пятница 16

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии






Люди ищут

на печать

Комментировать

вторник, 14 января 2003

В этом кресле мог сидеть Чехов

Это старое деловое кресло, сразу видно, хорошо послужило хозяевам. Судя хотя бы по основательно потертым подлокотникам, некогда лакированным. Кресло берегли; возможно, не раз ремонтировали. Со временем красивую велюровую обшивку поменяли на ту, что попроще, зато попрочнее, - из кожзаменителя.

автор Юлиан НАДЕЖДИН.    фотограф Вячеслав ЮРАСОВ.

 

Дорожить было чем. Ярославская библиотека имени А. П. Чехова только что приняла кресло в дар от Андроновых-Киркиных, московских родственников основателя библиотеки почетного потомственного гражданина Ярославля, купца 1-й гильдии, известного благотворителя Николая Андронова. Одна из его дочерей, Нина, обладательница великолепного сопрано, по совету Шаляпина уехала в Москву и там вышла замуж за своего учителя по вокалу - тенора с европейским именем и оперного режиссера Владимира Книппера-Нардова, брата жены Чехова. Владимиру Леонардовичу кресло сперва и принадлежало. Затем оно перешло к его сыну - литератору и режиссеру Владимиру Книпперу-младшему. По его изданной пять лет назад книге "Пора галлюцинаций" (и особенно по первой его части - семейной хронике "Голоса в тишине старого дома") хорошо видно, как много могло бы рассказать о ярославской ветви могучего родового древа Книппер-Чеховых, да и о жизни вообще одно это старое кресло у отцовского письменного стола "с канделябрами". Семья дружила с Собиновыми, Станиславским и актерами-мхатовцами, прославленной балериной Мариной Семеновой. За этим столом Книппер-старший писал режиссерские разработки своих постановок в Большом театре. В годы войны профессор консерватории, он при коптилке репетировал со студентами учебный спектакль "Евгений Онегин". В этом кресле проходили и домашние "воспитательные экзекуции". Отец был сторонником "щадящего воспитания" и при самых отчаянных проступках отпрыска, вплоть до разбитого стекла в чужом окне, сажал его в кресло "для обдумывания содеянного". Экзекуция заканчивалась всегда одинаково: - Папа, я обдумал случившееся и больше так делать не буду. В ответ следовало: - Верю, сын... Директор обустроенного на базе библиотеки с помощью москвичей на грант ярославского губернатора культурно-досугового центра, посвященного основателю библиотеки и его потомкам, Валентина Викторова показывает старую фотографию. На ней автор "Поры галлюцинаций" пишет за отцовским столом. Комментарий находим в книге. В конце 30-х годов от разрыва сердца умерла его мать, а вскоре, когда уже шла война, не стало и отца. Сев однажды за его письменный стол, сын понял, почему, оставшись вдовцом, отец после работы подолгу сидел в кресле, молча глядел перед собой. А смотрел он, оказывается, на портрет любимой жены на стене напротив. "Боже, как я раньше не догадывался! - читаем в книге. - Нервная дрожь охватила меня - понял: и я буду рабом кресла!" А мог ли в нем сидеть Антон Павлович Чехов? После совместного с директором центра блиц-исследования этого, пожалуй, самого интересного из всех вопросов, возникающих в связи с сенсационным приобретением, мы почти одновременно сходимся на мысли: "Не факт. Но чем черт не шутит?" В хлебосольном доме Книпперов Антон Павлович бывал много раз. За обеденным столом по праздникам умещалось у них больше двадцати человек. На одном из снимков к повести "Голоса в тишине старого дома" веселую компанию гостей и хозяев неизвестный фотограф, как видно, застал врасплох - на диване и вокруг него. Классика видим мы в такой же бесшабашной позе, как и остальных - супругу его Ольгу Леонардовну, сестру Марию Павловну. А хозяин квартиры превзошел всех: на грани срыва съемки озорно скосил глаза в объектив. По свидетельству автора семейной хроники, на отцовском столе всегда стояла фотография Антона Павловича, подаренная им осенью 1901 года, с таким автографом: "Владимиру Леонардовичу шурину от А. Чехова на добрую память". Мог же классик, как известно, избегавший публично давать автографы, сделать эту дарственную надпись в гостях у Книпперов - воспользовался письменным столом и таким удобным креслом хозяина дома? Действительно, а почему бы и нет. На снимке: директор культурно-досугового центра библиотеки имени А. П. Чехова Валентина ВИКТОРОВА нашла место для драгоценного кресла. Фото Вячеслава ЮРАСОВА.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Карлик Нос и Золушка «от кутюр»Все знают, что Буратино сотворил Папа Карло, вытесав его из полена. А как рождаются куклы в настоящем
  • Конвейер модных тенденцийНастоящий дизайнерский конвейер по созданию писаных красавиц работал в Ярославле в стенах городского
  • Странная любовь Любит свою неродную Отчизну странною любовью литовский режиссер Эймонтас Някрошюс. Окончив театральный