вторник 06

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

среда, 16 августа 2006

Брейтовские одиссеи

нет фото

Наша поездка по Брейтовскому району с коллегами­журналистами напоминала блицкриг: пришел, увидел, победил. Где мы только ни побывали и что только ни испытали за сутки! Ночевали практически на земле, в спальных мешках, ходили на фелюге по Рыбинскому морю! Потом шлепали под изморосью по лужам, нацеливая фотоаппараты, чтобы запечатлеть, как возводятся избяные срубы, вялится волжский синец, а среди росной травы пасутся овечьи отары...

автор Валерия СТОЛЯРОВА

 

Замглавы по социальным вопросам Евгений Сергеевич Степанов – до этого его видела исключительно в костюме­тройке с галстуком – стоял на пристани, встречая наш «Метеор», в... темно­синем трико. Да и сама глава – Людмила Николаевна Колобова была одета по­спортивному. Мы еще тогда не представляли, какой экстрим приготовили журналистам в местной администрации. Нас сразу пригласили на борт рыбацкой фелюги – судна метров тридцать длиной с низенькими бортами.

Кто­то побежал на верхнюю палубу – самодельную надстройку со скамеечкой. А кто­то предусмотрительно устроился внизу на корме. Море не шутит! На баркасе с окрестностями Брейтова мы знакомились под руководством знатоков местной старины – краеведа Татьяны Ершовой и библиотекаря Галины Баклановой.

Это небольшое рыбацкое судно – ровесник дедушки нашего «кормчего», местного парня Александра Смирнова. В тихую погоду на нем вполне благополучно можно добраться до местечка Захарина, что на территории Дарвинского заповедника. Это маленький кусочек Брейтовского района, анклав Ярославской области посреди тверских и вологодских земель. Мы так далеко не собирались, ограничились тем, что посмотрели на леса бывшего имения графа Мусина­Пушкина. Усадьба его, Борисоглеб, не сохранилась. Она, как незримый град Китеж, где­то под водой Рыбинского водохранилища, поглотившего 700 весей с избами, церквями и кладбищами. Старое Брейтово тоже оказалось на дне. Устье Сити – его бывшая историческая окраина.

Баркас движется со скоростью 24 километра в час. Говорят, его движок разработан еще в 1897 году для первых российских подводных лодок. На фелюге возят по заказу свадьбы – на прогулки, паломников – посмотреть на место упокоения Мологского края. Рассказывают, поздней осенью, когда вода низкая, что­то еще можно разглядеть на дне морском...

– Ну как я вас везла? Минут десять управлялась со штурвалом!

Кто­то едко замечает:

– А мы­то думаем, что это нас так колбасило?..

ОБИТОСТЬ ЧЕШУИ

Для высадки баркас приближается к берегу, у которого пышным цветом цветут кувшинки. Осадка судна не позволяет подойти близко, и из зарослей к нам устремляются две байдарки, на которых нас доставляют на сушу, к буйно разросшейся ирге с уже спелыми, сочными ягодами, рядом с тропинкой – кусты черники... Тут же, на костре, аппетитно дымилась уха. Здравствуй, Брейтовская земля, рыбацкий край!

Не буду о том, как съела аж три тарелки вкуснейшей юшки, как редактор «Брейтовских новостей» Николай Мурашов пел с нами старые песни, как коман­да журналистов играла в футбол с районными властями. Потом зарядил дождь, и всю ночь капли дробно били по палатке. А утром нас ждала насыщенная программа, и начали мы ее с посещения рыбозавода. Как получается вяленая рыбка, поведал директор Вадим Тихонов.

Пока народу здесь работает всего двадцать человек, половина – сезонные рабочие. Плановая мощность по переработке рыбы – 600 тонн в год. Могли бы сейчас реально выйти на четыреста тонн. Но проблема с сырьем. Квота на вылов у завода – 40 тонн, и само предприятие ловом не занимается. Директор сетует: «Настойчиво пытаемся говорить о кооперации, чтобы объединить усилия рыбаков и переработчиков трех районов – Рыбин­ского, Пошехонского и Брейтовского. Пока же кто в лес, кто по дрова». Каждый преследует свои интересы. Рыбацкие артели и колхозы сдают рыбу на сторону, особенно зимой, когда цена поднимается. А завод в Брейтове мог бы 10 тонн вялить и коптить ежемесячно... И вся вылавливаемая рыба стала бы «прозрачной», а в районную казну пошло больше налогов. Сегодня рыбозавод не является основным налогоплательщиком в районе. На первом месте – «Автодор», потом птицефабрика и колхоз имени Ленина, когда­то рыболовецкий. Говорим с Тихоновым о рыбаках. Вспоминаю: в Пошехонье рыбаки­артельщики жаловались, что больно строго на рыбозаводах спрашивают качество. Чтоб ни чешуйка не отвалилась! Иначе берут сортом ниже. Потому­де рыбаки и не хотят сдавать задешево свои уловы. Тихонов соглашается: да, требования жесткие. Действительно, при выпутывании из сетей рыба мнется, а есть такое понятие – «обитость чешуи», которая влияет на цену при приемке. Такая вот маленькая помеха на пути к кооперации...

Большинство постоянных работников – женщины, хотя труд здесь очень тяжелый. Улов в огромных корзинах взвешивают, уносят в сырой и холодный цех, где рыбу укладывают в огромные ванны, вымачивают сутки, а потом солят, уложив сверху валуны вместо гнета. Валуны, мешки с солью, корзины – все просто неподъемное. Но женщины, жены и дочери рыбаков из соседнего колхоза имени Ленина, говорят: а что делать? Завести скот и жить подсобным хозяйством невозможно – пасти негде, кругом море и колхозная земля. За молоком ездят в магазин. Хорошо, есть хоть такая работа. А молодежь не желает надрываться на черновом труде и уезжает – кто куда.

КУЛИКОВСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Вопрос кооперации не дает покоя и заместителю главы района Петру Куликову. Отвечает он за сельское хозяйство, потребительский рынок и предпринимательство. Сам работал председателем колхоза, фермерствовал и вот два года руководит отделом в администрации. Идеи из него сыплются, как из рога изобилия. Главная – кооперация сельхозпроизводителей. Имеются в виду колхозы­совхозы, крестьянские хозяйства и личные подсобные. Нужно объединяться! Чтобы брать кредиты, приобретать сельхозтехнику, обрабатывать землю и сбывать продукцию. Пример – реализация молока. В ближних приемных пунктах молоко берут по 4 рубля за литр. У соседей, в Тверской области, принимают по 5.50. Себестоимость литра – 7.80. А если скооперироваться, охладить и пастеризовать, да в танкер, да в Москву – там платят по девять рублей. И рассчитываются своевременно.

Нужна система, инфраструктура. В этом Петр Михайлович видит спасение. В Брейтовском районе пять хозяйств не работают, пара рентабельных (имени Ленина и Кирова), вот­вот падут «Родина» и «Рассвет». Распадаются «Заря» и «Памяти Ленина». В сельхозотделе местной администрации ставку, похоже, делают на част­ников.

Спрашиваю Петра Михайловича: а что из задуманного стало жизнью? Ответ: создан кооператив «Брейтовский крестьянин», купили для его членов сеялку. Ведь каждому в отдельности это не по карману – в кооперативе всего два­три крупных хозяйства, остальные – ЛПХ, личные подсобные, что означает полтора гектара земли... Кредит брать, в общем, не подо что. Нынешняя громкая реформа на селе предусматривает кредиты лишь для крупных сельхозпредприятий, с землей. А село сейчас держится, как говорят, на мелком хозяине.

Через новый кооператив также продают картофель, морковь, лук, чеснок. Оформляют в собственность столовую, чтобы реализовывать мясо.

Кто­то в районе считает идею с кооперацией не очень удачной. Особенно с реализацией молока – ведь в каждом хозяйстве разные условия, паст­бища, жирность. Как их объединить, чтобы не обидеть никого? Правда, и к национальной программе кредитов сельхозпредприятиям тоже немного доверия.

Между тем Куликов развернул поле битвы за кооперативную идею в сельской школе в Сить­Покровском. Там, кстати, директором его супруга, Татьяна Юрьевна.

Суть идеи – подготовка школьников к сельскому труду. В 2003 году семеро учеников образовали здесь кооператив, выбрали председателя и бухгалтера. На двух гектарах посадили картофель. В 2005 году в кооперативе уже состоял 21 человек, а нынче – 90 процентов учащихся. Занимаются они помимо картофеля перцем, свеклой. Стали юридическим лицом. Депутат Ремезов из выделенных ему для пиара денег перевел ребятам 180 тысяч на покупку очень необходимого в деле трактора. Работают по четыре часа в день. Хорошо работают – урожайность картофеля по району 40, а здесь 140 центнеров с гектара! Предприятие прибыльное. Ребята получают зарплату – 45 рублей в день. Нам показали одно любопытное новшество, которое ввели в кооперативе: вермиферма. От слова «червь» на немецком. «Червятник» – так говорят в школе. Собственно, это грядка с основой из компоста для образования биогумуса, для плодородия почвы. Куликов, который вообще ратует за экологически чистую продукцию, за пастбищное животноводство говорит лозунгом: «Черви вместо ядохимикатов!»

НА СИТИ

Когда возвращались в Брейтово, конечно же, сделали крюк, переехали мост через Сить – до 90­х годов там лавы деревянные были – и оказались недалеко от Семеновского и Байловского, в местах святых для русского человека. Здесь в 1238 году владимир­ский князь Юрий Всеволодович повел русских ратников в бой с татаро­монгольскими полчищами.

Мы стоим среди высоких мокрых трав и смотрим сквозь легкий туман на раскинувшиеся за Ситью широкие поля и дубравы. После неравной битвы некому осталось хоронить павших, и, рассказывают, тысячи тел православных воинов, которые сваливали в реку, остановили на время ее течение... А жена князя Василько, Мария, нашла тело мужа, оплакивала его, и слезы скатывались в Сить, образуя ручей – Прощеным его зовут.

Выше нас холм, с вершины которого зияет слепыми, черными глазницами церковь Михаила Архистратига, построенная в 1806 году на средства, собранные местными жителями. В советские времена здесь организовали машинотракторную станцию (МТС). Одну стену храма проломили – чтобы смог проехать трактор. В церкви кто­то есть. Заходим – два смуглых, черноглазых юноши. Смотрят на меня – и, вижу, ничего не понимают, что я говорю. Лопочут: «Начальник, начальник» и показывают в сторону пролома.

Потом нам сказали: один москвич решил построить на месте битвы музей. А церковь взялся отреставрировать – больно ему глядеть на такое разорение. Вот и восстанавливают магометане то, что порушили русские люди... А больше и некому – молодых осталось мало в окрестных селах. По­встречали бабушку – провожала двух внучек к автобусу в город. Модницы, но в резиновых сапогах – от моста до храма, за которым спряталось село Семеновское, до сих пор нет асфальтированной дороги.

Читайте также
  • 11.10.2011 Тревожное время холодной воды 17 промысловых организаций последние дни выводят в море свои рыболовецкие звенья. Уже после 15 октября любой рыбак, вышедший в море с сетью, – вне закона, то есть браконьер.
  • 01.06.2010 Хозяйка голубой волны Индивидуальный предприниматель из села Гаютина Светлана Валентиновна Барсукова награждена грамотой, почётным знаком и премией главы Пошехонского района
  • 21.04.2010 Апрель... Карась...Весна в полном разгаре! С полей вовсю бегут ручьи, питая животворной влагой миллионы речушек и рек. В это время заядлого рыболова разрывает на части множество
  • 30.03.2010 Ловись, рыбка за 200 рублейВ номере «Северного края» за 13 марта была напечатана статья «Соть повернули в частное русло». Речь в статье шла о том, что отныне
  • 10.04.2009 Рыба на нерест, рыбаки – на отдыхРыболовы-профессионалы и рыболовы-любители уходят в вынужденный отпуск. Вчера на заседании рыбохозяйственного совета Ярославской области говорили о правилах
  • 10.04.2008 Чистая рыбаБРЕЙТОВО. По последнему льду «рыба прёт» – говорят рыбаки. Она считается у них самой чистой: пока не появились водоросли, ест только чистую пищу. Пойманную
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают