понедельник 06

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

суббота, 16 июля 2005

Загадки дворца Вахромеева

«У этого дома есть своя тайна, которая до сих пор не раскрыта», – услышала я однажды от архитектора-реставратора Вячеслава Сафронова. Он имел в виду, конечно, не легенды, которые ходят: дескать, ночами там слышится фортепьянная музыка, а в стене замурована женщина, которая его охраняет.

автор Татьяна ЕГОРОВА.

 

Но после того, как мне показали этот дом сверху донизу, вплоть до самых укромных уголков, после того, как я встретилась с людьми, которые здесь работали или работают и они рассказали о прошлом этого дома, могу утверждать: в Ярославле нет более интересного дома, чем этот. В нем сейчас детская клиническая больница имени 8 Марта.

Дом мне показывала главный врач Эльвира Викторовна Тайницкая. Больница специализируется на патологии почек и желудочно-кишечного тракта, в ней 120 коек, ежегодно здесь пролечивают больше двух тысяч детей. Мы заходили в сверкающие чистотой кабинеты с самыми современными приборами и оборудованием, тут создана мощная диагностическая база, используются многие передовые технологии лечения. Есть и более скромные кабинеты, и просто бедные. Перенаселены палаты: при санитарной норме семь здесь приходится только четыре квадратных метра на человека. Не хватает площадей для ординаторской, старшей медсестры, сестры-хозяйки. Нет возможности собрать воедино административно-хозяйственных сотрудников.

И при всем при том на каждом шагу следы головокружительной роскоши: лепные потолки, камин, зал высотой шесть метров с колоннами, дубовый паркет, закрытые намертво высоченные двери, которые обозначают когда-то существовавшую анфиладу комнат.

На языке специалистов это называется приспособленное помещение. Здание – екатерининских времен, позднее барокко, как значится в справочниках.

– Мне оно напоминает Зимний дворец, – из уст главного врача услышать такое, честно говоря, не ожидала. Но Эльвира Викторовна оказалась совсем недалека от истины.

– Архитектурные приемы похожи на работы Растрелли, – говорит архитектор Вячеслав Иосифович Сафронов. – Здание построено явно по проекту очень талантливого зодчего, близкого к кругу Растрелли. И по всем признакам это дей-ствительно дворец.

Кто и когда точно его по-строил – неизвестно. Принято считать, что в 80-х годах XVIII века. Тонкий знаток ярослав-ской старины Виктор Федорович Маров считал, что оно могло быть заказано только очень состоятельными людьми и «не без приглашения необходимых мастеров из столицы». Но самое удивительное, что никогда ни один специалист до сих пор по-настоящему его не исследовал. А широкая публика вообще ничего о нем не знает.

Будем считать, что исследования впереди, ведь не век же тут квартировать больнице. А для любознательных читателей – поделюсь тем, что посчастливилось увидеть, услышать и узнать в самое последнее время.

Из многочисленных обитателей дома разных времен выберу в качестве главного дей-ствующего лица этого повествования Ивана Александровича Вахромеева. Он глава одного из самых больших предприятий города «Торговый дом хлебных товаров И. А. Вахромеев с сыновьями» – человек просвещенный и, скажем так, заметный: в течение четырнадцати лет, два срока, городской голова, по его инициативе в Ярославле на рубеже XIX – XX веков была построена первая электростанция, пущен первый в России трамвай, сделано много другого полезного.

И дом у него мог считаться одним из лучших, если не лучшим в городе.

В дореволюционный период весь средний этаж представлял собой анфиладу интерьеров, о красоте которых можно судить по фотографиям и даже по названиям: зал (его центр – средний угол дома), голубая гостиная, красная гостиная, зеленая гостиная, курительная комната в турецком стиле, столовая и т. д.

Больше всего осталось от этого великолепия в палате, расположенной в бывшем зале. Высоченный лепной потолок поддерживают потрясающей красоты колонны. Мне рассказывают о существовавших здесь когда-то расписных потолках и стенах. Расписные панно оставались еще после войны, о них мне говорила потом Екатерина Ивановна Соловьева, бывшая сестра-хозяйка, проработавшая в больнице шестьдесят лет. По ее словам, и лепка была не белой, а расписной «листочек к листочку». Раза два эту красоту подновляли, подкрашивали, но однажды «пришли маляры и, прости господи, все пульвериза-тором».

Кто бросит камень в тогдашнее медицинское руководство? Средства, которые выделяются больнице, ни раньше, ни сейчас не предполагают расходов на содержание дворца. А проведение экскурсий, других мероприятий в нем, которые могли бы дать какие-то деньги на его нужды, в больнице, конечно, невозможно. Жаль. Посмотреть тут есть что.

Чего стоит один подземный ход!

О подземных ходах в Ярославле слухов много, но, как правило, ими все и ограничивается. А тут вот он – можно прогуляться. Пока, конечно, только работникам больницы и как исключение – корреспонденту.

Мы спускаемся в огромные подвалы. Высота сводов тут не намного меньше, чем в жилых комнатах. В многочисленных отсеках – хозяйственные помещения, больничный архив и прочее в том же роде. Огромный коридор уходит в темноту. Мы идем вперед, зажигая перед собой свет. Подвалы тянутся к Волге, соединяются с подвалами стоящего рядом флигеля. Выход к реке прегражден, но Сафронов утверждает, что сам видел когда-то заложенную кирпичом арку. О том же говорила мне потом и Екатерина Ивановна Соловьева: в свое время в этой части тоннеля сделали душ для больничного персонала, побелка от сырости отставала, и арка была прекрасно видна.

Она же помнит рельсы и разговоры о том, что товары, прибывавшие на баржах, вкатывали прямо в подвал.

Использовалась ли «узкоколейка», как ее называет Екатерина Ивановна, при Иване Александровиче Вахромееве или она осталась здесь от более давнишних хозяев дома – неизвестно. В 1872 году, когда, судя по всему, дом перешел к Вахромеевым, Ивану Александровичу было 29, а его отцу 59 лет. Старший прожил после этого еще целых 23 года и, похоже, долго не отходил от дел. Вплоть до революции, когда после него сменилось уже два поколения, в доме сохраняли кабинет старика со всей обстановкой – все на своих местах, как при нем. Иван Александрович, а после него сын использовали этот кабинет для совещаний с самыми доверенными своими служащими.

Вход во владение патриарха вахромеевского рода был из вестибюля парадного подъезда, а другой вход – из внутренних помещений. Рядом с кабинетом – небольшая проходная комната, из нее дверь вела на площадку с винтовой лестницей в подвальное помещение, приспособленное под книгохранилище. В нем за железной дверью располагалась знаменитая библиотека Ивана Александровича.

Мне показали в подвале железную дверь, а за ней в дальнем углу печь с великолепными изразцами. Их осталось не больше двух квадратных метров, но каких! Старинные бело-синие с лубочными рисунками и полихромные нежнейших оттенков с изысканно-тонким рельефным рисунком. Не здесь ли была библиотека?

В фонде редкой книги Ярославского музея-заповедника я когда-то держала в руках тома, помеченные личной печатью Вахромеева. Полностью его библиотека не сохранилась, но судить о ней можно хотя бы по тому, что коллекция рукописей Ивана Александровича потом согласно его завещанию была передана в Государственный исторический музей. Город-ской голова увлекался древностями, был действительным членом Русского археологического общества, издал собранные им рукописи – славянские и русские. Комментатор этого издания, известный исследователь старины Андрей Александрович Титов писал в предисловии: «Библиотека, где хранятся эти рукописи, помещается в собственном доме владельца в Ярославле на Ильинской площади. Здесь кроме рукописей можно также видеть богатые коллекции грамот, автографов и других редких документов, тут же имеется и превосходный нумизматический кабинет. Благодаря любезности и просвещенному вниманию почетного собирателя ученые и исследователи всегда могут найти себе здесь доступ как к обозрению, так и пользованию рукописями для своих научных целей».

Широте интересов «почетного собирателя» (который, кстати, получил только домашнее образование!) можно только удивляться: в его библиотеке находились книги на греческом, латинском, польском, французском, немецком, английском, итальянском языках.

А может быть, среди этих ценностей хранилась и некая старинная бумага? Авторитетный знаток нашего города А. И. Суслов в свое время обмолвился, что в 1872 году «новый владелец (Вахромеев. – Т. Е.) перестроил внутренность дома, а фасады реставрировал согласно старинному чертежу, полученному им у прежнего владельца». Если бы удалось найти этот чертеж, на сколько вопросов, связанных с историей и устройством дома, он бы помог ответить!

А пока остается строить догадки и опираться на воспоминания.

Любопытны сведения о верхнем, третьем этаже дома. Потолки здесь низкие, комнаты маленькие. Несмотря на сохранившиеся старинные великолепной резьбы двери, нынешние его обитатели считают, что здесь располагалась прислуга или какие-то подсобные службы. Для хозяев вроде тесно-вато.

Ничего подобного! Документы свидетельствуют, что семья сына И. А. Вахромеева занимала весь верхний этаж дома. В одной половине были комнаты родителей, в другой – детские комнаты.

Этот дом был таким же незаурядным, как его хозяин.

В 1913 году состоялся визит в Ярославль царской семьи, путешествовавшей по Волге в связи с 300-летием дома Романовых. И. А. Вахромеев к тому времени уже умер, но среди встречавших царя был его сын Александр Иванович – он присутствовал на правах старосты прихода Спасо-Пробоинского храма, который должно было посетить высочайшее семейство.

Выйдя из храма, царь сказал ему несколько любезных слов и поздравил с присвоением звания потомственного дворянина. Вечером состоялся официальный прием в Дворянском собрании.

На все это позже последовала весьма примечательная реплика старого кучера, возившего раньше старшего Вахромеева: «Вот если бы жив был дедушка, то он бы государя в дом пригласил».

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают