вторник 13

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 16 февраля 2005

Страсти вокруг земли

Есть такой анекдот: после революции, о которой так долго говорили большевики, вождь мирового пролетариата заглянул в Зимний дворец. Мебелишку там подобрать, тарелки, ложки, кружки, ну, в общем, все, что сгодится на нужды победившего класса. Остались в конце концов после реквизиции лишь пальмы в кадках. «Куда девать?» – спрашивают. «Да выкиньте, – отвечает вождь. – А впрочем, по-стойте. Пальмы выбросить, а землю, землю отдайте крестьянам!» Ситуация, о которой пойдет речь ниже, такого исхода не предполагает. Не по чину нынче крестьянину владеть землей. Она опять стала товаром, и весьма дорогим. Страсти накалены до предела: один из участников конфликта после вооруженного нападения попал на больничную койку (правда, основная версия, которую отрабатывает след-ствие, – ограбление). У другого сожгли машину, подожгли служебный кабинет, регулярно раздаются угрозы по телефону...

автор Владимир НИКОЛАЕВ.

 

Сор из избы

Чтобы понять, почему ситуация вокруг земель АПК «Туношна» дошла до точки кипения, обратимся немного к истории. В советское время одноименный совхоз был в передовиках, получал знамена, грамоты. Основным профилем хозяйства было овощеводство и молочное производство.

В 1986 году совхоз возглавил Сергей Замораев. Он зарекомендовал себя человеком хватким, деловым. Излюбленным его коньком стала и политическая деятельность. Много лет Сергей Иванович является бессменным депутатом област-ной Думы. Его политический успех зиждется в основном на последовательной оппозиции региональной власти, ершистых у нас любят.

Но вернемся собственно к хозяйству. В 1992 году совхоз преобразовали в сельхозкооператив «Туношна». Земельные доли были разделены между всеми, проживающими на территории Туношонского сельсовета. Земля досталась не только рабочим совхоза, но и учителям, врачам, работникам культуры. То есть всем – по-честному. Получилось по 4,8 гектара на человека.

Все земли сельхозназначения должны обрабатываться. По закону, если хозяин этого не делает в течение двух лет, земля у него изымается. Поэтому многие отдали свои наделы в аренду кооперативу.

Здесь и начинается конфликт, который всегда субъективен. Поэтому начнем с изложения версии нынешнего руководства «Туношны».

К началу нового века Сергей Замораев все больше устранялся от дел кооператива. Возможно, тащить непростое хозяйство ему показалось просто невыгодным. Зато основал фирму «Новая Туношна» (основной вид деятельности которой – добыча торфа), где владельцы – он и члены его семьи. Нынче во владении фирмы 65 земельных наделов из числа тех, что двенадцать лет назад были розданы туношонцам. А еще любимым детищем стал тепличный комплекс, приносящий верный и стабильный доход. Две трети акций комплекса принадлежит области, 33 процента оказались в руках Замораева (о комплексе и о том, как стал владельцем акций Сергей Иванович, чуть позже).

«Новая Туношна», по мнению нынешнего руководителя АПК «Туношна» Дмитрия Бедзюка, была организована прежде всего для того, чтобы втихаря уводить деньги из кооператива. В 2003 году наблюдательный совет «Туношны» провел проверку, в результате которой выяснилось, что из коллективного кармана кооператива в частный замораевский карман плавно утекло почти полмиллиона. Например, 200 тыс. рублей, которые должны были получить дольщики «Туношны» от завода силикатного кирпича за отвод земельного участка, ушли в «Новую Туношну»; 142 тысячи от компании «М-Ойл» за отвод земельного участка тоже получила замораевская фирма, хотя земля принадлежит кооперативу. Такая же ситуация и с суммой почти в 140 тыс. рублей за землю, отданную аэропорту.

Замораевская фирма «Новая Туношна» процветала, кооператив «Туношна» хирел. Оно и понятно: себе Сергей Иванович оставил высокорентабельные производства, а кооперативу досталось изрядно разрушенное, трудоемкое наследство. Сокращалось поголовье скота, целое отделение с центральной усадьбой в селе Красном решило жить самостоятельно.

Была разрушена ферма, на ее месте должна встать бензоколонка. Договор с частной предпринимательницей заключал Замораев еще в бытность свою главой кооператива. Арендная плата по договору просто смехотворная – 15 тыс. рублей в год. Для сравнения: владельцы уже имеющейся на территории Туношны бензоколонки фирмы «М-Ойл» перечислили 142 тысячи за вдвое меньший участок. Злые языки намекают на «откат», который ушел Сергею Ивановичу, минуя всякие кассы.

Последней каплей стала попытка Замораева уволить по сокращению ряд специалистов: главного агронома, главного зоотехника, заведующую фермой «Туношна» и других. Народ взбунтовался. Решили Замораева переизбрать. О том, как развивалась ситуация далее, нам рассказал Дмитрий Бедзюк.

Зная характер Сергея Ивановича, стали искать компромиссы. Инициатором того, чтобы «не выносить сор из избы», стал тогдашний глава Ярославского МО Владимир Дружицкий. Руководство кооператива с ним согласилось. И вот 17 апреля 2003 года был подписан «исторический документ»: Замораев обещал уйти в отставку, а члены кооператива продали ему 33 процента акций тепличного комплекса. (Стоит заметить, госпакет акций сейчас выставлен на аукцион, стартовая цена – 3,3 млн. рублей. Дмитрий Бедзюк считает, что цена занижена минимум в 10 раз. И кто является основным претендентом на покупку, угадайте с трех раз. Правда, сейчас аукцион приостановлен.)

Но в чем еще расписывается Замораев – это в полном отказе от какого-либо вмешательства в дела кооператива и от попыток перекупить земельные паи его членов.

Казалось бы, желанный консенсус достигнут. Тут бы, как говорил Зощенко, «полюбовались друг другом и разошлись». Однако то ли жадность пределов не имеет, то ли уступки Замораев принял за слабость, но вскоре Сергей Иванович о договор этот, образно говоря, вытер ноги. Он активно начал скупку земель, оставшихся в руках дольщиков. В итоге в пользу членов его семьи оказалось скуплено более 1000 гектаров, что составляет четверть всех сельхозугодий кооператива. Если так пойдет и дальше, АПК может просто оказаться без земли.

А кусочек это лакомый. Кроме того что здесь замечательные места для коттеджной застройки, на территории «Туношны» ведет добычу песка завод силикатного кирпича. По словам его руководства, если прекратить эту добычу, завод встанет, а кирпич в область придется завозить из других регионов. Но уже не один год тянется тяжба вокруг договора с заводом, законность документа оспаривает Замораев. Еще бы: раньше деньги загонялись в его фирму, а теперь пролетают мимо. Достаточно сказать, что почти восемь лет из средств, которые кооператив должен был получать за отвод своих земель, ни копейки в кассу «Туношны» не попало.

Дальше – больше. Сергей Иванович попробовал даже добиться наложения ареста на счета АПК, однако арбитражный суд посчитал его доводы беспочвенными и иск отклонил.

Руководство кооператива было вынуждено предпринять ответные шаги. Многочисленный список финансовых нарушений, в том числе и связанных с использованием земли, ушел в районную прокуратуру. Там поначалу усмотрели в действиях Замораева состав преступления, однако на областном уровне пока повода для возбуждения дела не нашли. Причем ситуация повторялась неоднократно.

Посчитав, что рассмотрение заявления тормозится искусственно, а Замораев, пользуясь многочисленными связями и давя депутатским авторитетом, не допускает объективного его рассмотрения, члены правления кооператива направили письмо Анатолию Лисицыну. Реакцию губернатора ждут с большим нетерпением. Ведь дело не только в том, что фактически парализована работа большого коллектива, поскольку львиная доля времени у руководства уходит на тяжбы и разборки. А еще и в том, что ситуация перешла в «горячую» фазу. В разгар конфликта было совершено вооруженное нападение на Замораева (впрочем, официальная версия – грабеж и угон иномарки). Дмитрию Бедзюку стали поступать звонки с угрозами, а 19 января одновременно были подожжены его служебные машина и кабинет. В письме на имя губернатора говорится: «Мы очень обеспокоены за жизнь и здоровье председателя и членов кооператива».

Дальше, как говорится, ехать некуда.

Хочу жить честно

Итак, все вышесказанное – версия нынешних руководителей сельхозкооператива. Было бы несправедливо не предоставить слово другой стороне.

Сергей Замораев сейчас дома поправляется от ранения. Я позвонил ему и, пожелав скорейшего выздоровления, по-просил рассказать о своем видении ситуации. А ситуация эта, похоже, Сергея Ивановича основательно «достала»: на звонок он прореагировал весьма остро, сразу заявив, что «наветы дураков» комментировать не будет. Правда, чуть позже он сменил гнев на милость и ответил-таки на несколько вопросов. Вот вкратце смысл ответов.

Прежде всего его возмущают слова оппонентов о том, что им не дают работать. Работать они, по мнению Замораева, просто не хотят. В подтверждение своих слов он привел следующий пример: за последние пять лет было посажено лишь пять гектаров картофеля и два-три гектара овощей. Остальные земли заброшены.

Что касается договора силикатного завода и АПК, то он в судебном порядке признан незаконным. Инициировал этот иск Сергей Иванович из чув-ства справедливости. Ведь сейчас за аренду земель завод платит 37 тыс. рублей за гектар, а реально можно было бы получить более 300 тысяч. Так что Замораев, мол, прежде всего заботился о благе людей.

Что же касается того, что он нарушил договор с АПК, здесь, по мнению Замораева, все с точностью до наоборот. Земли, которые сейчас разрабатывает силикатный завод, по договору должны были якобы отойти к Сергею Ивановичу. Однако, как он утверждает, руководство АПК пошло на подлог и с помощью некоего подставного дольщика земли у Замораева отобрало, в одностороннем порядке договор нарушив. Утверждение, что он с помощью работников сельсовета скупает земли, ложь.

В отношении событий последних дней, носящих уже чисто уголовный характер, Замораев вполне допускает, что все поджоги были устроены ради публичного эффекта. И вообще, иногда ему в голову приходит мысль, что не известные ли ему люди устроили побоище со стрельбой, в результате чего Замораев оказался надолго прикован к больничной койке.

Очень по-человечески обидно ему, 17 лет отдавшему руководству совхозом, что после произошедшей с ним драмы практически никто из бывших коллег не выразил сочувствия. Закончил же разговор Сергей Иванович словами: «Хочу жить честно».

А землю все­таки – крестьянам!

Кто прав в этом конфликте, кто виноват, разобраться с ходу практически невозможно. Но то, что стороны сцепились не на шутку, очевидно. И совершенно ясно, что без арбитра здесь не обойтись. Кто может выступить в этой роли? Закон и власть.

За комментариями я обратился к заместителю губернатора, директору департамента агропромышленного комплекса, охраны окружающей среды и природопользования Михаилу Боровицкому. Вот что он сказал, будучи весьма осведомленным о сути конфликта:

– Вопрос о земле сейчас очень болезненный. Ведь земля – это единственный объект, который выступает в многообразии качеств: и предмет труда, и средство труда, и среда обитания, и сфера бизнеса, и многое, многое другое, в том числе и недра. Корень проблем – в непродуманной федеральной политике. Поспешное принятие год назад сырых, недоработанных законодательных актов привело и еще будет приводить к множеству конфликтов. Тем не менее региональная власть, действуя в рамках этого законодательства, проводит однозначную политику: земля должна быть в руках того, кто использует ее по прямому назначению, то есть у крестьянских хозяйств.

Что же касается конкретной ситуации, то областные власти не намерены выяснять, кто у кого машину поджег, а кто у кого угнал. На это есть правоохранительные и судебные органы. Но готовы предоставить обеим сторонам все-стороннюю помощь в решении главного вопроса – о земле. И в данном случае поддержка администрации на стороне АПК «Туношна», поскольку кооператив намерен земли эти использовать по их основному назначению – для производ-ства продукции, а именно выращивания картофеля и овощей.

– В свое время мы поддер-жали разделение функций АПК и «Новой Туношны» именно для того, чтобы каждый занимался своим делом, – продолжает Михаил Боровицкий. – Сегодняшний конфликт дей-ствительно очень мешает, по-скольку считаю, что даже в нынешних условиях кооператив может стать процветающим крестьянским хозяйством.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают