четверг 06

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

четверг, 13 января 2005

Поэт для поэтов

Константин Васильев, «поэт для избранных, поэт для поэтов» (как сам он сказал о себе) родился в поселке Борисоглебский и 10 января мог бы отметить свой полувековой юбилей. «Константин Васильев – ярчайший поэт-романтик, о котором по справедливости, без преувеличения можно сказать, что он сжег свою жизнь на алтаре высокого искусства, принес ее в жертву Аполлону. Творчество было для него естественным состоянием бытия», – написал о нем профессор ЯГПУ Евгений Ермолин. Увы, поэт ушел из жизни слишком рано, в 2001 году. Юбилей друзья и близкие встречают без него. С читателями своими воспоминаниями о дружбе с Константином Васильевым и проведенных вместе студенческих годах делится Юрий Землянский.

автор Юрий ЗЕМЛЯНСКИЙ.

 

Мне вспоминаются первые сентябрьские дни 1972 года, когда мы, новоиспеченные студенты, еще не прослушав ни единой лекции, поехали в колхоз на уборку картофеля. Мое внимание привлек молодой человек скромного, задумчивого вида, державшийся как-то обособленно и чуть скованно. Я отметил его выразительные сине-серые глаза, в которых были ум, эрудиция и проглядывала, как мне показалось, легкая грустинка, или, что бывает сродни, осо-знание чего-то потаенного, глубокого. Это был Константин Васильев.

Говорят, первые, мимолетные впечатления часто оказываются значимыми, верными и точными. Во всяком случае, именно таким я запомнил Костю на всю жизнь. Общаться с ним мне было удивительно легко и приятно: блестящий ум, хорошие знания, особенно литературы, деликатность, скромность, интеллигентность сделали свое дело – постепенно мы сдружились. На протяжении многих лет между нами не было ни одной даже пустяковой ссоры.

В отношениях с людьми Константин был замечательно тактичен и сдержан, умел, когда это было нужно, держать дистанцию. Эти его качества, общность интересов, похожие взгляды на жизнь и ее проявления сближали нас все больше. В институте мы все пять лет сидели за одним столом, нередко вместе готовились к занятиям, а выезжая на природу, на практику, жили в одной палатке.

Хочу рассказать об эпизоде, участником которого я был. Как мне кажется, он раскрывает некоторые черты Костиного характера. Дело было на практике. Наш преподаватель и я ушли ненадолго зачем-то в лес, и из мужчин в лагере оставался только Костя. В это время из ближайшей деревни на мотоцикле приехал пьянецкий здоровенный молодой мужик с ружьем для подводной охоты. Сначала он, надев маску, резвился в речке, надеясь загарпунить какую-нибудь рыбу, а когда ничего не вышло, пришел в ярость, стал сквернословить и приставать к нашим девушкам.

Константин, естественно, поспешил на помощь, и весь гнев пьяного хулигана обрушился на него. Но что мог сделать Костя против детины с гарпунным ружьем в руках, которое тот время от времени, ругаясь, наводил на него? Выход, видимо, был только один, и Костя им воспользовался. Он стал заводить с пьяницей отвлекающие разговоры, постоянно меняя тему, пытаясь сбить его с толку, чтобы тот отступился от девчонок. Надо сказать, Костя с честью справился с этой задачей до нашего прихода. Но и втроем мы не могли выдворить хулигана из лагеря. Он никого не подпускал к себе ближе, чем на полтора – два метра и постоянно переводил ружье то на одного человека, то на другого.

Как позже выяснилось, у всех у нас промелькнула одинаковая мысль: что если у пьяного дрогнет палец, лежащий на спусковом крючке, и гарпун сделает свое страшное дело? До ближайшей больницы километров двадцать, да около двух километров до деревни, где нужно будет попытаться найти транспорт, да и есть ли он там? Все мы думали лишь об одном: как бы подобраться к хулигану и свалить его на землю.

Положение спас наш пожилой преподаватель – тихий интеллигентный человек. Видимо, от волнения он неожиданно спросил у пьяного детины, знает ли тот Миклухо-Маклая?! На какое-то время незадачливый рыболов потерял дар речи, а затем отборным матом ответил, что знает! А преподаватель, не давая ему опомниться, и уже чувствуя, что попал в «точку», стал говорить о том, каким мужественным, благородным, великодушным человеком был выдающийся путешественник. А дальше произошло странное: «рыболов» поначалу разразился несусветной матерной бранью в адрес студентов, преподавателя и самого Миклухо-Маклая, которому «досталось», кажется, больше всех, но затем опустил наконец-то ружье, сел на мотоцикл и убрался восвояси.

Думаю, со стороны финал этой истории выглядел трагикомично. Остается лишь догадываться, что мог чувствовать скромный, уязвимый, где-то беззащитный Костя, находясь один на один с одуревшим от вина верзилой. Но Константин повел себя как мужчина, он проявил внешнее хладнокровие, выдержку, не поддался страху и девушек в обиду не дал.

Константин, как это часто бывает у людей по-настоящему талантливых, не очень умел распоряжаться материальными ценностями, о чем, впрочем, совершенно не переживал, говорил, что все это вздор, мишура, не стоящая никаких волнений. Меня же тогда это несколько озадачивало. Позже я понял, что Костя благодаря своему таланту рано осознал, что именно в жизни думающего человека должно быть главным, а что вторично.

Вообще, полагаю, Константин на удивление рано разобрался в себе и в том, для чего он в этот мир явился. Видимо, по молодости он не мог абсолютно все точно определить словами, но что-то врожденное интуитивно заставляло его уходить от жизненных штампов, шаблонных бытовых ситуаций. Разумеется, и мыслил Константин так же незаурядно.

Здесь же, в институте, начались первые опыты стихо-сложения. Сначала это выглядело у нас как легкая игра, дурачество: мы сочиняли какие-то безобидные рифмованные хохмы про наших сокурсников или преподавателей, но я обратил внимание, что у Кости это получается лучше; рифмовал он легко, непринужденно, ему не составляло особого труда написать акростих, который все же ограничивает возможности пишущего. С каждым годом его результаты в стихосложении были все лучше и лучше. Но ведь он еще и хорошо учился, серьезно занимался орнитологией, неплохо рисовал и играл в шахматы, и буквально запоем читал, читал!

У Константина была великолепная память, развитая логика, и на практических занятиях, семинарах он мог отвечать, почти не уча, вспоминая лекционный материал. На старших курсах института Костя прекрасно знал отечественную и западную литературу, имел научные работы в области орнитологии, специализируясь на хищных птицах. Последнее было отмечено ведущим специалистом в этой области профессором МГУ Галушиным. Кстати, иллюстрировал Костя свои научные работы сам. К окончанию института, насколько помню, сложилась двой-ственная ситуация: необходимо было сделать выбор, куда идти дальше – в литературу или в науку. Константин Васильев пошел в литературу, в поэзию.

Известно, что природа вещей двойственна: пойди он в науку, уверен, что Костя состоялся бы как солидный ученый, но тогда блестящего поэта именно такого уровня и дарования, по-видимому, не было бы.

После окончания института наши с Костей пути разошлись. Однако, исключая самые последние годы, мы изредка переписывались, еще реже встречались, но за его судьбой я все же старался следить: читал его стихи и критические заметки, статьи о нем. Приходили вести из Борисоглеба от общих знакомых. Бытовая сторона жизни Константина была полна проб-лем, а творческий крест, который он осознанно взвалил на свои худенькие плечи, крайне тяжел, и меня всегда удивляло, сколь достойно Костя его несет, не проявляя при этом малодушия, никому не жалуясь.

Таким он был и в молодости. Константин старался идти по жизни гордо, не любил просить людей о помощи, стеснялся их беспокоить, совершенно не умел и не желал (самое главное) устраивать свое благополучие за счет других. На мой взгляд, он был благородным и гордым человеком...

Его судьба и ранний уход из жизни чрезвычайно типичны для талантливого российского поэта, типичны настолько, что напоминают бесконечно повторяющийся штамп, который в жизни так не любил этот неординарный, одаренный человек.

В этих моих строчках неуместны «избитые» фразы, но трудно или не умею сказать по-другому: Константин Васильев своей сложной, необычной, талантливой натурой оставил во мне навечно глубочайший след...

Читайте также
  • 11.01.2013 «Я служил только Родине…» 13 января исполняется 100 лет со дня рождения талантливейшего поэта Марка Самойловича Лисянского, с гордостью называвшего себя ярославцем.
  • 05.12.2012 Наш «иностранец»Поэтов, жизнь и творчество которых в той или иной степени связаны с Ярославлем, немало. Об одних мы вспоминаем чаще, другие менее известны, но есть и те,
  • 13.08.2010 Мастер своего делаВ шестнадцать лет у Константина Маринина в жизни случилось чудо. В 1946 году он впервые увидел электрическую лампочку! Мир, пережив самую кровопролитную
  • 03.09.2005 Голос русской провинции Литературные чтения, посвященные творчеству поэта Константина Васильева, состоялись в поселке Борисоглебский в третий раз и прошли хорошо, считает Илья,
  • 14.08.2003 Bасильевские чтения В воскресенье, 17 августа, в Борисоглебе пройдут первые Васильевские чтения. В жизни провинциального городка это не просто знаковое событие, а логическое
  • 15.01.2003 Архив поэта спасен от забвения Память поэта Константина Васильева, ушедшего из жизни полтора года назад, почтил литературным вечером клуб читателей ярославской городской Лермонтовской библиотеки.
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Мерцающие звезды в руках Многие в Борисоглебском считают его чудаком: «Петрович, тебе уж помирать пора, а ты все сад деревьями
  • Был водевиль, да весь вышел Сегодняшняя репертуарная политика театра юного зрителя такова, что взрослые, как правило, приходят сюда
  • Хранитель древностей Первый музей в Ярославле появился в 1865 году. Создали его краеведы-энтузиасты, объединившие в кружок