суббота 25

Тема дня
Памятник Ленина в Ярославле: пять лет в ожидании пьедестала

Памятник Ленину в Ярославле был открыт 23 декабря 1939 года. Авторы памятника - скульптор Василий Козлов и архитектор Сергей Капачинский. О том, что предшествовало этому событию, рассказывается в публикуемом ...

прочитать

Все новости за сегодня

Видео
Управление
Вопрос дня
Как Вы считаете, две российские революции 1917 года - это
Фото дня DSCN5136 (2).jpg

Все фотографии





Люди ищут

на печать

Комментировать

суббота, 30 ноября 2002

Из почты

Я участвовал в боях с белофиннами, как тогда говорили, с начала и до конца. В 1936 – 1937 годах служил кадровую военную службу в Ленинграде, в конной артиллерии. На финскую ушел добровольцем, был зам. командира отделения 5-го отдельного эскадрона 88-й стрелковой дивизии. Получил обморожение первой и второй степеней пальцев обеих стоп. В эвакогоспитале в Кандалакше омертвевшие черные пальцы мне обрезали, грозила ампутация ног, но я отказался. Прочитал в «Северном крае» воспоминания героической женщины медработника Марии Федоровны Борисовой. Передайте ей искреннюю признательность и благодарность за то, что она сделала для таких же раненых, как я, за то, что помнит пережитое.

 

Я тоже все помню: легкие фуфайки, кожаные ботинки, обмотки, лыжи, без которых в той местности невозможно. Мы дошли до финской границы, до озера Кулоярви под обстрелами «кукушек» с деревьев. Кончились продукты, полевых кухонь не было. Спали в лесу, огонь разводить нельзя – заметят. Помню сильный обстрел. Когда все утихло, мы, обессиленные и голодные, стали искать дорогу. Сил встать на лыжи не было, ползли по глубокому снегу друг за другом к дороге, по которой шли машины, держась по цепочке за шпагат.

В период Великой Отечественной войны я получил два ранения, контузию, но до сих пор не могу забыть ужасов финской кампании.

Борис Петрович ОХАПКИН,

подполковник в отставке.

* * *

В 1939 году я учился в Ленинградском электротехническом институте сигнализации и связи. Мне было 17 лет, я попал в институт по аттестату с отличием после десятилетки (сам я коренной ярославец). В институте была очень сильная лыжная секция, и я в ней занимал не последние места. Зима была в тот год суровая, морозы за минус 40 градусов, но мы и в выходные тренировались.

Когда началась война с финнами, наша институтская секция добровольно пошла в лыжный батальон. Как потом стало известно, в ходе боев он прорвался в тыл линии Маннергейма. Многие не вернулись. Лично я тоже сунулся в военкомат, но меня выгнали по молодости лет. Оставшихся студентов и меня в том числе военкомат отправил разносить повестки по Ленинграду и пригородам о мобилизации призывников в армию.

Конец той «непонятной» войны ленинградцы восприняли как настоящую победу. Граница была отодвинута на 60 км, многие участки железной дороги на Мурманск отошли в глубь Финляндии. Давно уже не встречался с ленинградцами той поры, видимо, их осталось считанное количество, вроде меня, чудом уцелевшего на фронтах Великой Отечественной войны и доживающего сейчас свой век. Может быть, у кого-то другие воспоминания о том времени, но мне все запомнилось именно так.

А. В. АНТОНОВ,ветеран Великой Отечественной войны.

Читайте также
Комментарии

Написать комментарий Подписаться на обновления

 

Войти через loginza или введите имя:

 

В этой рубрике сегодня читают
  • Чтоб не развалился Пошехонцы сочувственно следят за капитальным ремонтом старого кирпичного дома, который прежде занимал
  • Вместо уроков – путешествие Город Идштайн давно и плодотворно дружит с Угличем, но почему-то в основном на «взрослом» уровне, поэтому
  • Дорога к равноправию Реальное равноправие мужчин и женщин все еще остается недостижимым идеалом. Целый клубок противоречий