воскресенье 18

Тема дня
Открыт новый информационно-образовательный портал ЯРКИПЕДИЯ

21 ноября в сети Интернет начал работать новый информационно-образовательный портал по истории Ярославской области - «ЯРКИПЕДИЯ», на котором представлена самая разнообразная информация о событиях ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

четверг, 13 сентября 2012

Путеводные звёзды и тайные пружины Волковского фестиваля

Михаил Семенович Щепкин приехал в Ярославль в 1856 году – исполнилось 100 лет со времени Указа Екатерины II "Об учреждении российского театра". И сказал речь, от которой остался афоризм: "Волкову, Волкову, Волкову всем мы обязаны!" Смысл девиза сегодня утрачен. Чем "обязаны"? Колыбелью - рождением театра? Но Щепкин говорил и о достоинстве профессии актера, и о значимости его в воспитании человека.

автор Маргарита ВАНЯШОВА, профессор Ярославского театрального института    фотограф Фото из спектакля "Таланты и поклонники" - с сайта Московского академического театра им.Маяковского.

 

ИЗ ТЕАТРАЛЬНОЙ СТАРИНЫ

Волковский фестиваль исторически восходит к знаменитым "Волковским торжествам", которые проходили в Ярославле в мае 1900 года по случаю юбилея Первого русского театра. Перед театром играл духовой оркестр. На Казанском бульваре была построена Триумфальная арка в честь прибывших на торжества гостей - Малого, Александринки и Московского Художественного театров… Все они приехали на поклон Волкову и родине русского театра. Ярославлю кланялись самые знаменитые русские актеры рубежа двух веков – Ермолова и Федотова, Комиссаржевская и Савина, Ленский и Южин, Давыдов и Варламов. На торжественном обеде у городского головы Ивана Вахромеева Мария Савина обратилась к отцам города с остроумной речью.

- В Ярославле объявлен театрально-военный постой...

Савина применила образ «военного постоя» к «театральному постою» во время юбилея, когда все знаменитые артисты «встали на постой» в буквальном смысле слова в именитых ярославских домах, а точнее, были ангажированы, захвачены в домашний плен гостеприимными хозяевами – приём гостей из столиц почитался за великую честь.

- Ярославль, - продолжила Савина, - колыбель русского театра: и правда, в нем себя чувствуешь убаюканной, как в колыбели.

ПЕРЕКРЕСТОК КУЛЬТУР

Со времени первого Волковского, с весны 2000 года прошло 12 лет! Наверное, я редкий зритель ярославских празднеств Мельпомены. Мне посчастливилось видеть все двенадцать фестивалей. Обобщить события, географию, участников вряд ли возможно в рамках этой статьи. Все флаги жаловали к нам в гости. Диапазон – от США до Японии. Но две компоненты Волковского фестиваля остаются неизменными – лучшее в столичной театральной жизни, лучшее в театральной российской провинции. Провинция и столица на фестивале по значимости равны. Провинция нисколько не уступает столичным театрам, а порой и превосходит их… Бывало так, что "столичные штучки" подвергалась испытаниям столь серьезным, что меркли перед глубинными феноменами провинциальных театров.

С Волковским фестивалем ярославцы получили уникальную возможность видеть спектакли крупнейших мастеров мировой сцены, самые знаменитые театральные коллективы. Международный Волковский театральный фестиваль стал тем перекрестком, где встретились представители самых разных культур и национальных традиций.

В современном фестивальном российском мейнстриме Волковский - один из ведущих. Не только потому, что на родине русского театра вручаются Премии Правительства Российской Федерации имени Фёдора Волкова. Режиссерские поиски происходят на стыке классики и авангарда, их траги-иронического переосмысления, в контексте многообразных стилизаций, многослойной исторической памяти. Нынешний театр многогранен, он развивает искания Станиславского и Мейерхольда, Евг.Вахтангова и Мих.Чехова, Джорджо Стрелера и Ежи Гротовского.

"Бродило" театральных идей рождает проекты театральных шествий и маскарадов в честь открытия Волковского фестиваля. Связей двух театральных площадей – площади Волкова и площади Юности (с ТЮЗом и куклами). На мой взгляд, пространство фестиваля должно объединять все театры города, включая Учебный. Должна быть и off-программа фестиваля (для супер-авангардных проектов). Есть идея устроить Фестиваль фестивалей, все участники которого - Лауреаты премии Правительства РФ имени Федора Волкова.

ТРИНАДЦАТЫЙ - И САМЫЙ НЕВЕРОЯТНЫЙ

Все августовские и начальные сентябрьские дни зрители с боем брали билеты на открытие фестиваля 19 сентября ("Таланты и поклонники", спектакль Миндаугаса Карбаускиса в Маяковке) и на "Рассказы Шукшина"(Чулпан Хаматова и Евгений Миронов), которыми закроется фестиваль 29 сентября.

Тринадцатый фестиваль – особый, может быть, самый невероятный по своей программе. Он гораздо шире заявленной концепции "Русская драматургия на языках мира». Русская драматургия - Гоголь ("Женитьба") пермского театра "У моста", сказочный Петр Ершов с "Коньком-Горбунком" (в постановке Олега Рыбкина), две комедии Островского, Горький, Куприн, Шукшин, Гуркин. Но фестивалю столь же насущно необходим и Шекспир, и Гольдони (обновленные волковские "Кьоджинские перепалки"), и поэтический театр людей и марионеток Франциско Николини, и Дорота Масловская с "Бедными румынами" (Польша), и Наталья Ворожбит с "Вием" (Украина). Впервые в Ярославле в единой связке предстанут получившие мировую известность прибалты – Коршуновас (с версией "Бури" в спектакле "Миранда" и "На дне"), Херманис ("Рассказы Шукшина"), Карбаускис ("Таланты и поклонники").

Волковский фестиваль поистине универсален. Музыка – его вторая стихия. В программах фестиваля были и оперы, и балеты, Волковским лауреатом стал Юрий Григорович, привозивший к нам свой "Золотой век". Универсальным был дар Фёдора Волкова – теперь бы его назвали синтетическим актёром, мастером драмы, балета, музыки, вокала… Поэтому в программе предстоящего фестиваля - Государственный академический симфонический оркестр России им. Е.Ф. Светланова с " Шехеразадой" Римского-Корсакова, с "Весной священной" Игоря Стравинского. Поэтому музыкальный театр имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко представит балет С. Прокофьева "Каменный цветок" (балетмейстер-постановщик Юрий Григорович).

Никто не задумывается возле афиши, каких усилий стоит привезти столь звёздные коллективы в Ярославль. Цены на билеты в московских театрах доходят до десятков тысяч рублей. У нас можно купить билеты и в 500, и в 700 рублей, и несколько дороже. Но и Театр Наций с мировым проектом "Рассказы Шукшина", и Маяковка, и оркестр Светланова, и Театр Станиславского приезжают в Ярославль не из материальных побуждений. Нашими гостями и участниками владеет щепкинская мысль: "Волкову, Волкову…" – о том, ради чего артист выходит на сцену…

ТАЙНАЯ ИНТРИГА ФЕСТИВАЛЯ

Фестиваль – как светоносный состав, зрители часто встречают на своей, выбранной ими станции. Полностью одолеть фестивальный маршрут могут позволить себе лишь фанаты, одержимые театром.

Задумывались ли вы, что у фестиваля тоже есть своя собственная драматургия? Собственно, она и есть его тайная интрига и пружина. Вряд ли афиша фестиваля выстраивается спонтанно, по прихоти некоей неведомой силы. В мае 2010 года устроители фестиваля «Лучшие спектакли "Золотой Маски" в Ярославле» выстроили его как драматургическую структуру, обозначив его контрапункт. Это читалось в названиях спектаклей - «Горе от ума», «Рассказ о счастливой Москве», «Семейное счастие». Мотивы Горя и Счастья внутри фестивальной программы скрещивались и вступали между собой в некую игру, составляя глубинный внутренний метасюжет, сквозное действие всего фестиваля. Шумным Балом – лермонтовским «Маскарадом» жизни открылся XI Волковский фестиваль, и Балом «Жизни Человека» Л. Андреева, с падающим занавесом, означающим конец бытия, – закрылся. От Мирового Космоса фестиваль вёл зрителя к Космосу человеческой души, её непознанным глубинам.

Думая о том, как спектакли фестиваля рифмуются между собой, как «образ входит в образ и как предмет сечёт предмет», поневоле приходишь к выводу: тайные инженеры «высоких зрелищ» создают новую версию театральной картины мира.

Наверное, "Таланты и поклонники" станут точкой отсчета фестиваля, планкой, которая, возможно, будет преодолена другими… Начало – это всего лишь шаг вперёд, но ещё не эталон... Актрисе Негиной (Ирина Пегова) придётся выбирать между романтической порядочностью и прагматизмом. А зрителю предстоит решить, какой ценой достаётся и искупается право выходить на сцену? Возможно ли торговать талантом? Какова цена таланта, его судьба? И что есть Театр в истинном смысле слова?

Драматургия фестиваля задана. Смысл её будет разгадан только зрителем, когда фестиваль завершится.

КУКЛА ХЛЕСТАКОВА

Фестиваль не что иное, как пьеса, как драматургическая структура – со своим прологом и эпилогом в конце, со своей кульминацией… Важно, чем и как открыть фестиваль, и как закрыть…

В прошлом году фестиваль открывал Юрий Любимой, а закрывал Сергей Маковецкий. Для открытия выбрали "Дачников" омского театра в постановке Евгения Марчелли. Публика наша была несколько эпатирована и не поняла иронически-пародийную природу спектакля. Интрига не сработала. "Ревизор" Римаса Туминаса - тоже элитный спектакль, требующий разъяснений и понимания. Некоторые зрители оскорбились, увидев в руках Хлестакова заводную куклу… Кукла являла бородатого мужичонку в валенках, в одной руке – стопарь, в другой балалайка. Кукла двигалась, играла, плясала… Русь пьяная, дурная – заводная кукла в руках у кукловодов, хлестаковых. Это дало повод некоторым зрителям говорить о славянофобии режиссера. Но так ли это? Мы видели рефлектирующего, горестного Городничего (Сергей Маковецкий), пронзительно и остро размышляющего о судьбе России.

- Туминас поставил спектакль о вертикали между небом и землей, которая держит всех нас, - сказал тогда Маковецкий. - Его церковь стоит без креста, и люди безблагодатны. Церковь без креста - пугало, носится по кругу, сметая всё и вся. Туминасу важен не политический или социальный подтексты, а взгляд на самого человека. Недостроенная церковь - наше духовное начало, наше духовное нестроение.

Тринадцатый фестиваль выдвинет нравственные проблемы человеческого бытия на первый план. И структура самого фестиваля выстроена на новых основаниях.

ТЁМНЫХ ЛОШАДОК НА ФЕСТИВАЛЕ НЕ БУДЕТ!

Одна из ярославских газет, перечисляя имена Луареатов Премии Правительства РФ имени Фёдора Волкова, странно-пренебрежительно отозвалась о знаменитом спектакле Коми-Пермяцкого национального драматического театра имени Горького "Саня, Ваня, с ними Римас" по пьесе Владимира Гуркина как о тёмной лошадке фестиваля… Театр – лауреат Волковской премии, спектакль получил многие престижные и самые высокие премии, был показан в Москве, участвовал в серьёзных театральных смотрах за рубежом. В Кудымкаре подобной оценкой оскорбились: откуда сей ветер, неужто с берегов Волги и родины Первого Русского?

- Мы им покажем настоящий театр, этим лихим ярославцам! Зрители не захотят отпускать наших актёров со сцены!...

Сразу надо сказать: на этом фестивале тёмных лошадок не будет. Да и фестиваль - не скачки на ипподроме, здесь строгий рейтинг зрителей и критиков.

Впрочем, одна лошадка всё-таки нашлась! Это замечательный "Конёк-Горбунок" лауреата Волковской премии Олега Рыбкина (Красноярская драма). И у Конька в друзьях – Белый пудель.

Когда-то Фирс Шишигин спрашивал учеников:

– Помните у Пушкина? "Вот бегает дворовый мальчик, в салазки Жучку посадив, себя в коня преобразив…!" Преобразив!!! Пушкин – гений. Актёр может не перевоплотиться, а преобразиться! И слово "образ" присутствует!

Недаром Пушкин восхищался Ершовым и его сказкой! Зрителей ждет весьма неожиданная режиссёрская интерпретация – с несколькими уровнями прочтения известной сказки в её детской и взрослой версиях… Актеры в "Коньке-Горбунке" преображают себя в коней, в кобылиц, в Жар-птиц, в лесных и сказочных чудищ… Ярмарочный театр, скоморохи, орнаментальность русского фольклора возникнут и в "Белом пуделе" (Новый драматический театр, Москва). Впервые фестиваль приглашает в зрительный зал детей. А дети попадут в добрую компанию бродячих артистов.

ЭНЕРГИЯ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ФАНТАЗИЙ

Волковский фестиваль, в значительной степени, являет энергию экстремальных фантазий, отражая искания современной сцены. Экстремальные фантазии режиссуры – конечно же, не в уступке модному ныне экстриму головокружительных трюков и предельно острых ощущений. Его спектакли - философско-психологического свойства, они обращены к духовной стороне жизни. Эстетический компас фестиваля даст возможность публике зримо представить ориентир нынешнего театрального процесса. Важен он и для творческого самоощущения труппы Волковского театра.

Как попасть в резонанс со зрительским спросом? И что первостепенно? Театр ли предвосхищает потребности зрителя, или жизнь диктует театру новые формы, новые идеи? Конечно, театр должен опережать потребности зрителя, во всяком случае, не идти у него на поводу. Театр не должен превращаться в развлекательное учреждение, он должен быть впереди времени для того, чтобы двигать публику дальше, к растущим смыслам бытия.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают