воскресенье 17

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

Перевозка лежачих больных

Платная помощь: продажа, подбор авто, запчасти, перевозки, водители

zabota-03.ru

Лотерея онлайн

Испытайте удачу и выиграйте деньги онлайн. Мгновенное зачисление выигрышей

joinforfun.com

Nike air force 1 black

Купить Nike! Мужские кроссовки Nike Air Footscape Magista Flyknit. Кроссовк

yeezystore.ru


на печать

Комментировать

четверг, 22 июня 2006

Война глазами зубного врача

нет фото

22 июня – скорбная дата для всех россиян – день начала Великой Отечественной войны. Немало ярославцев воевало на ее фронтах, многие не вернулись, но и тех, кого дождались в родных краях, год от года становится все меньше. Несколько лет назад постоянная читательница «Северного края» Елена Константиновна Глаголева записала воспоминания своей мамы Татьяны Николаевны Галочкиной (Павленковой), ветерана войны, оказавшейся втянутой в круговорот тех страшных событий с самого первого дня. Эти записи она принесла к нам в редакцию, и мы публикуем их в День памяти и скорби.

автор Елена ГАЛОГАЕВА

 

В 1940 году я закончила зубоврачебную школу города Ярославля и, проработав чуть больше года в селе Матвеево, в феврале 1941­го написала письмо министру Вооруженных сил о желании быть зачисленной в кадры РККА по специальности. Ответ пришел положительный.

В начале марта меня откомандировали в город Брест. Стояла теплая солнечная погода. Через реку Мухавец перекинулся высокий мост. Я шла к военкомату в новенькой военной форме. Мальчик на углу дома чистил сапоги. Работая щеткой, он сказал мне, улыбаясь: «Настоящий артиллерист, только «шпалы» прицепить!»

Моя воинская часть оказалась расположенной в местечке Желудок Барановической области. В мае мы передислоцировались в лагеря – в Лунно Белостецкой области, на самом берегу Немана. Река широкая, вокруг все цвело, дни стояли чудесные.

К тому времени усилились военные тревоги. Немецкие войска были сосредоточены у нашей границы. О войне поговаривали, но произошло все внезапно...

Началось долгое отступление. Я отстала от своей части. Работала в медсанбате. По дорогам шли беженцы. Немецкие самолеты часто бомбили. Лежало много убитых, оторванные части тела... Постоянно поступали новые раненые.

В октябре в брянском лесу немцы окружили наши госпитали. Была страшная стрельба, казалось – искры сыплются из глаз. Я выпрыгнула из машины. Бежала не глядя. Попала в болото. Затянуло уже по уши. Спас доктор Горячкин. Дальше передвигались небольшими группами. Дороги перебегали по одному. Питались чем придется. У обгоревшего разрушенного дома нашла крест с отбитой эмалью. Военную юбку замазала землей, где­то дали кофту. Шла с девушкой из Рязани. Ночевали в разных домах (выбирали победнее). Затем след ее пропал, дальше шла одна. Все время мерзла, болела шея. Одна хозяйка посоветовала обратиться в немецкий лазарет в соседней деревне. Но я уже слышала о зверствах фашистов. Они заставляли пленных рыть окопы, потом закапывали пленников.

Однажды за деревней меня остановил немецкий патруль. Офицер приставил к виску пистолет: «Партизан?» Приказал показать, что в мешке. Я достала крест. Немец сильно по­бледнел. До сих пор помню его лицо. Показал, в какую сторону идти. Шла, не оглядываясь, к лесу около километра. Все ждала выстрела в спину. В одной деревне ближе к Москве прямо под окнами домов стояло много свежих деревянных крестов. Все была территория, оккупированная захватчиками. Расспрашивала у местных, есть ли немцы, какие дальше деревни. Шла через Верею, Можайск, Волоколамск, Клин.

В декабре 1941 г. вышла к нашим в город Дмитров. Вызвали меня в военкомат: «Где родилась, где училась?» Проверяли. Узнав, кем работала, проверяющий засмеялся – худая, в оборванной одежде, не была я похожа на зубного врача. Домой ехала через Москву. Столица была пуста, неприветлива. Было голодно. В поезде села на вторую полку. Внизу сидели летчики, смотрели неприязненно. Узнав, откуда я, начали расспрашивать. В Ярославле зашла к сестре Вере в паспортный отдел Красноперекопского района. Узнала от нее, что ушли на фронт старшие братья Павел, Анатолий, Костя. Воюет муж сестры Вали – Григорий. Ушли на фронт многие одноклассники и односельчане. Затем поехала в Ильинское к бабушке и маме. Бабушка Анна удивилась: «Чьи это сапоги стучат в сенях?». Возвратившись в Ярославль, была направлена в город Горький для проверки (все были из окружения).

В марте 1942­го меня направили в Рязань в эвакогоспиталь № 3450, впоследствии – № 3013. Начальником госпиталя был майор Мармур Константин Евгеньевич. К этому времени фашистов теснили все дальше от Москвы. Часто вместо деревень стояли одни печки. В 1944 году работала в городе Проскурове (ныне – Хмельницкий). Рядом располагались чехословацкие и английские войска. С Украины передислоцировались в польский город Жешув, затем – Тарнобжек. В Германии вошли в город Намслау, затем – Зорау. Там я жила в двухэтажном доме. Немка­хозяйка шила униформу для русских офицеров. Эта территория Германии отошла Польше. Немцам было приказано в 24 часа покинуть дома. Люди уходили западнее, несли узлы с вещами, вели за руки детей, катили на тележках стариков. Оставляя дома, немцы минировали дорогие вещи. Были случаи – наши подрывались. К столовой часто приходила кудрявая девочка лет пяти: «Пожалуйста, клеба».

Нам предложили посетить Чехословакию, Венгрию или Берлин. Наши сотрудники выбрали Берлин... Рейхстаг разрушен, надписи на стенах. Справа – Брандербургские ворота. По улицам ходили английские и американские патрули. Зашли на базар. У пожилого немца в коричневом пальто и шляпе я купила часы. В ресторане сидели вместе с американцами. Играл духовой оркестр. Доктор Осипов вышел плясать. Американцы кричали «Бис!» На улице к машине подошел русский эмигрант, по­просил подвезти. Не взяли.

В Зорау находился больничный квартал: госпиталь, лаборатория, столовая, штаб. Персонал работал русский, и раненые лечились наши. Приказом № 173 от 3.04.1945 мне было присвоено звание «старший лейтенант медицинской службы (начальник зубоврачебного отделения)». В этом качестве я проработала до декабря 1945 года.

Началась демобилизация. Уходили эшелоны на Украину, на Москву. Вернулась и я в родной Ярославль.

Читайте также
  • 15.01.2013 Уединённые пошехонцы Постоянный читатель и многолетний подписчик «Северного края» Анатолий Григорьевич Поленов обратился в редакцию с необычным вопросом. Он попросил
  • 07.05.2005 Жизнь лицом к лицу со смертью День Победы – самый главный праздник в семье Зои Федоровны Молоденковой. Не было еще ни одного года, чтобы не собрались в этот день за одним столом ее
  • 26.04.2005 УЕЗДНЫЕ ХРОНИКИ Солдаты из Ермакова
  • 21.04.2005 В том году победном Вести с фронта
  • 07.04.2005 В том году победном В первом апрельском номере газеты ТАСС сообщает о награждении маршалов Совет-ского Союза Конева И. С., Жукова Г. К. и Рокоссовского К. К. орденом «Победа»
  • 16.08.2002 Отстояли лес и деревню 30 гектаров угодий уничтожил пожар, разгоревшийся возле села Фоминского Даниловского района по беспечности не выясненного пока любителя разводить костры.
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают