пятница 21

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 29 февраля 2012

Портрет на столе

Автор этого рассказа родился в 1937 году, а первая книга его прозы «Очень хочется жить...» издана только сейчас. Судьба распорядилась так, что Павел Иванович не смог избрать писательскую стезю. Но однажды в его душе поселилось желание творить, и после выхода на пенсию в 1997 году свои размышления о «земном и небесном» он доверил бумаге. И просит судить его строго и справедливо!

автор Павел ЧЕЧЁТИН

 

Из-под очков бабушка внимательно рассматривает внука.

– Почему ты так думаешь? – спрашивает она.

– Вчера мы играли в кости, Колька смухлевал, поэтому Сашка проиграл. Я сказал Кольке прямо в глаза: «Ты по­ступил нечестно». Колька рассердился и съездил мне в ухо. Где тут добро? Где победа? Одна обида. Получается, правда у того, кто сильнее.

Наталья Петровна отложила вязание, улыбаясь, потрепала внука по нестриженой голове, сказала:

– Ты не прав. Душевность – хорошее качество человека. Ты уличил Кольку в мошенничестве, заступился за товарища – значит, ты поступил благородно.

– А ухо? – съехидничал Колька.

– Твоё ухо пострадало за правое дело, но это не говорит о том, что победил Колька. Ты же молчишь о своём поступке, и Колька не хвалится.

– Бабуля, почему люди не рассказывают о хороших по­ступках?

– А ты посуди сам: что же это будет за добро, если ты о нём станешь трезвонить на каждом углу? Получается сплошное бахвальство. Ты же не закричал на всю округу, что заступился за товарища? Нет. Потому что ты прав. И Колька, заметь, тоже не хвалится: он боится, что все узнают о его дурном поступке. Добро всегда на виду, а зло прячется в тени.

Наталья Петровна живёт в маленькой комнате, рядом с Мишкой. Горница небольшая, но ей хватает.

Бабушка выращивает цветы. Они везде: на подоконнике, на столе, на специальных подставках, плетутся по стенам – не дом, а цветущий сад.

На стареньком, поцарапанном коричневом комоде в почерневшей рамке стоит небольшая фотография молодого человека в белой тенниске. Лицо продолговатое; чёрные глаза прищурены, словно он что-то внимательно рассматривает.

Снимок трогать, переносить с места на место запрещается всем, кроме бабушки. Ей можно. Каждое утро она подходит к комоду, целует в красивые уста парня, здоровается, потом беседует с ним, как с живым. Со временем фотография испортилась. Это очень волнует Наталью Петровну. Она горько вздыхает: другого снимка нет.

Мишка хочет знать всё о молодом мужчине с фотографии. На его надоедливые вопросы никто не отвечает: «Не приставай, подрастёшь – узнаешь». А Мишке не хочется долго расти, он и так большой – на Пасху исполняется шесть лет.

Однажды внук попросил бабушку рассказать о Василии – так звали парня на снимке. Наталья Петровна сняла с по­старевших глаз очки на тонкой крепкой верёвочке, отложила в сторону вязание и тихо произнесла:

– Это твой дед. Правда, красивый?

– Интересный, – согласился Тихонов. – Почему он не живёт с нами?

Бабушка сидит тихо, вытирая вышитым белым фартуком мокрые глаза. Мишка тоже притих. Он не знает, как вести себя, когда взрослые разводят сырость. Ему тоже захотелось зареветь, но он сдержался. Отец как-то сказал: «Настоящие мужчины не плачут».

Наталья Петровна прослезилась, успокоилась и произнесла:

– Твой дед погиб на пожаре, спасая маленьких детей.

– Совсем сгорел?

– Ничего не осталось. Когда огромное пепелище остыло, я набрала полный мешок белого пепла, положила в гроб и похоронила. Осталась от мужа одна фотография – и та испортилась.

У бабки снова дрожат усохшие губы, маленькие глазки наполняются слезинками, дряблое тело мелко содрогается. И Мишка хлюпает носом, отвернувшись к единственному окну.

Ночью паренёк долго не спит, он думает о любимой бабушке, о погибшем дедушке, о плохих и хороших людях. И о Кольке помнит. Он так и не решил: хороший он или плохой.

Ночью дед Василий пришёл к внуку, сел на кровать, спросил:

– Не спится? О чём думаешь?

Паренёк не ответил. Он не знал, как вести себя с дедом, неожиданно ворвавшимся в его спокойную жизнь.

– Скоро твоей любимой бабушке исполняется семьдесят лет, юбилей с большой буквы. Что ты ей подаришь? – спросил он.

Мишка растерялся. Он забыл о бабушкином дне рождения. Ему стало стыдно, он чест­но признался:

– Я забыл...

– Это ничего, – улыбнулся Василий, – я подскажу. Возьми мой снимок, занеси в фотоателье, сделай портрет. Самый дорогой подарок будет для бабушки.

– Я сделаю! – заверил Тихонов. – Я обязательно сделаю!

– Я верю тебе!

Мишка ещё хотел о чём-то спросить, но дед как внезапно появился, так и незаметно пропал.

Проснулся пострелёнок поздно: дома никого не было. Бабушка ушла в магазин, с часик посидит на лавочке со старушками. «Самое подходящее время», – решил мальчик.

Он взял снимок и побежал в фотоателье к Тихону Сидоровичу – дальнему родственнику. Рассказал о дедушке, о бабушке, о подарке, который он должен подарить юбилярше. Спросил:

– Дядя Тихон, вы можете сделать портрет к воскресенью? Я заплачу.

– Большая сумма? – улыбнулся тот.

– Два года копил на велосипед, – с гордостью выпалил Мишка.

– Когда день рождения? – осведомился Тихон Сидорович.

– В воскресенье, но вернуть фотографию надо сейчас, чтобы бабушка не заметила её исчезновения.

– Хорошо. Я быстренько пересниму. Снимок очень старый, но я попробую.

– Значит, не получится? – нахмурился Мишка.

– Не переживай! Я постараюсь. За портретом приходи утром в субботу.

Всю неделю Мишка не находил себе места – его так и подмывало рассказать кому-нибудь о задуманном – и не вытерпел бы, если бы все были дома, но, к счастью, бабушка уехала на дачу, а родители работали допоздна.

В субботу, прихватив с собой рыжего кота-копилку, Мишка с неспокойной душой явился в фотоателье, поставил копилку на полированный стол. Маленькое пухленькое личико сияло от радости: он пришёл не с пустыми руками. Тихон Сидорович поднял тяжёлого кота, по­тряс, поставил на место.

– Скажи, Миша, я могу сделать доброе дело, только чтобы ты не обиделся?

– Как это? – не понял паренёк.

– Например, не брать денег за работу.

Мишка думал. Он не знал, как поступить.

– Наталья Петровна приходится мне родственницей, – начал Тихон Сидорович. – Я тоже хотел сделать ей подарок, но ты меня опередил. Я подумал на досуге: может, портрет подарим вместе?

– Как это? – удивился Мишка.

– Очень просто: моя – работа, твой – снимок. Только обо мне ни слова. Я хочу, чтобы ты лично вручил бабушке портрет.

– Это нечестно, – протянул паренёк.

– Понимаешь, я не смогу приехать на дачу в воскресенье, а подарок надо вручить день в день. Иначе получится некрасиво. Так как?

– Придётся вручать мне, – согласился Мишка.

– Вот и спасибо! Выручил ты меня здорово. А теперь бери кота, портрет и дуй домой.

 

У Мишки Тихонова есть бабушка – маленькая, сухонькая, как травинка осенью. Добрая и весёлая. Говорит – что ручеёк журчит по мелким камешкам. Старушку зовут Наталья Петровна. Внук в ней души не чает. Они часто вместе коротают долгие вечера. Наталья Петровна вяжет носки, шарфы, рассказывает внуку русские народные сказки, весёлые истории, и о чём бы она ни повествовала, всегда в её историях побеждает добро. Мишка не согласен c Петровной. Он утверждает: на улице всё по-другому.

В воскресенье белая «Лада» бесшумно подкатила к воротам небольшой дачи, заросшей розами, петушками и другими цветами. Наталья Петровна полола лук на грядке. Пока родители разговаривали с бабушкой, Мишка незаметно прошмыгнул в дом, поставил портрет Василия на видное место, а сам сел в уголок, любуясь фотографией.

– Молодец, Миша, ты сделал доброе дело, твой поступок благородный, – похвалил дед.

– Разве это поступок? – тяжело вздохнул Мишка. – Вот ты – герой, я бы хотел повторить...

– Не переживай. В жизни всегда есть место подвигу.

Открылась входная дверь. Вытирая руки белым фартуком, в тихую комнату вошла Наталья Петровна. Увидев на столе большой портрет мужа, остановилась, замерла и долго стояла молча, неотрывно рассматривая фотографию. Усталые морщинистые глаза по­крылись счастливой влагой. Бабушка взяла портрет в руки, поцеловала и тихо спросила:

– Кто?

Отец показал на сына. Наталья Петровна подошла к внуку, поцеловала, сквозь счастливые слёзы поблагодарила:

– Спасибо, внучек, за подарок. Он дорогого стоит.

Мишка смутился, его взбудораженная душа прыгала и кричала от радости. Наконец-то он, Мишка Тихонов, совершил настоящий мужской по­ступок. Теперь никто не скажет, что он маленький. Глаза мальчишки отсырели; чтобы не показать свою слабость, он выскочил на улицу.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают