я знаю на «отлично».

– Странная мотивация, честно говоря...

– Мягко сказано. Это был дурацкий, никому ненужный прин­цип. Первый курс я проучилась «из вредности», а потом перевелась в политехнический в Ярославль (отца перевели в Рыбинск) и училась уже осознанно на факультете «основного органического и нефтехимического синтеза». Несмотря на то, что профессия на душу так и не легла, инженерное образование приучило меня к системному мышлению, к привычке анализировать, аккуратно относиться к каждой цифре. В данным момент я очень благодарна полученным когда­то знаниям, потому что именно они легли в основу того дела, которым я сегодня с удовольствием занимаюсь.

Читайте также
  • 15.01.2013 В память о старцеЯрославцы почтили память архимандрита Павла (Груздева). В минувшее воскресенье исполнилось 17 лет со дня его кончины. 
  • 04.01.2013 Борисоглебцы готовы судиться с областными властямиО том, как жители посёлка Борисоглебский отстаивали родильное отделение, рассказали не только ярославские, но и федеральные СМИ. Но с 1 января отделение всё-таки закрыли.
  • 19.12.2012 Цветы и женщины Ирины ФлоринскойИрина Флоринская – художник, хорошо известный как в Ярославской области, так и далеко за её пределами. А тем, кто ещё незнаком с её творчеством (хотя
  • 05.12.2012 «Братцы мои, сталинградцы!»70 лет назад, в ноябре 1942 года, на берегах Волги под Сталинградом началось наступление Красной армии в одном из главных сражений Великой Отечественной войны.
  • 30.10.2012 Сельский священник, ставший святым 30 октября – день памяти жертв политических репрессий. Среди репрессированных было немало священнослужителей Русской православной церкви и просто
  • 14.08.2007 У Ирины Скороходовой – юбилейСегодня председатель правительства Ярославской области Ирина Ильинична Скороходова отмечает юбилейный день рождения. Редакция «Северного края» с особым
Комментарии

софия | 16.06.2012 в 16:48 | ответить0

а в салонах на вас смеются

 

Анна | 18.06.2012 в 17:52 | ответить0

В каких салонах, израильских?

 

Гость | 19.06.2012 в 16:40 | ответить0

Какая молодая была 5 лет назад! Она конечно хотела быть лучшей, но получилось как всегда…

 

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают